Аудио-трансляция:  Казанский Введенский

В на­ши вре­ме­на Бог не по­сы­ла­ет под­виж­ни­кам та­ких ис­пы­та­ний, как древ­ним, по­то­му что не мог­ли бы по­нес­ти, и не по­да­ет древ­них да­ро­ва­ний, что­бы не воз­нес­лись без­мер­но.

преп. Лев

Хра­ни со­весть, блю­ди мир, тру­дись по си­лам, мо­лись всег­да: хо­дя, ле­жа, вку­шая, и бу­дешь со вре­ме­нем по­хо­дить на мо­на­хи­ню, и Гос­подь пре­бу­дет с то­бою нав­сег­да.

преп. Анатолий

Мо­на­ше­ст­во са­мо по се­бе име­ет ве­ли­кую важ­ность ду­хов­ную и при­но­сит боль­шую поль­зу ду­шев­ную тем, кто прис­ту­па­ет к оно­му с иск­рен­ним рас­по­ло­же­ни­ем и про­хо­дит оное с прос­то­тою и нез­ло­би­ем во сми­ре­нии.

преп. Амвросий

Страницы: <12

 

8

Всечестнейший и Достопочтеннейший Батюшка Отец Исаия. Благословите!
Неожиданная оказия подала мне приятный случай писать к Вам, чрез Вашего знакомаго г. Николая Александровича Мотовилова, с которым мы в Воронеже на одной квартире покоились. И не почудись, любезный батюшка, тому, что я чрез 24-х-летнее безмолвие пустился плавать по житейскому морю: ибо нужды врученной мне Обители вынудили меня в Странствие сие, и я за пользе Обители и за Спокойствие всей Братии решился всю тягость неблаговремяннаго путешествия взвесить прежде на Своем хребте, и поучится ради Христа просить Милостыню — ходя из дома в дом и переезжая из Града во Град; труд этот по видимому хотя и не велик, ибо где и чаем попояти, а где и головку помоют... и естли б не Христовы Слова утешали меня  — что больши сея любви никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя, то кажется и невозможно бы всех прискорбий встретивших меня на пути сем перенести. Но достигши Богоспасаемаго Града Воронежа, где Господь Бог сподобил меня поклонится Великому Чудотвор. Святителю Митрофану, и лобызать Его Святыя и Цельбоносныя, и неизреченнаго благоухания исполненныя Мощи, и принесть Ему мое недостойное моление как о себе самом, купно и о всех — в числе коих и о Вас — да сподобимся Его Святыми и Всесильными Молитвами  часть со Святыми получити! При раке Его Святой, я столь великое ощутил в сердце Своем утешение, что все забыл  прискорбия свои; истинно, Великий Он Угодник Божий, и скорый в скорбех помощник! И можно кажется без погрешения Блаженными тех назвать, которые с верою притекают к Нему, почему и я недостойный благодарю Бога сподобившаго меня сей  великой милости!

От всея души благодарю Вас Батюшка за любезное и многоприятное писание Ваше, и за изображенное в нем соболезнование о участи моей; прошу Вас Батюшка не оставлять меня и впредь словом утешения, которое мне недугующему вместо бальзама бывает.

Отселе я сего дни отправляюсь на Курск, а от туда буду держать путь свой чрез Тулу в обитель, в которую уповаю не ближе достигнуть как во второй половине ноября.

За сим поручаю себя Вашей о Господе любви и молитвам святым, в надежде коих и остаюсь к Вам навсегда с истинным к Вам уважением и любовию.

Ваш всенижайший Послушник и всегдашний богомолец недостойный Иг. Антоний.

Земно кланяюсь.

Октября 23-го 1840-го года.
Воронеж.

9

Ваше Высокопреподобие!

Всечестнейший, Достопочтеннейший, и Милостивейший Отец мой и Благодетель

Батюшка Отец Исаия!

Давно имел сердечное желание писать к Вам моему Отцу, но случающияся немощи, а наипаче окружающие ныне обстоятельства лишали сего удовольствия, ибо от избытка приятных удовольствий — уста неудержимо глаголют, а от умножения скорбных наведений и витийствующий язык — больше помалчивает. Может быть Вам уже известно, что я ради многих и тяжких грехов своих из Скита сослан на поселение — при Граде Малом Ярославце — в Черно-Острожской штатной монастырь, в коем с 6-го Декабря и водворяюсь до ныне; но не подумайте Батюшка, чтоб новое место и новое звание изменило меня в Духе к Вам? Ей нет! Я все тот же нерадивой грешник — что и прежде; а честь Игуменская не на дыбки меня подымает, но к земли главу мою склоняет. Я великой сан сей с такою радостию принял — как бы кто честолюбивой лишаем был онаго; ибо, во всю мою жизнь никогда столь горько не плакал, как при разлуке со Святым моим Отцом и Благодетелем, с которым 24 года пребывал вкупе. О теперешнем же моем новоселье тоже могу сказать, что древле Св. Давид о Израильтянах находившихся в плену у вавилонян сказал: Тамо седохом и плакахом! вот и я почти ежедневно болезную сердцем моим при воспоминании о первом моем жительстве, а взирая на настоящее редко остаюсь без слез, и когда нечувственное дерево при пересадке с одного места на другое болит часто, а иногда и засыхает, то возможно ли человеку с чувствительным сердцем быть нечувствительну? Для ведения Вашего донесу Вам — Всепочтеннейший Батюшка: врученной мне монастырь — есть штатный, в полном смысле сего имени, при самом городе /без промежутку/ на большой почтовой Московской дороге, кельи настоятельския мною занимаемыя — окошками на оную в растоянии 10 или не более 15 сажен, так что всякой идущей и едущей виден и разговор емщиков пьяных слышен, так что и очи и уши мои наполняются всякою нечистотою; Братии 20 человек, на коих в течении года покупалось по две бочки сивухи, а пиво варивали сами (и сие неложно); Чин Церковной службы отправлялся по скору, и ради облечения по очередно на прим. если кто сего дни был у утрени то после того 5 дней почивал, а в день седмый схаживались на славословие вкупе; настоятель — предместник мой в монастыре и третий части года не проживал а когда и бывало то более упражнялся внешними занятиями около монастыря, а посему братия жила по подобию всегда празднующих! А праздник Рождества Христова с такою радостию был встречен что все Овцы не сказавшись Пастырю разбрелись по граду славить или прямее сказать безславить Христа, так что на крилосе не кому было сказать и Господи помилуй, почему на другой день все врата монастырския запер чтоб Овцы мои на прежнюю пажить не разбрелись. Первые три месяца провел я один с несказанной печалию, и на все взирал с заплаканными очами, так что от частых воздыханий и груд стала болеть, и лишился было и сна и апетита: но батюшка Отец Игумен по любви и милости своей отделил ко мне из своего братства человек десяток весьма благонадежных и с ними то теперь при помощи Божией за Ваши святыя молитвы начинаю вводить в штатной обители пустынной общежительной чин, и весь теперешней подвиг мой в истреблении хищничества и во изгнании ангела сатанина — бахуса, с которым разстаются не без слез, однако по субботам и воскресным дням по рюмочке во утешение плачущих подношу, а в новь поступающим ко мне в есенции сей отказываю. К сему скажу, что по смерти моего предшественника безначалие продолжалось три месяца, и какие были припасы все истощились или выменяны на горилку, ибо лишась добраго Пастыря — кроме сей нечем было себя и утешить, и когда еще продолжилось безначалие то Бог весть чтобы и было? вот в какое Братство я попал! Более же всего стесняет мое сердце воображение о слабости моего здоровья и не способности к начальствованию, да еще оставленной долг на монастыре до 30 т.р. и храм Соборный во имя великаго Чудотворца Николая 16-т лет выстроенный и до  сих пор не освященный. Пересказавши Вам от многова — весма скудное о моем бедном и горестном житии, теперь мысленно повергаю себя к Святым ногам Вашим, и со слезами прошу: Отче Святый! пролей о мне рабе твоем моление свое ко Господу Богу чтоб возложенной от Него крест укрепил меня несть, и не попустил ежедневно погружаться в мучительном унынии, а также спасая других не дал обезнадеживаться в собственном спаcении, ибо я по благости Божией хотя не во пламени, но по подобию вверженнаго во оной грешника из глубины души взываю к Вам моему Аврааму: устуди язык мой, т. е. даруй сердцу страждущему слово утешения, коего буду ожидать с искренним желанием! Желал всю сию хартию изписать в... к Вам, но сердце отягоченное печалию не дает продолжать, простите! Честь имею поздравить Вас со Святою, но уже и преполовившеюся Пасхою Христовою, которую по многолетном праздновании на земли да Сподобит Воскресщий Спаситель имеете воспраздновать и на небеси в невечернем дни Царствия Божия. Поздравляю Вас и с другим Праздником со днем Тезоименитства Вашего, которое даруй Господи встретить и совершить с радостию о Господе и в душевном спокойствии. А вместе с сим желанием поручаю себя Вашей о Господе любви и молитвам святым, в надежде коих и остаюсь навсегда к Высокопреподобнейшему лицу Вашему с благоговейнеешим уважением моим и с покорностию.

Всенижайший послушник Ваш и всегдашний богомолец малоярославецкаго, Николаевскаго Черно-Острожскаго Монастыря недостойный Игумен — и купно раб неключимый многогрешный брат Ваш Антоний. Земно кланяюсь простите!

Маия 5-го 1840-го года.
Монастырь Св. Николая, что в Малом Ярославце.

10

Высокопреподобнейший и достопочтеннейший батюшка отец строитель! Благословите!

В конце минувшаго сентября быв утешен приятнейшим писанием Вашим, я за должное поставляю восписать Вам мою сердечную благодарность за писание оное, каковую благодарность и приношу Вам, батюшка, с земным поклонением и с напрошением великодушнаго прощения в том, что не абие ответствую.

Почитавши Ваши строки несколько крат, усмотрел из них и Ваше теперешнее горькое состояние по внутреннему ощущению сердца своего. О чем вельми поскорбел и я по искренней любви моей к Вам и поплакал! Святый апостол Павел говорит, что «аще страждет един уд, с ним страждут вси уди: аще ли же славится един уд, с ним радуются вси уди». Посему Ваша скорбь — моя скорбь! и не точию едина скорбь любимых мною опечаляет мое сердце, но и самое прославление нас и возведение на степени предстоятельства как батюшку отца Моисея, так и Вас не столько утешало мою душу, сколько опечалило, воображая соединенные с высоким саном многие труды и злострадание! А когда меня недостойнаго торжественно облекали в сан игуменства, то мне в то время представлялось, как будто некоего свободнаго человека без всякой вины как злодея связывают железными веригами и приговорили заключить в темницу, почему в то время плакал неутешно, да и ныне, по большее части, все дни сетуя, хожду. В прочем, вот уже три года протекло моему неопытному начальству, которое не иное что есть, как крест непрестанных скорбей и различных неприятностей и забот! Но когда многия скорби и праведным бывали, то нам грешным не будет прощения от Бога, когда откажемся от претерпения скорбей, без которых ни спасения души, ни царствия небеснаго наследовать невозможно. Почему, любезнейший батюшка, именем Божиим прошу Вас под бременем возможнаго на Вас ига не пренемогать духом; успокоивая свое воображение словами Христа Спасителя, которой гласит: «Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя», — таковому и мзда от Господа неизреченно велика. По справедливости скажу: очень трудно и больно сердцу, когда братия наша за труды наши и непрестанные безпокойства, вместо благодарности платят нам всегдашним негодованием и ропотом; но мысленные и произносные удары слов их в сердце наше — легче тех камней, которыми первомученик был уязвляем!..

Простите меня, что тако дерзнул оказать — не имея сам и малейшаго терпения.

Батюшка отец игумен Моисей на прошедшей неделе посетил меня недостойнаго, которой не был у меня полтора года; и какое же постигло меня искушение? по многократном обещании его быть у меня, я пристально ожидал его, и наконец, известившись, что не будет; почему я по встретившейся надобности выехал в округу за 60 верст, а он в то время пожаловал ко мне и два дня со скукою ожидал меня, и только успел застать его на пороге при выезде из обители моей; и таковое краткое свидание с ним для сердца моего крайне было неудовлетворительно и прискорбно! Он тоже окружен многими скорбями и стеснен недостатками; открыл мне, что поехал ко мне только с десятью рублями, а братии у него 200 человек, почему я и утешил его от себя сотнею рублей. Вот батюшка, что и честь, как нечего есть!..

После сего приношу Вам, моему отцу, усерднейшее поздравление с приближающимся днем Рождения Вашего и бывшим тезоименитством! Сердечно желаю, чтобы со умножением лет Ваших увеличивалось спокойствие душевное и умножалась бы милость Божия к Вам. О чем я и келлейно и во святом храме со всею братию велегласно ко Господу взываю: пробави, Господи, милость твою, ведущим Тя! А вместе с сим поручаю себя вверенную мне обитель Вашей о Господе любви и молитвам святым, в надежде коих и остаюсь во всю жизнь к высокопреподобнейшему лицу Вашему с истинным высокопочитанием моим, любовию о Господе, и с покорностию; Вашим благожелательным богомольцем и всенижайшим послушником многогрешный и недостойный И. Антоний.

Земно кланяюсь.

25 октября 1842 г.
Малоярославецкий монастырь.

11

Ваше Высокопреподобие!

Дражайший, достопочтеннеший и вселюбезнейший батюшка мой отец строитель, благословите!

Чувствую я, что долговременным безмолвием моим пред Вами, может быть оскорбляю Вас, но кто перед Богом не грешен? а посему и я многогрешный прежде всего, по примеру блаженнаго ...ю талантов и неимущаго что воздати, кланяюсь пред Вами лицем до земли и смиренно прошу: простите меня многогрешнаго Господа ради! Истинно, и сам не знаю от чего я стал, как невольник — не еже хощу, но что не хощу, то содеваю? а посему и не знаю, как бы мне себя пред Вами на будущее время поправить? почему и прошу Вас, батюшка, вразумить меня и помолится ко Господу Богу; кто знает, может быть я и исправлюсь.

Я как глубоко спящий опоздал принесть Вам свое временное поздравление со Святою Пасхою, то уже вместо оной поспешаю поздравить Вас с двумя приближающимися другими великими праздниками, во-первых, со днем Ангела Вашего — святаго пророка Исаии и потом со святою Пятидесятницею и с пришествием Пресвятаго Духа! Усердно желаю, чтобы Всесвятый, Всеблагий и Животворящий Дух в торжественныя дни оныя излился и на Вас, и сердце Ваше соделал святою обителию себе, сохранил здравие Ваше, обвеселил Вас радостию о спасении своем и Духом своим Владычним утвердил Вас в благодушном несении возложеннаго на Вас креста — всех тягостей по званию настоятельства. Чего, при поздравлении с оными торжественными днями, богомольчески от всея души Вам моему Отцу желаю!

После приветствия сего доношу Вам о Себе, что я недостойный, милостию Божиею и Вашими святыми молитвами доселе живу-дышу-и движусь, но здоровьем своим не похвалюсь, ибо оное ощутительно стало оскудевать; и хотя не Лазарь я, но в ранах... В минувшем годе августа 26-го соборный храм наш, более двадцати лет несвященный, благодарение Богу, торжественно Преосвященнейшим нашим Николаем освящен; но я в то время столько был болен, что в торжестве он и участия иметь Бог не сподобил; почему должен был со слезами ко Господу сказать: чертог Твой вижду, Спасе мой, украшенный, но одежды не имам да вниду в онь! — Что делать, видно тако Господеви изволися; ибо толико был болен, что и живота своего едва было не отчаялся. Подавал в болезни своей прошение ко Владыке об увольнении меня от должности, но не было ему угодно приклонить уха своего к смиренному прошению моему, ибо чужие страдания редко кому бывают чувствительны. Кроме болезней и трудов, настоятельство еще и тем опасно, что незаметным образом может человека преложить в скота несмысленнаго, и тоже вещать, что и безумный оный: Душе, имаши многа блага, почивай-яждь-пий-веселися... Это может быть не потому, чтоб произвольным образом столько обезуметь, но невольным, ибо при посещениях и угощениях других лиц и сам в том же участие имеешь и помалу навыкаешь и разстраиваешьься; но кроме сего устрашает меня еще и ответственность о приставлении домовнем, которыя неминуемо должна встретить меня по истечении жизни сей в вечности. Почему и в нынешнем году, думаю, повторить мое прошение ко Владыке, и посильнее попросить Его, всем прошу помогнуть мне, унылому и многогрешному, своими святыми молитвами ко Господу Богу, дабы благоволил услышать молитву мою и вопль мой пред Ним!

В минувшем в Великом Посте по делам монастырским был я и в Москве, где имел удовольствие познакомиться с отцом Серафимом, святой обители Вашей Иеродиаконом; порадовался я о том, что Вы, батюшка, имеете в братстве столь хороших и благонадежных отцов! аз же, в разсуждении сего, нищ есмь и убог, ибо не только что-либо поважнее поручить сделать, но иногда и в повары избрать способнаго человека, не вдруг потрафишь. Прошу Вас, батюшка, отцу Серафиму передать мое поклонение и благодарение за приятное собеседование его.

Из Москвы с собою ничего добраго я не привез, кроме болезни, две недели — Страстную и Светлую — нудился я, ежедневно ходил во храм ко всякой службе и служил; а с Фоминой досели и из келлии вон не выхожу по болезни в ноге, истинно — многи раны мне грешному! Батюшка отец игумен Моvсей, узнавши о моем бедном и скорбном положении, решился было меня больнова посетить, но встретило Его на дороге искушение, утонул было в грязи, почему и возвратился пеший в спять, обещаясь утешить меня посещением своим после праздника Вознесения, ко дню празднования святителя и чудотворца Николая, купно и Вашего святаго Ангела! Бог благоволит, я Его посещения дождусь; когда же буду утешен я Вашим благоприятнейшим лицезрением? Время жизни сокращается, а умереть, не повидавшись с Вами и не принявши от Вас благословения — ей, не хочется! — а посему прошу Вас и молю: нельзя ли придумать каковый ближайший способ ко свиданию? А иначе горько будет мне умирать!..

При сем, или в случае за сим, посылаю Вам две книги, а третью к ним вышлю по напечатании, которыя в день Ангела Вашего приношу Вам в дар, которыя прошу принять как малейший знак искренней любви моей к Вам, и на скудное приношение прошу на меня убогова не попенять!

В заключении сего поручаю себя Вашей отеческой любви и молитвам святым, в надежде коих и остаюсь на всю мою жизнь к Высокопреподобнейшему лицу Вашему с истинным высокопочитанием моим, любовию о Господе и с сердечным благоговением моим к Вам и преданностию, Вашим благожелательным богомольцем и всенижайшим слугой немощный и многогрешный послушник Ваш Антоний.

Земно кланяюсь и молитв святых прошу.

1 маия 1844 г.
Малоярославецкий монастырь.

12

Ваше Высокопреподобие!

Всечестнейший, любезнейший и всемилостивейший благодетель мой, батюшка отец Исаия!

Благословите!

Вот паки исполнился год молчания моего пред Вами, за которое, кажется, самые стены келлии моей вопиют на мя! Истинно, егда кто приидет во глубину зол, не радит ни об чем; тако и я многогрешный! А посему не имею что представить Вам, любезнейший батюшка, во извинение свое, кроме самых слов Христа Спасителя нашего, сице к Вам говорящаго: Аще согрешит к тебе брат твой и кается — остави ему! Почему смиренно припадаю к ногам Вашим, испрашиваю великодушнаго прощения за мое невежественное безмолвие пред Вами; и хотя я сознаю себя незаслуживающим Вашего милостивейшаго извинения, но прошу простить меня ради спасительнаго и всерадостнаго Воскресения Христова, с святым и великоторжественным празднованием коего, приношу Вам, батюшка, от всей души моей всеусерднейшее поздравление, с сердечным желанием праздновать оное во славу Воскресшаго Господа многолетно; и наконец, и той велией и священнейшей Пасхи Господней празднования истея причаститься ... сподобит Вас Господь Бог, которая по окончании века сего будет праздноваться без конца в Небесном Царствии, чего от всей души моей богомольчески Вам желаю!

Дражайшие и любезнейшие мне писания Ваши: 1-е от 8-го июня, 2-е от 19 декабря минувшаго года писанныя, — с святым образом Христа Спасителя нашего, благословляющаго миром и четками, имел удовольствие получить исправно и был премного утешен оными; за что в то время благодарил Вас мысленно, а ныне благодарность оную повторяю пред вами и письменно с земным поклонением. Спаси вас Господи и помилуй за любовь и за милость! Прошу вас, батюшка, не посетовать на меня за то, что я не имею никакого рукоделия и художества, коим бы взаимно мог ответствовать Вам, ибо мы есмы — монахи штатные, не навыкшие ничему доброму, любящие одну лишь праздность и разрешение на все и назирающие часто где пирове бывают; почему хотя бы чужими трудами усердствую Вам одною книжкою писем затворника Георгия, которую прошу принять вместо самой малейшей лепты, впрочем от сердечной любви к Вам приносимую.

О себе Вам доношу, что я милостию Божиею и Вашими святыми молитвами доселе живу и движусь, но здоровьем своим не похвалюсь, ибо с умножением лет и болезни стали множиться, при коих более всего немоществую унынием — в духе и немирствием к месту, а более — к должности; что самое обратилось почти в недуг, ничем необлегчаемый, чему наступил шестой год. В минувшую осень посылал форменное прошение ко Владыке, а потом и письмо (с коего при сем прилагаю Вам копию), но Владыка решительно отказал мне так, чтоб я более  и не думал об увольнени, отчего в крайнее пришел я изнеможение и недоумение что сотворить, почему решился еще поохать нынешний год, а далее не знаю, что о мне устроит Господь Бог? Прошу Ваших святых молитв да не пожерт буду печалию.

Сердечно порадовался я и благодарил Господа Бога о благоволении к Вам и ко вверенной Вам обители добраго архипастыря Вашего Преосвященнейшаго Николая. Даруй, Боже, чтобы и впредь благоволение его продолжалось к Вам без оскудения, ибо милостивое обращение архипастыря подает бодрость в духе и облегчает труд.

Также порадовался я и об отце Серафиме Вашем, что Господь удостоил его священства и облек в ризы спасения. С сею великою милостию Божиею усердно его поздравляю и всенижайше кланяюсь ему и прошу святых молитв его о мне нерадивом грешнике.

Несколько лет тому назад писал я к Вам, батюшка, и просил Вас о жизнеописании преподобнаго отца Назария игумена Валаамскаго, о коем и ныне прошу Вас и молю утешить меня присылкою онаго, за что Вам смиренный мой поклон будет лицем до земли. Также всепокорнейше прошу Вас снабдить меня и жизнеописанием святаго старца Вашего отца Серафима, если имеете оное у себя пополнея от напечатаннаго, за что такоже должен буду Вам чувствительною благодарностию.

Приложенное при сем письмецо благоволите отправить г. Мотовилову Николаю Александровичу в местопребывание его, которое мне неизвестно, а посему и прошу Вас.

За сим поручаю себя Вашей отеческой любви и молитвам святым, да Господь Бог полезное устроит о мне; в надежде сей остаюсь навсегда к Высокопреподобнейшему лицу Вашему с сыновним высокопочитанием моим, любовию о Господе и с сердечною благодарностию за милости — Вашим благожелательным богомольцем и всенижайшим послушником, недугующий душою и телом, многогрешный брат Ваш, недостойный игумен Антоний. Земно кланяюсь.

4 апреля 1845 г.
Малоярославецкий монастырь.

P. S. Александросвирскаго монастыря Иеромонах Иннокентий, бывший у меня мимоходом в первой половине февраля, просил меня передать Вам поклонение его с благодарением, что сим приписанием и выполняю его поручение.

13

Ваше Высокопреподобие!

Всечестнейший, любезнейший и достойнопочтеннейший батюшка мой, отец игумен Исаия!

Благословите!

Всякий раз, когда пишу к Вам письма, аще за нерадение свое и каюся, но и паки каждый раз лож пред Вами обретаюся; почему паки смиренно прошу Вас простить мне нерадивому и грешному! А за вину мою прошу наложить на меня епитимию, которая — уповаю — будет мне во спасение от застарелаго нерадения.

Приношу Вам, дражайшему моему отцу, всеусерднейшее поздравление с окончанием Светлаго Христова Праздника — Святыя Пасхи и с текущею святою Пятидесятницею, которую даруй, Боже, допраздновать во здравии и в душевном спокойствии и радостно встретить пришествие Святаго Духа!

Недавно услышавши от батюшки отца игумена Моисея о возведении Вас в степень игуменства святой обители Вашей, чему сердечно порадовался я, и от всей души моей благодарил Господа Бога, венчающаго Вас милостию Божиею всеусернейшее поздравление, с сердечным желанием, чтобы имущим Вам сие, и еще — по слову Господню — дано было и преизбыло, т. е. смиренные перси Ваши были бы украшены крестом святым, а глава Ваша облеклась бы лепотою архимандритства. Чего от всей души моей усердно Вам, батюшка, желаю!

Вместе с Сим приношу Вам, достопочтеннейший батюшка, усерднейшее поздравление с приближившимся днем Ангела Вашего святаго пророка Божия Исаии. Сердечно желаю Вам, чтобы и сей праздник во здравии и в спокойствии душевном радостно встретить и препроводить! Даруй, Боже, чтобы и все дни живота Вашего — до старости и престарения — были бы и для Вас благоприятны и богоугодны и с пользою бы для святой обители Вашей и всего Богособраннаго братства Вашего протекали так. чтоб по святому Давиду можно было рещи: в мире вкупе усну и почию, яко Ты, Господи, единаго на уповании вселил мя еси! Более же сего на сей раз — по разсеянному моему уму — сказать не знаю что, простите мне! При сем прилагаю Вам книжек, одно в переплете жизнеописание Великаго старца Паисия Молдавскаго и две такие же и одну маленькую в пользу для братии Вашей, которыя вместо краснаго личка и благоволите принять от меня недостойнаго и ради Светлаго Воскресения Христова прошу простить меня многогрешнаго!

После сего доноша Вам, любезнейший батюшка, о себе самом, что я милостию Божиею и Вашими святыми молитвами доселе живу и движусь. Усиливался было по болезненному состоянию своему освободится от должности и вступился было в посредство о мне Высокопреосвященный Филарет, Митрополит Московский и писал о том к нашему Владыке, но наш Владыка свои представвил резоны к удержанию меня, а при том и батюшка отец игумен Моисей не только одобрил стремление мое, но еще и опорочил оное, указав мне в пример распятаго Христа Спасителя нашего, которому хотя и говорим: сниди со Креста, но Он не сошел, посему и меня малодушнаго и нетерпеливаго приговорили к смерти, т. е. чтоб не мыслил я сойтить с своего креста, но претерпевал до конца — до смерти и погребения. Что делать, чаша сия — по многоболезненному моему состоянию моему — хотя и очень горькая для меня, но решился упорную волю свою покорить воле Божией, сказавши к нему со слезами: отче наш, да будет воля Твоя, а не моя! А теперь мысленно обращаюсь я и к Вам, батюшка, и смиренно прошу и молю Вас, Бога ради, помогите мне безсильному в несении моего креста святыми и всесильными молитвами своими о мне ко Господу Богу! Коим с верою и надеждою себя вручая, остаюсь навсегда к высокопреподобнейшему лицу Вашему с истинным высокопочитанием моим, с покорностию и любовию о Господе, всегдашним богомольцем Вашим и всенижайшим слугою, немоществующий телом и душой, многогрешный брат Ваш, недостойный игумен Антоний. Земно кланяюсь и мысленно целую стопы Ваши.

P. S. Калужской Духовной Консистории присутствующий Воскресенский протоиерей Петр Стефанович Алексинский, который Митрополита Киевскаго Филарета племянник родной, убедительно просил меня попросить Вас о бывшем архимандрите Сергие, находящемся в обители Вашей в числе послушников, о неоставлении его Вашею отеческою милостию и снисхождению к немощам Его, которой лишен достоинства хотя и не безвинны, но все есть в нем черта и добрая, почему и просит вас не оставить Его. И когда удостоите меня ответом своим, то благоволите что-нибудь упомянуть и о несчастном оном — на особом лоскутке бумаги, чтобы я при случае свидания с от. прот. мог что-либо сообщить по просьбе его.

21 апреля 1847 г.
Малоярославецкий монастырь.

14

Ваше Высокопреподобие!

Всечестнейший, любезнейший и достойнопочтеннейший батюшка, отец игумен Исаия!

Благословите!

Во-первых, приношу Вам, дражайший батюшка, всеусерднейшее поздравление с приближающимся великим торжеством святой обители Вашей, Успения Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии! Сердечно желаю Вам сей благознаменитый праздник встретить и совершить в духовной радости и во спокойствии душевном, вкупе со всею о Христе братиею Вашею. Даруй Вам, Боже, сей святый праздник в честь и славу Матери Божией, праздновать многолетно, а потом за святыя и всесильныя молитвы ея удостоится и в небесных обителях радостнейшаго празднования. Чего от всей души моей богомольчески Вам желаю!

Вместе с сим приношу Вам, любезнейший батюшка, всечувствительнейшую благодарность за благоприятнейшее писание Ваше от 15-го Маия писанное и за приложенныя изображения, любезныя мне, которые получил исправно, и оные сердечною любовию лобзал я благоговейно. Спаси Вас Господи и помилуй за милость сию! В то время, когда получил я посылку Вашу, случилась у меня быть проездом племянница Татьяна Космовна с дочерью-невестою Елизаветою Ив., которым пожелалось иметь у себя изображение Ваше, и я решился утешить их оным, в надежде той, что Вы не только не огорчитесь поступком моим таковым, но и еще окажете мне милость присылкою таковаго изображения вновь, в чем по времени и не откажите утешить меня, за что паки и паки сердечно благодарить Вас буду!

После сего доношу Вам о себе, что я благостию Божиею и Вашими святыми молитвами доселе живу и движусь, но также как и Вы, от многих забот и безпрерывных неприятностей столько одряхлел, что кто знает батюшку отца игумена Моисея и меня, то не его, а меня считают старшим братом, а из сего можно заключить, что должность настоятельская есть бремя самое претяжкое, сокрушающее и душу, и тело! Особенно мое горькое положение: монастырь в городе и семеры в нем ворот, почему если бы настоятель и сто глаз у себя имел, то всего бы не усмотрел. Решился нынешним летом выстроить себе келлии при главных св. вратах, и быть вратарем, чтоб входящих и находящих видеть очами, а прочия ворота заградить и отпирать только по необходимой нужде; может быть сие недовольным братиям и не по сердцу будет, но что ж делать, подуются да одумаются. Седмь лет силился оставить всех в покое, но начальство не уволило меня, а теперь должен же что-нибудь тут принимать в пользу ввереннаго мне братства.

Усердно благодарю Вас, батюшка, за уведомление об о. Сергие; благодарит Вас и то лицо. которое желало слышать о нем; вот какова нахлебника определило к Вам начальство.

Если описание святой обители Вашей имеется написанное при Вашем настоятельстве, то благоволите пожаловать мне одну книжку. Да еще нет ли у Вас описания санаксарскаго монастыря, то прошу пожаловать одну же книжку.

За сим земно Вам кланяюсь и смиренно прошу святых молитв Ваших и благословения, в надежде коих остаюсь навсегда к высокопреподобнейшему лицу Вашему истинным высокопочитанием моим, любовию о Господе и с сердечною благодарностию за любовь Вашу ко мне недостойному и за все милости, всегдашним богомольцем Вашим и всенижайшим послушником, многогрешный игумен Антоний.

6 августа 1847 г.
Малоярославецкий монастырь.

<12