Аудио-трансляция:  Казанский Введенский

Не­из­ле­чи­мые бо­лез­ни долж­но ле­чить с ве­рою, при­бе­гать к Бо­гу и угод­ни­кам Его, а ког­да не по­лу­чит кто ис­це­ле­ния, то, вид­но, на­доб­но нес­ти сей крест, пос­лан­ный на спа­се­ние ду­ши его.

преп. Макарий

Же­ла­ю­щий об­рес­ти бла­гую со­весть и чест­ность не дол­жен доз­во­лять се­бе ни ма­лей­ше­го лож­но­го и лу­ка­во­го сло­ва ни в боль­ших де­лах, ни в ма­лых.

преп. Никон

Чувство люб­ви ко Гос­по­ду при­хо­дит по ме­ре ис­пол­не­ния за­по­ве­дей Его.

преп. Никон

«Покой, свет и силу надо искать в Боге»

Преподобный Исаак Сирин, один из самых цитируемых оптинскими старцами святых Отцов, писал: «На всех путях, каким ходят люди в мире, не находят они мира, пока не приблизятся к надежде на Бога».

Слова Священного Писания: «Близ Господь сокрушенных сердцем, и смиренныя духом спасет» (Пс. 33, 19), – преподобный Антоний Великий истолковывал следующим образом: «Возлюбленные мои, когда человек старается искоренить в себе зло, возлагает упование свое на Бога, удаляется всех грехов и слезами, сокрушением сердца, воздыханиями, постом, бдением, смирением, теплыми и частыми молитвами к Богу стремится к совершенству, то Бог по Своей благости помогает ему и очищает его от всех душевных страстей».

Таким образом, к Богу приближает чистое сердце, покаяние, смирение, а удаляет от Бога гнев, уныние, раздражительность и эгоизм.

Как-то преподобный Варсонофий Оптинский получил письмо с таким признанием: «Батюшка, задыхаюсь! Со всех сторон теснят скорби, нечем дышать, не на что оглянуться… Не вижу радости в жизни, смысл ее теряется».

Своим духовным чадам старец пояснил духовные причины такого состояния:
– «Что скажешь такой скорбящей душе? Что надо терпеть? А скорби, как жернов, гнетут душу, и она задыхается под их тяжестью. Заметьте, что не о неверах и безбожниках я сейчас говорю, не о тех, кто тоскует, когда потеряли Бога, – не о них я говорю. Нет, теряют смысл жизни верующие души, вступившие на путь спасения, души, находящиеся под действием Божественной благодати. Не знают они, что это состояние временное, переходное, которое надо переждать».

В другом письме было подобное же признание: «Впадаю в уныние, что-то темное обступает меня».

Старец Варсонофий объяснял такое состояние следующим образом:
– Я не говорю, что такая скорбь законна, не говорю, что эта скорбь – удел всякого человека. Это не наказание, это крест, и этот крест надо понести. Но как же понести его? Где поддержка? Иные ищут этой поддержки и отрады у людей, думают найти покой среди мира – и не находят. Отчего? – Оттого, что не там ищут. Покой, свет и силу надо искать в Боге, через молитву Иисусову.

Станет тебе очень тяжело, мрак обступит тебя – встань перед образом, зажги лампадочку, если она не была зажжена, встань на колени, если можешь, а то и так, скажи:
– Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!

Скажи раз, другой, третий, говори так, чтобы не одни уста произносили эту молитву, а доходила бы она до сердца. Впрочем, дойдет непременно и до сердца Сладчайшее имя Господа, и мало-помалу удалятся тоска и скорбь, просветлеет на душе, тихая радость воцарится в ней. Понять это чудное действие Иисусовой молитвы может только тот, кто на опыте познал его.

Представьте, какой-нибудь человек никогда не пробовал меда и станет расспрашивать, что это такое. Как ему объяснить? Скажешь: он сладкий, приготовляется пчелами, соты с медом вынимают из улья, режут на части… Вряд ли он что-либо поймет. Не проще ли сказать: хочешь узнать мед – так попробуй его. Так и молитвой Иисусовой. Многие, познав ее сладость и значение, всю жизнь отдавали ей, чтобы сродниться с нею, слиться со сладчайшим именем Господа Иисуса Христа».

Как вспоминали духовные чада преподобного Амвросия, чтобы приучить ленивых и унылых к упражнению молитве, Батюшка не раз повторял один рассказ: «У одного боголюбца был обученный говорить скворец, который постоянно слыша произносимую хозяином молитву: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго, – и сам навык ее повторять.

Раз летом вылетел он в растворенное окно на улицу, а тут и налетел было на него ястреб; но скворец, по привычке, в испуге проговорил Иисусову молитву, и тотчас ястреб отскочил от него.

Так, даже бессмысленно произносимая молитва послужила во спасение от угрожавшей беды».