Аудио-трансляция

К священным книгам и священным предметам надо относиться благоговейно. Прежде всего должно иметь страх Божий. Он научает благоговению. Он научает всему доброму. Небрежное, неблагоговейное обращение со святыней получается от привычки. И этого не должно быть.

преп. Никон

Святителя Николая архиепископа Мир Ликийских чудотворца

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Кто из нас не слышал о чудесах святого Николая Чудотворца, о том, как он спас трех дочерей отчаявшегося человека, подбрасывая ему поочередно узельцы золота, а сам оставаясь неузнанным. Кто не слышал о том, как он спас вельмож от царского гнева, или корабль от потопления в пучине морской, город от голода, или об обстоятельствах его избрания на епископскую кафедру. Когда умер митрополит Ликийской области, и епископы собрались, то одному было видение, и Господь сказал ему, чтобы он явился рано утром в храм. И первый, кто войдет в храм, тот и будет избранник Божий, которого Господь хочет, чтобы он был поставлен митрополитом. Так и случилось.

Святитель Николай известен многими чудесами. И что можно добавить к его славе, к его добродетелям, к его смирению, любви и милосердию, кротости, воздержанию. Однако же есть вещь, которая часто находится у нас перед глазами, которую мы считаем само собой разумеющей, и при этом она часто пропадает из нашего зрения. Как в человеческом глазе есть слепое пятно, глаз устроен так, что в нем в определенных точках нет светорецепторов, так и в нашем духовном зрении есть слепые пятна, которые не позволяют нам увидеть вполне очевидные вещи. Или точнее, мы их видим, но в силу их очевидности перестаем ценить и обращать на них внимание.

Фреска правого придела Введенского собора Оптиной пустыни,  освященного в честь свт. Николая

Чтобы понять о чем речь и как это связано со святым Николаем Чудотворцем, приведем пример из недавней нашей истории, из жизни святого русской Церкви, наверное, не менее великого, чем Николай Чудотворец, святого праведного Иоанна Кронштадтского. Когда будущий митрополит Вениамин Федченков, увидев его молитвенность, его горячую веру, спросил у него: Как вы, отче, стяжали такую горячую веру? То на это, задумавшись на мгновение, святой Иоанн ответил: но я жил в церкви. Что значит жить в церкви, переспросил инок, будущий митрополит. С некоторым недоумением святой Иоанн Кронштадтский отвечал: я служил Литургию, я читал каноны, любил читать стихиры из Минеи, я жил церковной жизнью.

И вот никто да не подумает, что можно личными добродетелями, каким-то личным подвигом преуспеть и стяжать духовные дары. Мы часто читаем жития разных святых. В них, как правило, всегда делается упор на личном подвиге святого, на его смирении, на его воздержании, на каких-то его подвигах, на каких-то чудесных случаях из его жизни. Многие авторы, которые сами зачастую, не зная о жизни святого в детстве, пишут очень стандартные вещи о том, что вот он с самого детства уклонялся от игр, от суеты, от веселия со сверстниками, что он прилежал в молитве, был задумчив. Автор, часто ничего не зная о детских годах святого, тем самым показывает свое понимание того, как он приобрел такие духовные дарования. В его понимании человек с самого детства должен отличаться такими качествами. Поэтому большинство житий говорят о неких чудесах, о неких предзнаменованиях, которые якобы случились в жизни того или иного святого, тем самым выражая, что его понимание этой святости оно все или большей частью заключается в этом личном подвиге этого святого.

На самом деле все дары Святаго Духа, все, что человек получает, он получает в церкви. Человек может ничем не отличаться в детстве от своих сверстников, быть таким же любознательным, таким же веселым. Но церковная жизнь, очищая его, соединяя с собой, соединяя с Духом Святым, который живет в Церкви, раздает дары по апостолу Павлу, ибо Дух дает каждому по его потребе. Одних ставит проповедниками, других управлять учит, третьих ставит духовниками и так далее, каждому давая то, что ему потребно (см. 1Кор. 12, 7-11). И только в Церкви человек может стать частью этого единого богочеловеческого организма. Или как сказал апостол Павел, что Церковь есть тело Христово, и все мы с вами члены (ст. 27). Но член не может получить эту живительную силу благодати, оставаясь отрезанным от церковного тела. И поэтому каждый святой, возрастая в своем духовном пути, в своем росте, он всегда в первую очередь оставался чадом Церкви. И все дары, которые он получал, все, что в нем было, даже любовь к подвигу, даже его воздержание или стремление к отшельническому монашеству это всегда церковные дары. Это не какое-то его личное решение, не какое-то его личное стремление, пробудившееся в нем неизвестно откуда с самого раннего детства.

Это именно дар, который Господь дает человеку. Тогда человек начинает ревновать, человек начинает идти на какой-то подвиг – исповеднический ли это подвиг, мученический, или же просто какое-то церковное служение. Но всегда человек может приобрести что-то для своего спасения, только пребывая в церковном теле. Но это пребывание в церковном теле должно быть не формальным. Человек не может быть по-настоящему церковным человеком, если он просто ходит в церковь, просто участвует в таинствах, но не участвует, не интересуется церковной жизнью, или где-то даже презорствует, осуждает священноначалие, осуждает иерархию, осуждает священников. Достаточно даже такой мысли, что да, вот сейчас священники не такие, как раньше, сейчас они совершенно другие, погружены в мирское, плотское. Достаточно такой мысли, чтобы немножко отсечь себя от церковного тела. И если вы подходите причащаться, а сами думаете, что это вот, как в известной притче православной, прокаженный подает вам некое причастие, а сами вы не уважаете этого человека или считаете, что вот иерархия в чем-то прегрешает, то вы уже этими мыслями уже отсекаете себя от церковного тела, главой которого является Христос, в Котором обитает Дух Святый. Человек не может получить благодать, если он не находится в единомыслии, в единодушии со всей Церковью, если он не единодушен ее святым, и даже в настоящей Церкви исторической не выдуманной, которая была когда-то, которая сейчас пребывает, в которой сейчас живет Святой Дух.

Поэтому будем помнить, что святитель Николай Чудотворец не сам приобрел каким-то своим непостижимым подвигом, какой-тот своей особой молитвенностью, какой-то любовью к Богу или верой, которая возникла ниоткуда, причем в самом детстве. Нет, он был церковным человеком. Он был человеком, который любил и был предан Церкви, который исполнял ее правила, не осуждал никого. И храня это единство со всей Церковью, он был тем членом церковным, который омовался благодатью Святаго Духа в этой Церкви.

Поэтому этого вам желаю. Желаю всегда помнить, что Церковь сейчас существует, ее историческое бытие ее в том виде, в котором мы с вами живем. Не будем иллюзорно думать, что мы находимся в единении со святыми, которые жили тогда, а сейчас все по-другому. Нет, сейчас в Церкви обитает Дух Святой, и есть иерархия через священство, через епископов дает все необходимое для спасения. Будем помнить об этом. Быть в церкви причащаться, участвовать в таинствах, не забывать и не осуждать никогда.

Спаси всех Господь.

Аминь.

Иеромонах Димитрий (Волков)