Аудио-трансляция

Ког­да в серд­це зак­ро­ет­ся кла­пан для восп­ри­я­тия мирс­ких нас­лаж­де­ний, тог­да отк­ры­ва­ет­ся иной кла­пан, для восп­ри­я­тия ду­хов­ных. Но как стя­жать это? Преж­де все­го ми­ром и лю­бовью к ближ­ним. За­тем тер­пе­ни­ем. Кто спа­сет­ся? Пре­тер­пе­вый до кон­ца (Мф. 10, 22). Да­лее – уда­ле­ни­ем от гре­хов­ных удо­воль­ствий, ка­ко­вы, нап­ри­мер, иг­ры в кар­ты, тан­цы и т.д.

преп. Варсонофий

Неделя крестопоклонная в Иерусалиме из воспоминаний о. Леонида (Кавелина)

Третья неделя Великого поста называется Крестопоклонной. Особенностью богослужения этой недели является вынос Креста для поклонения, что происходит в конце Великого славословия на утрени. Верующие поклоняются Кресту до пятницы четвертой седмицы Великого поста. На литургии вместо «Святый Боже» поется «Кресту Твоему покланяемся Владыко, и святое Воскресение Твое славим».

Крест Господень – знамение победы над смертью и силами ада, царская хоругвь Христа Бога, предшествующая славному явлению Его во святом Воскресении, – как сказано в синоксаре Крестопоклонной недели.

«Крест – хранитель всей вселенной, крест – красота церкви, крест – царей держава, крест – укрепление верующих, крест – ангелов слава и демонов язва», – так объясняет одно из церковных песнопений значение Креста для всего мира. Крест служит напоминанием о страданиях Спасителя, и с одной стороны, призван укрепить верующих в прохождении трудного поприща Великого поста, с другой, – служит напоминанием о том, что у каждого из нас есть свой спасительный крест, который мы призваны пронести, по слову преподобного Анатолия Оптинского: «…всякому дается свой евангельский крест для спасения, и он вырос на почве нашего сердца, и этим крестом только можем мы спастись.

Архимандрит Леонид (Кавелин)
(Позднейшая фотография, сделанная
в бытность его наместником
Свято-Троицкой Сергиевой Лавры)

Отсюда следует, что если мы отрицаемся нести свой крест послушания без благословной вины, то мы отрицаемся идти путем Христовым, путем спасительным, и хотим для себя сочинить иной путь беструдный к восхищению Царства Небесного, а этого быть не может, нудится Царствие Божие, и нуждницы восхищают оное».

О том, как отмечали Крестопоклонную неделю в Иерусалиме, рассказывает в своих записках «Великий Пост во святом граде Иерусалиме», опубликованных в 1863 году в журнале «Душеполезное чтение», сотрудник второй Русской духовной миссии в Иерусалиме оптинский иеромонах Леонид (Кавелин).

Записки о Крестопоклонной неделе продолжают цикл публикаций воспоминаний о. Леонида о великопостных богослужениях на Святой Земле.

* * *

Храм Гроба Господня в Иерусалиме

Второе место в ряду великопостных празднеств занимает празднование в неделю Крестопоклонную. Еще накануне этого дня храм Воскресения и часовня Гроба Господня убираются с тою же тщательностью и вкусом, как и в Неделю Православия: тысячи лампад и свечей делают из храма второе небо, блистающее светом многочисленных светил больших и малых. Но с особенною рачительностию украшается в эти дни церковь Голгофская, к которой празднуемое событие имеет непосредственное отношение. В субботу (3-й недели) бывает в храме Воскресения торжественная вечерня, лития и благословение хлебов. Поклонники остаются ночевать в храме; в свое время бывает торжественная утреня, и готовящийся к служению литургии архиерей стоит на своей месте в багряной мантии.

Крест с самой большой из известных частей
Животворящего древа Господня

На великом славословии выносится из алтаря на средину церкви, в предшествии свечников и рипид, руками архиереев Св. Крест с самой большой из частей Животворящего древа Господня, какая сохранилась в храме Иерусалимском. Крест этот (вышиной в две четверти) водружен в поддоне в виде чаши, украшенном синею финифтью, и весь усыпан брильянтами (ценою на 10000 руб сер.). Собственно часть Животворящего древа Господня вложена в перекрестие упомянутого креста: она не целая, а составная из частиц разной величины, наклеенных на другое дерево, и имеющих цвет стручков, или рожков.

По выносе креста из алтаря обошли с ним трижды вокруг аналоя, потом поставили его на оный, и было поклонение по уставу при пении умилительных стихир: «Приидите, вернии, Животворящему древу поклонимся, на нем же Христос, Царь славы, волею руце распростер, вознесе нас на первое блаженство, их же прежде сластию украд враг изгнаны от Бога сотвори. Приидите, вернии, древу поклонимся, имже сподобихомся невидимых враг сокрушити главы. Приидите вся отечествия язык, Крест Господень песньми почтим: радуйся, Кресте, падшего Адама совершенное избавление! О тебе вернейшии царие наши хвалятся, яко твоею силою Исмаилтеския люди державно покаряющии. Тебе ныне со страхом христиане целуем; на тебе пригвоздивыйся, помилуй нас, яко благ и человеколюбец».

После утрени, бывает две обедни следующих одна за другой: первая на Гробе Господнем, а вторая на Голгофе (служат архиереи). А на рассвете, когда отверзается храм, приходит патриарший наместник, преосвященный Мелетий1, и служит Литургию в Воскресенском храме с четырьмя архиереями и многими священниками. После Литургии бывает крестный ход, во всем подобный тому, который совершается в Неделю Православия, с тою разницею, что участвующее в ходу духовенство вместо икон держит в руках кресты, а патриарший наместник несет на открытой главе описанный выше крест с частию Животворящего Древа Господня.

Процессия с пением обходит трижды часовню Гроба Господня, так же как в неделю Православия. И потом вокруг великой церкви (Воскресения) по галерее. Стоящий по сторонам ближе к шествию народ радостно лобызает кресты, подаваемые ему священниками, а стоящие вдали провожают крестный ход слезящими от радости очами; все творят крестное знамение, все ликуют духовно, взирая очами веры на залог нашего спасения, «на нем же Христос, Царь славы, волею руце распростер, вознесе нас на первое блаженство».


Митрополит Мелетий (1786–1868) много лет был духовником русских паломников, которые называли его «святый Петр». Архимандрит Антонин (Капустин), начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме (1865–1894), отмечал: «Он умел привлечь к себе и благородных и простородных высокою, апостольскою кротостью обращения, неизменным спокойствием духа, светлым взглядом на жизнь, совершенно простым, искренним и ласковым словом и отрадно действовавшим на приближавшихся к нему постоянным благодушием, переходившим нередко в добрую и любезную шутливость. Большинство слушавших его принимали слова его за слова пророка или святого человека, вдохновляемого Богом. <...> Когда не было в Иерусалиме ни Миссии русской, ни консульства, преосвященный Мелетий, можно сказать, был все для русских» // См.: Антонин (Капустин), архим. Из Иерусалима. Статьи, очерки, корреспонденции. 1866–1891. М., 2010. С. 371–372.

В.В. Каширина