Аудио-трансляция

Пи­са­ние го­во­рит, что мно­ги­ми скорбь­ми по­до­ба­ет нам вни­ти в Царствие Бо­жие (Де­ян. 14, 22). Вот лю­бовь-то на­ша ка­кая к Не­бес­но­му Же­ни­ху! На сло­вах лю­бим и же­ла­ем Его, а кос­нись де­лом, мы и пла­кать.

преп. Анатолий

Свя­той апос­тол го­во­рил: Чад­ца, лю­би­те друг дру­га (ср.: 1 Ин. 3, 18-19), сми­ряй­тесь, сми­ряй­тесь. По­то­му что ес­ли ко­го лю­бишь (а лю­бить на­до каж­до­го, по­то­му что каж­дый че­ло­век есть об­раз Бо­жий, да­же ес­ли он, т.е. об­раз Бо­жий, в че­ло­ве­ке за­г­ряз­нен, он мо­жет от­мыть­ся и быть опять чис­тым), то и сми­ря­ешь­ся пе­ред ним. Где лю­бовь, там и сми­ре­ние, а где зло­ба – там гор­ды­ня. Про­шу и же­лаю, что­бы меж­ду ва­ми бы­ла лю­бовь.

преп. Никон

На­до лю­бить вся­ко­го че­ло­ве­ка, ви­дя в нем об­раз Бо­жий, нес­мот­ря на его по­ро­ки. Нель­зя хо­лод­ностью отстра­нять от се­бя лю­дей.

преп. Никон

О чтении Священного Писания

Наши умы и сердца не очищены и не могут чисто зреть таинственного смысла Священного Писания, поэтому да смиримся, и Бог силен послать нам просвещение истинного разума.

О чтении Священного ПисанияЯ считаю вредными для вас сии действия: испытание разума Писаний, для нас сокровенных и неведомых, ибо прежде времени познание оных вредит нам, а через труды и исполнение заповедей, удобопонимаемых нами, откроет Бог и прочее, нами недоразумеваемое. А если прежде времени узнать весь разум Писаний, то, возгордившись, ум пренебрежет о делании, и все потеряет. Что скоро и без труда приобретается, то скоро теряется и пропадает.

Деятельный разум предпочитается простому понятию и разумению Писаний, почему и сказано: разум кичит, а любы созидает (1Кор. 8, 1). Не надобно углубляться далеко в разумение; чего иногда не понимаете, оставьте это так, ум еще не чист, не может всего обнять; будьте довольны тем, что разумеете, и постарайтесь оное исполнить, тогда и то откроется. Святой Исаак пишет: «горе предати новоначальному высокая», и в другом месте: «не пользует разумение Писаний пребывающих в страстех».

  Святые отцы опасались своим разумом и волею руководствоваться, дабы избежать крайностей: и оскудения, и преумножения, <…> но шли средним царским путем.

Из писем прп. Макария Оптинского