Аудио-трансляция

Прис­ту­пая к Та­ин­ству ис­по­ве­ди, долж­но пред­с­тав­лять се­бя со стра­хом, сми­ре­ни­ем и на­деж­дою. Со стра­хом – как Бо­гу, прог­не­ван­но­му греш­ни­ком. В сми­ре­нии – чрез соз­на­ние сво­ей гре­хов­нос­ти. С на­деж­дою – ибо прис­ту­па­ем к Ча­до­лю­би­во­му От­цу, пос­лав­ше­му для на­ше­го ис­куп­ле­ния Сы­на Сво­е­го, Ко­то­рый взял гре­хи на­ши, приг­воз­дил их на Крес­те и омыл пре­чис­тою Сво­ею Кро­вию.

преп. Макарий

Внешнее благоговение служит благому внутреннему устроению

Звон церковный обыкновенно называется благовестом, предвещает благую весть, чтобы христиане правоверующие собирались в храмы Божии и возносили там усердные и смиренные молитвы, исповедая перед Богом свои немощи и согрешения, и прося помилования и прощения, а вместе — ниспослания помощи к исправлению.


Внешнее благоговение служит благому внутреннему устроению Говорить, стоя на церковных службах, или озираться глазами по сторонам, не только неприлично, но и прогневляет Господа невниманием. Если не можем мы душевно, то, по крайней мере, телесно и видимо да держим себя благоприлично. Телесное и видимое благоприличие может приводить нас к благому устроению внутренних помыслов. Как Господь прежде создал из земли тело человека, а потом уже вдохнул в оное бессмертную душу, так и внешнее обучение и видимое благоприличие предшествует душевному благоустроению; начинается же — с сохранения очей и ушей, и особенно с удержания языка, так как Господь в Евангелии глаголет: "от уст твоих сужду тя", то есть, что мы часто от невнимания говорим то, за что более всего и прежде всего будем судимы. Говорить многое очень легко и удобно, а приносить в этом покаяние весьма неудобно.
Всеблагий Господь, имиже весть судьбами, да вразумит нас, и да наставит на путь хранения Божественных Его заповедей, имиже приобретается жизнь вечная и вечное блаженство, где кому Промысл Божий укажет место, как сказано в псалмах: На всяком месте владычества Его: благослови, душе моя, Господа (Пс. 102, 22).


Из писем прп. Амвросия Оптинского