Аудио-трансляция

Сми­рен­но счи­тая се­бя всег­да, до са­мой смер­ти, спо­соб­ным ко вся­ко­му гре­ху, к ма­ло­му и боль­шо­му (по на­ше­му по­ни­ма­нию), на­до усерд­но мо­лить­ся Гос­по­ду о по­мо­щи, „да не вни­дем в на­пасть". Са­мом­не­ние не за­бо­тит­ся о хра­не­нии се­бя и бы­ва­ет при­чи­ной ве­ли­ких па­де­ний; соб­лаз­ны бе­рут верх и низ­ла­га­ют че­ло­ве­ка.

преп. Никон

Введение во храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Дорогие о Господе братья и сестры, от всей души всех вас поздравляю с великим Двунадесятым праздником Пресвятой Богородицы — Введением Ее во храм. Когда мы размышляем об этих двенадцати самых больших праздниках, невозможно понять смысл каждого из них в отдельности в отрыве от других. Все вот эти праздники составляют как бы цепочку дивного промысла Божия о спасении рода человеческого. Вот подумайте, как бы Господь наш Иисус Христос родился бы, вочеловечился бы, если бы не был предуготовлен тот честнейший божественный сосуд для сего великого таинства, для этой тайны, как Пресвятая Богородица.

Пресвятая Богородица от рождения Своего являлась величайшим освещенным благодатью сосудом Божиим. Но это вовсе не значит, что Ее жизнь должна была проходить без усилия и усердия. Человеку свойственно изменяться. Он никогда не бывает до конца совершен. Полное совершенство только в Боге. И конечно, каждый человек, каким бы он ни был великим избранником Божиим, он должен прилагать усилия над тем, чтобы стяжать божественную благодать. И всепремудрый, вседержительный, божественный промысел управляет судьбу каждого человека именно так, как ему наилучше наиболее плодотворно проводить свою духовную жизнь с той же самой целью, как у всех у нас — обожения, восприятия божественной благодати. И вот промысел Божий, божественная сила, дух Святый управил это событие следующим образом.

Когда Пресвятой Богородице исполнилось три года, родители Ее повели Ее в храм, чтобы посвятить Ее Богу. Это шествие было торжественным. Ее сопровождали девы со свечами в руках. Встретил Пресвятую Богородицу сам первосвященник и ввел Ее во Святая Святых. Как по человеческому разуму могло бы все это управляться? Да совершенно невозможно. Это Божий Дух вразумил все это дело совершить столь прекрасным божественным образом. Божий Дух. Как можно было отроковицу ввести туда, куда архиерею нельзя было входить в любое время, а только один раз в год, только ему одному — первосвященнику. Только Божья сила могла так направить разум всех свидетелей этого события, что они приняли все это, как волю Божию.

И совершенно не случайно Божья Матерь была приведена в храм не для какой-то человеческой там славы или внешней торжественности, а для того, как говорят церковные песнопения, «воспитатися в жилищах Божиих». Там Она находилась в постоянном богомыслии молитвы и трудах. Она рукодельничала, чтобы никогда не быть праздной. Труд всегда способствует духовному совершенству человека. И совершенно не случайно в Евангелии, посвященном Пресвятой Богородице, которое сегодня читали за божественной литургией, его всегда читают о Марфе и Марии, говорится о совокупности телесного и душевного подвига. Марфа трудилась как бы телом, а душа внимала Господу, созерцала божественную премудрость. Как говорит великий пророк Давид: Предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть, да не подвижуся (Пс. 15, 08). И действительно, Пресвята Богородица, всегда находясь в божественном созерцании, никогда ни в чем не подвигнулась в плане греха.

Великому нашему русскому подвижнику, свершавшему свое служение на Афоне, старцу Силуану было откровение. На его вопрос: а не было ли у Пресвятой Богородицы какой-то хотя бы греховной мысли? И Господь ему открыл, что нет. Даже малейшей греховной мысли никогда не было принято Пресвятой Богородицей. Но и это не просто действие одной только божественной благодати. Ее собственная воля, устремленная к Богу, к той чистоте, к духовности всегда господствовала над всем греховным, что могло к Ней приблизиться. Никогда к Ней ни какая нечистота не приближалась и вовсе. Конечно, без Божьей помощи это невозможно никому. И как бы мы с вами не возлюбили бы чистоту и святость, без Божьей помощи никак приобрести не можем.

Но, как и кому эта Божья помощь подается? Мы прекрасно знаем слова Священного Писания, что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. А что Пресвятая Богородица была смиренна, это мы знаем из Евангелия из Ее собственных слов, когда Она сказала: Яко призре на смирение рабы Своея: се бо отныне ублажат мя вси роди  (Лк. 1, 48). И вот истинность этих слов подтверждается верностью вот этого пророчества, которое, безусловно, как мы все видим, сбылось во всей полноте. Все человеческие роды кого как после Господа более не ублажают, как Пресвятую нашу Заступницу, Матерь нашу Пресвятую Богородицу, Которой все мы были всыновлены при кресте в лице Иоанна Богослова. И вот именно благодаря смирению своему, то есть сознанию, Она Сама говорила при жизни, что ничего доброго во Мне нет, только то, что дает Мне Господь. То есть не считала Она все это свое своим. Это было как у любого человека и свое, и своя сила, а дар Божий. И вот это сознание делало Ее способной воспринять такую величайшую божественную благодать, что Ее мы величаем, как честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим. То есть из сердца земнородных никто не может сравниться с Пресвятой Богородицей. Это мы все прекрасно знаем.

Но ведь мы должны понять, это касается нас самих, что вот это лучшее важнейшее прекраснейшее качество смирения. Об этом и все наши Оптинские старцы свидетельствовали особенно. Да и вообще все святые говорили, что есть смирение — все есть; нет смирения — ничего нет. Это качество не дается человеку насильственно. На это должна быть наша воля, наше изволение. Мы должны хотеть смиряться. Конечно, внутри нас есть противоборство — наше гордое сердце, которое в результате многолетней жизни нашей невнимательной, которую мы в миру провели, когда еще не воцерковились, наше сердце сформировалось в очень большой гордыне. Потому что все мы хотели творить по своей воле, мы возвышались над нашими ближними, мы любили славу человеческую и ее искали. А вот когда воцерковились и опомнились, большинство из нас было уже в сознательном возрасте. Наше сердце уже было сформировано в плохих качествах. И это не удивительно. Ведь Господь сказал недаром, что за всякое праздное слово мы должны дать на Страшном Суде. А почему это так? Потому что каждое слово, сказанное не во имя Божие, не для Бога, оно влияет на состояние нашего сердца. И не только слово, но и наши дела, намерения, стремления, волеизъявления — все это формирует наше сердце. И когда мы еще не были в вере, мы жили невнимательно, в страстях, а главное в гордыне.

И вот теперь мы должны возжелать, смириться, возлюбить смирение. А сердце наше нам в этом препятствует. Умом мы хотим одного, хотим быть смиренными, хотим считать себя хуже всех. Ведь считающий себя хуже всех имеет величайшее богатство. Если кто-то его обижает, оскорбляет, проявляет несправедливость, таковой человек, который вменяет себя ни во что, с великой радостью воспринимает все эти оскорбления, уничижения, потому что считает, что он по своим грехам, по своей испорченности достоин постоянно оскорблений, скорбей и всяческих несчастий, чтобы хотя бы ими, терпением их сподобиться вечной жизни. И если вы приобрели это качество считать себя хуже всех людей, мы стали самыми счастливыми людьми, всегда находящимся в мирном устроении. Ведь Господь недаром сказал: Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим (Мф. 11, 29). Постоянный непоколебимый божественный покой и радость о Духе Святе всегда бы господствовал в нас.

Но Господь не даром сказал: кроток есмь и смирен, но смирен сердцем. Умом мы все это понимаем. Умом мы уже приняли эти правила богословские, добрые святоотеческие мысли, а сердцем мы не смиренны. Вот нам следует всю нашу жизнь подражать Пресвятой Богородице, Ее смирению и смиряться, смиряться и еще раз смиряться, как это осуществляла Пресвятая Богородица. Конечно, примеров из жития святых можно привести множество, но мы говорим сейчас в первую очередь о Пресвятой Богородице, празднуя Ее память. Пресвятая Богородица не только потому была все время в молитве, богомыслии, рукоделии, что считала это Своим долгом или потому что хотела быть с Богом всегда, не только поэтому, но в первую очередь по Своему смирению. Потому что Она не считала в праве распоряжаться Своими мыслями, Своим временем, Своими силами Сама. Она считала это даром Божьим и понимала в глубине Своего сердца, что нельзя даже маленькую мысль праздную допустить, потому что и мысленные способности — это дар Божий, который мы должны умножать, взращивать, а не пользоваться по своим похотениям, зарывая вот эти таланты в землю. Поэтому все Ее усилия были посвящены тому, чтобы все, что Ей дал Бог, посвятить опять же Ему, Богу. Для этого, конечно, требовалось великое усилие над собой. Но сознание того, что нельзя даже слово какое-то лишнее сказать, дать себе излишний какой-то отдых, как-то развлечься, рассеяться, потому что не свое это, Ее побуждало постоянно к усилию над Собой. Нелегко давалось это постоянно — молитвы и труды. Но Пресвятая Богородица, руководствуя этим смиренным сознанием, с радостью, с усердием неутомимо неустанно все это делала.

И вот это для нас яркий пример того, как мы хотя бы по себе должны мыслить. Мы спокойно предаемся мечтаниям, пустословию, шутим, распоряжаемся своими вещами, как будто они действительно наши, а не Бог нам дал их в пользование. И вот нас Пресвятая Богородица сегодня призывает к тому, чтобы более рассудительно, размысленно жить здесь на этой земле, чтобы все, что нам посылает Господь, стараться посвящать, совершать дела по воле Божьей. Если мы свободны, если даже укладываемся спать, мы не должны о чем-то фантазировать, а должны наши мысли устремить к Богу: либо молитвой заняться, либо помыслить о чем-то божественном. Если у нас, у мирских людей, есть заработная плата, мы должны и ею пользоваться, размышляя, как это по воле Божьей, по совести сделать.

Если мы говорим слова, то тоже должны помнить такую заповедь, что «да никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим». И что слово ваше, говорит апостол, всегда будет во благодати, солью растворенное. То есть не говорите, потому что нам это хочется, не говорить никогда пустых слов, но все посвящать Богу, ради Бога делать, как повелевает апостол, что если вы едите или пьете, или иное что творите, все что угодно: трудимся, говорим, что-то еще делаем, отдыхаем — все во славу Божию творите. Все посвящать Богу, но не просто ради спасения, а ради сознания, что не наше все это, что мы сами прах и пепел, персть земная, что мы ничего своего не имеем, и являемся рабами Божьими, рабами неключимыми, обязанными исполнять волю своего Небесного Отца. Если же все мы исполнили бы, мы ничем этим не заслуживаем у Бога, поэтому всегда только лишь уповаем на Его милость.

И вот, дорогие о Господе братья и сестры, давайте сегодня от всей души помолимся Матери Божьей, чтобы Она нас укрепила в искании того самого главного спасительного качества, которое нас возведет на Небо — смирению. Чтобы оно нас умудрило, направило, защитило, и чтобы мы с Ее помощью по Ее молитвам проводили свою земную жизнь благоразумно, смиряясь пред Богом, пред ближними, и этим самым стяжевая божественную благодать, которая тоже нас преобразит и возведет на Небо. И мы там вместе с Пресвятой Богородицей, со всеми святыми будем вечно блаженствовать. Аминь.

Иеромонах Нил (Парнас)