Аудио-трансляция

На­до пре­зи­рать сом­не­ния, и ху­лы, и по­мыс­лы блуд­ные, тог­да они вам нис­коль­ко не пов­ре­дят, осо­бен­но ес­ли бу­де­те их отк­ры­вать стар­цу-нас­тав­ни­ку. Но отк­ры­вать их на­до не под­роб­но, ина­че мож­но пов­ре­дить и се­бе и стар­цу. Осо­бен­но блуд­ные по­мыс­лы за­сы­пать, зак­рыть на­до на­ве­сом эту смер­дя­щую яму, а не ко­пать­ся в ней.

преп. Варсонофий

От мыс­лей бо­го­хуль­ных не сму­щай­ся, а ста­рай­ся пре­зи­рать их. Бог за них не взы­щет, они – от ди­а­во­ла.

преп. Анатолий

Осо­бен­но не тре­вожь­ся хуль­ны­ми по­мыс­ла­ми, ко­то­рые яв­но про­ис­хо­дят от за­вис­ти вра­жи­ей. Со сто­ро­ны же че­ло­ве­ка по­во­дом к оным бы­ва­ет или гор­де­ли­вое са­мом­не­ние, или осуж­де­ние дру­гих.

преп. Амвросий

Суббота 32-ой седмицы по Пятидесятнице Память прпп. Павла Фивейского и Иоанна Кущника

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Сегодня, дорогие братья и сестры, мы почитаем память двух святых нашей великой Церкви: преподобного Павла Фивейского и преподобного Иоанна Кущника. Они оба были монахами и прожили разную жизнь. Один из них — преподобный Иоанн Кущник — всего лишь шесть лет подвизался, будучи монахом, а другой прожил в пустыне один, питаемый вороном и причащающийся только у ангелов, 91 год. Такая разная жизнь, и такой одинаковый конец. Как говорят люди: человек предполагает, а Бог располагает. То есть мы все думаем, что будет вот так и так, а у Господа все по-другому. Ин суд человеческий, ин суд Божий.

Но есть кое-что, что объединяет их в своей жизни. Они стяжали такую любовь Божью, которую мало кто может достигнуть. В 20-м веке такую любовь стяжал Силуан Афонский, которого называли апостолом любви двадцатого века. Что же они сделали? Они отреклись от всего: от славы, от богатства, от мирских удовольствий, от своих родителей даже. И ради чего и ради кого? Ради любви к Богу, ради Бога. То есть они полюбили больше всего на свете Бога, и больше никого.

Так что же такое любовь к Богу? Преподобный Серафим Саровский говорил: Бог есть огонь, согревающий и разжигающий сердца и утробы. Если мы ощущаем в сердцах своих хлад, то призовем Господа; и Он, пришед, согреет наше сердце совершенной любовью не только к Нему, но и к ближнему нашему. Преподобный Иоанн Лествичник говорил: любовь есть источник божественного огня в сердце.

А преподобный Антоний Великий — родоначальник нашего монашества православного, говорил: любовь к Богу есть сильнейший возбудитель ревности к богоугождению. Святой апостол сам по себе знал, что любовь сильнее страха и говорил: я уже не боюсь Бога, но люблю Его, то есть не страхом побеждать, как держать себя, а любовью, ибо любовь изгоняет страх.

А преподобный Максим Исповедник так сказал: совершенная любовь не разделяет единого естества человека по различиям их, по нравам, но всегда смотрит на оные; всех человеков равно любит, добрых любит как друзей, не добрых как врагов, благодетельствуя им, долготерпя им, перенося ими причиняемый нам вред, отнюд не отплачивая им зла, но даже страдая за них, когда случай востребует, дабы если и возможно, соделать их своими друзьями. Но если и невозможно, она все же не отступает от своего расположения к ним, всегда равно являя плоды любви всем человекам. Так и Господь наш и Бог Иисус Христос, наш великий Учитель, являет к нам Свою любовь, пострадал за все человечество, и за добрых, и за недобрых, и всем равномерно даровал надежду воскресения. Любовь — это то, что нам дано от Бога и отличает от всего животного мира.

Действительно, чем более высокоразвитое существо, тем возвышеннее способность любить. Все мы знаем, как живет животный мир. Там они борются за выживание, выживают. И посмотрите на людей. Если мы живем также, то мы получается уподобляемся животным и падаем ниже своего естества. Потому что мы гораздо более возвышенное существо. Да, мы тоже из животного мира, но мы другие, потому что у нас есть отличие от животного мира. У нас есть то, что отделяет от животного мира. У нас есть любовь, которая нам дана, чтобы как раз мы были разными. И становится очевидным, что принцип самосохранения это не принцип жизни духовного человека. Принцип самосохранения проистекает просто из слепых физических законов. Но способность любить это не физическое свойство, которое приближает нас к тому, сущность которого есть всевозможная и всесовершенная любовь.

Способность любить нельзя вывести из физических законов. Любовь — это что-то необъяснимое. Это свойство Творца, Который вложил его в нас вместе со Своим образом и подобием. И вложив в нас эту способность любить, Бог возвысил человека над всем остальным миром и приобщил нас к духовному миру. Так как Бог предназначил человеку быть представителем двух миров — физического и духовного, мы получили заповедь любить Бога. И приобретаем мы такую же силу любить, вложенную в нас в своем первоначальном устройстве. Так говорил святитель Василий Великий.

А для чего все это? Для того, чтобы стяжать Царство Небесное. Это Царство не физическое, а духовное. И в него входят только люди духовные, потому что плотского и душевного человека Царствие Божие не интересует. И вот Господь пришел на землю именно для того, чтобы разбудить в людях духовное, то, что Он нам дал изначально, чтобы возродить наш человеческий дух, чтобы человек стремился к Богу, к небу. И если у кого-то из людей, живущих на земле, дух просыпается, то может и он войти в Царство Небесное, то есть победить свое душевное и возвысить дух над плотью. Победить это не значит уничтожить. Нет, это значит подчинить себе. Дух, как самая высшая, самая важная часть нашего существа, должна повелевать и душой и телом. И если человек победит свою плоть и свою душу, отвержется ее, опять придет к первозданному состоянию, в котором находились Адам и Ева до падения, вот тогда нам будет открыт путь в Царство Небесное.

Но у нас слишком много ненужного, которое нам этому всему мешает. Посмотрите, из чего наша жизнь состоит? Из многой, многой, многой суеты. И вся эта суета погружает нас в какое-то болото. Оно такое тепленькое, и как-то даже не хочется вылезать из него. Но после него потом станет еще теплее, даже не теплее, а горячее, если человек не поймет, куда его завлекло вся эта теплохладность. Вроде бы тепло, а ведет все это в ад.

Господь как же говорит в Священном Писании: «если ты будешь ни холоден, ни горяч, то изблюю тебя из уст Моих» (Откр. 3, 16). То есть, если человек вот живет такой жизнью: может быть, как-нибудь, то есть не горит он, то ему закрыт вход в Царство Небесное. На всякую ерунду мы тратим время. И даже не просто на грех. Вместо того чтобы к Царству Небесному идти, мы идем от Царства Небесного. Поэтому многие из нас верующие, когда умрут, будут очень опечалены, потому что Царство Небесное перед носом затворится. Они будут стучать и говорить: Господи, ну как же так! куличи мы пекли? пекли; яйца красили? красили; раз в год причащались? причащались; Великий пост соблюдали? Соблюдали; даже два раза в год причащались, молитвы изредка читали, родителей своих изредка поминали. Почему же Царство Небесное для нас закрыто? Ответ простой: Я даже не знаю, кто вы есть. Почему же Господь не знает? Ведь Он вездесущий. Да потому что познать можно, только войдя внутрь. А внутри-то у нас не было ни Царства Небесного, ни Бога.

Внутри у нас не было благодати Божьей, потому мы и остались для Бога не познаными, потому и терпим поражение, что жили только для себя или для своих близких. А зачастую только для себя. Вот если ты алчешь и жаждешь, как будто идешь по пустыне недели без воды и без еды, если вот так ты хочешь Царство Небесное, тогда получишь. А если так не хочешь, то не получишь ничего.

Что толку, что дома построил, деревья посадил, сыновей и дочерей вырастил, а жизнь для Господа прожил зря и бесполезно. И муки и страдания, которые даже прошел, тоже получается попусту. И хотим мы или не хотим, а конец один: не веришь — геенна огненная, веришь — Царствие Небесное. И вот жизнь этих двух святых, которые стяжали в себе вот эту самую благодать любовь Божью, только одна надежда — их молитвами к Господу, спаси нас, помоги нам стяжать любовь, эту благодать Божию. Как преподобный Силуан Афонский молился от преизбытка любви, которую он имел: О, Господи, Ты любишь создание Твое. И кто может уразуметь любовь Твою или насладиться ею, если Ты Сам не научишь Духом Твоим Святым. Молю Тебя, Господи, пошли на нас, на людей Твоих, благодать Святаго Духа, да познают они любовь Твою. Согрей печальные сердца людей. Пусть они в радости славят Тебя, забывая скорби земли. Аминь.

Иеромонах Силуан (Межинский)