Аудио-трансляция

Ис­тин­ное свя­тое му­же­ст­во всег­да со­е­ди­не­но с чувством глу­бо­ко­го сми­ре­ния. Сми­рен­ный всег­да го­тов все по­тер­петь, и внут­рен­нее, и внеш­нее, счи­тая се­бя дос­той­ным не толь­ко по­сы­ла­е­мых скор­бей, но и еще боль­ших. Сми­рен­но­го расстро­ить, сму­тить нель­зя – он всег­да го­тов ко все­му, так и ска­зал Мо­и­сей Му­рин, ког­да его выг­на­ли из тра­пе­зы: Уго­то­вих­ся и не сму­тих­ся (Пс. 118, 60). Итак, уго­то­вим свои ду­ши и серд­ца сми­ре­ни­ем, и оно нам по­мо­жет в тер­пе­нии вся­ких ис­ку­ше­ний.

преп. Никон

Юно­го бра­та нап­рав­ляй ис­кус­нень­ко, преж­де мо­лит­вою о нем, а по­том и со­ве­том крат­ким, воз­ла­гая все на Гос­по­да, яко от То­го исп­рав­ля­ют­ся сто­пы че­ло­ве­ку. Блю­ди и се­бя отов­сю­ду.

преп. Моисей

Ес­ли де­ла­ешь доб­ро, то долж­но его де­лать толь­ко лишь для Бо­га. По­че­му на неб­ла­го­дар­ность лю­дей и не долж­но об­ра­щать ни­ка­ко­го вни­ма­ния.– Наг­ра­ду ожи­дай не здесь, а от Гос­по­да на не­бе­сех, а ес­ли ждешь здесь, то нап­рас­но и ли­ше­ние тер­пишь.

преп. Амвросий

«Все мы хотим видеть в себе святыню, а не смирение»

Грехи каждого из нас единому Богу известны, и не можем судить того, чего не знаем; но есть грехи, которые и не почитают грехами: это есть гордость, названная в свете — «благородное самолюбие». Исполняя дело по должности и в обществе очень хорошо и похвально, самолюбие имеет первое место и служит побуждением, а свое мнение дает им цену, и гордится, нимало не считая это за грех, а смирения нет... Многие есть примеры, что за гордость Господь наказывает людей различными наказаниями. Навуходоносор царь, когда вознесся сердцем и изрек слово: несть ли сей Вавилон великий, егоже аз соградих в дом царства (Дан. 4, 27), и вдруг исступил умом и превратился в зверя и семь лет был в таком положении. И в наше время знаю бывшие примеры: один майор, командовавший полком, с большими достоинствами, но услышав одно слово от бригадного генерала: «Господин майор, вы не так командуете!» — сошел с ума; и много, много есть подобных случаев и различных наказаний.

Все мы хотим видеть в себе святыню, а не смирениеКак же гордость ослепляет, что и не дает видеть и познать свои немощи. Мы читаем, что нужно во всяком случае смирение и слово «прости». Св. Лествичник пишет: «Правильное или неправильное обличение отвергши, своего спасения отвергся»... Впрочем, от этого нечего робеть, ты находишься в сражении, пала и восстала, падениями же наказуемся к смирению. Ибо знай, что где последовало падение, там предварила гордость. Я тебе напоминал, что нельзя всегда быть на Фаворе, нужна и Голгофа; а то не полезно иметь одни духовные наслаждения, без огорчений; это путь опасный! 

Скажи мне, чего ты хочешь в себе видеть? Каких-нибудь благодатных дарований? утешений духовных? слез? радости? восхищения ума? Видишь, как мы горды, все хочется видеть, что мы «Я», а не ничто. Этого мало, что будет пустота, но еще и много падений постраждем, пока не смиримся. Как мало еще твое понятие в духовном разуме; ты делай, а не ищи дарований; паче же смотри свои грехи, как песок морской, и болезнуй о них... Наше ли дело искать в себе плодов не вовремя; это знак гордости; а даже в пустоте и в душевной горести должно нисходить во глубину смирения, а не говорить: «где ж искать спасения?» То-то и горе, что мы все хотим видеть в себе святыню, а не смирение; на словах же будто смиряемся. Не начало, но конец венчает дело. Иди тише, скорее дойдешь.

Из писем прп. Макария Оптинского