Аудио-трансляция

Не жди­те от мо­лит­вы од­них вос­тор­гов, не уны­вай­те, ког­да не ощу­ти­те ра­дос­ти. Ведь и так бы­ва­ет, что сто­ишь, сто­ишь в церк­ви, а буд­то внут­ри не серд­це, а так, де­ре­вяш­ка, да де­ре­вяш­ка-то не­ост­ру­ган­ная... Ну что ж, и за это, т.е. за де­ре­вяш­ку, спа­си Гос­по­ди. Зна­чит, на­до так бы­ло. Ведь иная ду­ша, пе­ре­жив вы­со­кие вос­тор­ги, и во­зом­нить о се­бе мо­жет, а та­кое сос­то­я­ние „ока­ме­нен­но­го не­чу­в­ствия" сми­ря­ет ее.

преп. Варсонофий

Мы са­ми по се­бе, без Бо­же­ст­вен­ной по­мо­щи, и по­мо­лить­ся-то не в сос­то­я­нии: не мо­жем мы мо­лить­ся как сле­ду­ет и не зна­ем, как и о чем мо­лить­ся.

преп. Никон

На­до вни­ма­тель­но сло­ва мо­лит­вы про­из­но­сить, в смысл вни­кать, а не стре­мить­ся к слиш­ком вы­со­ко­му. Ведь ес­ли мы неп­ра­виль­но чи­та­ем, не вни­ма­ем чи­та­е­мо­му, то этим уте­ша­ем бе­сов.

преп. Никон

Как можно любить оскорбляющих нас «злодеев»?

Тишина моря предвещает иногда сильное волнение оного; также и после тихой и приятной погоды надобно ожидать бури, дождя, грома и молнии; и наоборот: равно и в нашем душевном устроении это бывает, и испытываем нередко сами на себе.

Что и с тобою случилось: ты была мирна, спокойна, занималась духовным чтением и проч., но благодать Божия приуготовила тебе испытание и обличение твоего устроения. Читавши отеческие книги, ты питала свою душу и ум теоретически; и была спокойна. Но спокойствие оное было не надежно — не от вне, а от внутрь лежащих в тебе страстей: самолюбия и прочих. Явилось обличение, ты смутилась; отчего же? — Явно, оттого, что прежде никто тебя не трогал.

Перейди от теории к практике и научайся, как поступать при возмущении страстей и как приобретать терпение. И что ж надобно терпеть? То ли, когда мы бываем поносимы и укоряемы по вине нашей, или то, когда невинно нас поносят и уничижают? Кажется, в этом-то и состоит терпение: когда мы невинно страждем; да и Бог это знает, но посылает. Не сомневаюсь, что ты веруешь сему.

Опять же, когда страсть ярости и гнева подвигнулась в тебе, то она не от них вложена, а они тебе только показали ее, смотрением Божиим, дабы постаралась об исцелении ее самоукорением, и смирением, и любовью.

Но как можно любить оскорбляющих: они нам злодеи? Господь знал это, а приказал: Любите враги ваша, добро творите ненавидящим вас, и молитеся за творящих вам напасть, и изгонящыя вы (Мф. 5, 44) и: Аще бо любите любящих вас, кая вам благодать есть, не и язычницы ли такожде творят (Мф. 5, 46, 47). Вот как спасительно нам сие заповедание: оно отъемлет от нас всякое оправдание и дает средство к излечению наших душевных болезней.

Итак, случай этот, мало потрясши тебя, показал тебе твое устроение; и паки мир водворился в тебе. Хотя и остались следы болезни в телесном твоем составе, но и в этом не вини других, а усматривай промысл Божий, пославший тебе и сие за малодушие твое. Благодари Бога о всем, а Он силен и телу твоему даровать здравие и душе спокойствие.

Я написал тебе то, что ты и сама знаешь, но только напомнил; — иногда при возмущении страстей возмущается и душевное око и помрачается духовный разум.


5-го октября 1854 года.

Из писем прп. Макария Оптинского