Аудио-трансляция

Ни­че­го нет к нам бли­же, как смерть! И где бы ни слу­чи­лось окон­чить жизнь свою со упо­ва­ни­ем на Бо­жие спа­се­ние и опу­ще­ну быть в мо­ги­лу, вез­де Гос­под­ня есть зем­ля!

преп. Антоний

Все мы те­перь жи­вем и хо­дим пос­ре­ди се­ни смерт­ной, ибо смерть не за мо­ря­ми, а у каж­до­го за пле­ча­ми. Стра­шим­ся за смерть од­но­го и дру­го­го, но мысль о исп­рав­ле­нии сво­ем от­ла­га­ем впредь, ког­да язык наш не­мо бу­дет го­во­рить.

преп. Антоний

В ка­ком мес­те наз­на­че­но от Гос­по­да че­ло­ве­ку уме­реть, то, хо­тя бы был он за гра­ни­цею за мно­гие ты­ся­чи верст, неп­ре­мен­но при­бу­дет он к мес­ту сво­е­го наз­на­че­ния, и в свое вре­мя, ибо по­ве­ле­ние Бо­жие вы­пол­ня­ет­ся в точ­нос­ти.

преп. Антоний

<<предыдущая оглавление следующая>>

Простота

...Господь почивает в простых сердцах. Золото везде видно и везде проглянет, несмотря даже на угловатость, а другой, как ни кудрявься, все золотом не будет.


Где просто, там Ангелов со сто, а где мудрено, там ни одного.


Сама не юли и другим не вели.


...Объяснение простое и прямое действительнее и полезнее, которого и следует держаться, особенно вам, по вашему душевному настроению. Бог есть существо простое, и жизнь духовная должна быть простая. Образность в Православной Церкви допускается только в церковных обрядах и в семи Таинствах; потому они и называются Таинствами. Все же прочее имеет прямое и ясное значение. Поэтому и нужно избегать образности и иносказательности, особенно в исправлении нравственного своего устроения.


Не верь помыслам, ругающимся над тобою: будто бы тебя никто понимать не может ради утонченного воспитания. — Но ведь светское воспитание утончает человека лишь в лицемерии, в лукавстве, в хитрости и утонченной неискренности, но ни в чем добром. Добро христианское требует душевной и сердечной простоты, а не притворства, которых чужд мир светский, хотя и считает себя, будто бы он происходит от другого Адама, а не от общего Адама.


...Писала, что многие обращаются с тобою по политике. Хотя, может быть, это и правда, но полезнее для нас на все смотреть не с подозрением, а с простотою, подражая святому Давиду, который о себе говорит: «уклоняющегося от мене лукавого не познах» (Пс. 100, 4). Чтобы стяжать такое спасительное непознание, должно усердно молить Господа, чтобы помог и даровал нам иметь око благое, о котором в Святом Писании сказано: «око благо не узрит лукава» (Ср.: Авв. 1, 13). В числе девяти плодов Духа полагается благость, т. е. снисходительное и неподозрительное обращение с другими. Некто из святых пишет, что все мы находимся под епитимиями, т. е. за слабость нашу и за грешные немощи наши все мы находимся под запрещением Божиим. «Не похвалится всяка плоть пред Богом» (1Кор. 1, 29).


...Все простое ближе к Богу, а мудреное и высокое отдаляет нас от Бога.


Будем жить проще, и Бог помилует нас.


Смотри на все просто.


Мудрость внешняя есть буйство пред Богом; ценна же истинная простота душевная, которая есть матерь веры, и смирения, и нелицемерной любви. Золото в простом слитке имеет свою цену, также оловянные фигуры свою.


Говорил старец, что всякому, по его усмотрению, — свой путь. Одна душа простая, ничего худого не видит, а другая, напротив, все подмечает и видит.

Прощение

...В духовной жизни вещь весьма хорошая вовремя благоразумно объясниться, вовремя попросить прощения, чтобы и свою душу умиротворить, и другим подать повод к тому же. — Не вотще сказано в псалмах: взыщи мира и пожени и (Пс. 33, 15) (2, ч. 2, с. 78—79).

Псалтирь

Заучивай псалмы сии и читай их почаще: «Живый в помощи Вышняго» (Пс. 90); «Терпя потерпех Господа, и внят ми, и услыша молитву мою» (Пс. 39); «Боже, в помощь мою вонми» (Пс. 69). — Читай их, научайся предаваться Промыслу Божию и обучайся терпению встречающегося.


...В неопределенном твоем положении тверди 39-й псалом: «терпя потерпех Господа, и внят ми и услыша молитву мою: и возведе мя из рова страстей и от брения тины, и постави на камени нозе мои и исправи стопы моя».

Путь ко спасению

Ин суд человеческий, и ин суд Божий. Глаголет Господь чрез Пророка: «елико отстоят востоцы от запад, тако путие Мои от путий ваших, и помышления ваша от мысли Моея» (Ср.: Ис. 55, 9). По человеческому мнению, путь спасения, казалось бы, должен быть путь гладкий, тихий и мирный, а, по Евангельскому слову, путь этот прискорбный, тесный и узкий. «Не приидох бо, - глаголет Господь, - воврещи мир на землю, но меч» (Мф. 10, 34), дабы разлучить боголюбивых от сластолюбивых и смиренномудрых от миролюбивых. Вообще спасение наше, по слову преподобного Петра Дамаскина, находится между страхом и надеждою, чтобы не иметь самонадеянности и не отчаиваться, а с благою надеждою и упованием на милость и помощь Божию стараться проводить жизнь во исполнении заповедей Божиих. Ты ошибочно ищешь полного и совершенного успокоения душевного на земле, будучи подстрекаема к этому с шуией и противной стороны от искусителей, а вместе с этим и просто помышляешь об этом от неопытности духовной, тогда как такое состояние принадлежит будущей жизни, а «в мире скорбни будете» (Ин. 16, 33), сказал Господь апостолам и всем прочим.


Сам Господь во Святом Евангелии прямо и ясно говорит: «возмите иго Мое на себе и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашым» (Мф. 11, 29). Слова эти показывают, во-первых, что несение ига Христова прежде всего заключается в кротости и смирении. Во-вторых, наставление и назидание для собственной жизни должно брать более с примера Христа Спасителя, нежели с примера людей, в которых невозможно обретать полного совершенства, по немощи человеческой. И потому, под благовидным предлогом, не должно смущаться тем, что некоторые не подают нам назидательного примера так, как бы мы желали. При этом может быть ошибка и в том, что мнения и намерения людей различны, — один думает и рассуждает так, а другой иначе. Потому и религиозные взгляды на вещи неодинаковы. — Сердца же человеческие знает только один Бог. Поэтому и говорится: ин суд Божий, и ин человеческий. Не без причины Господь ключи Царствия Небесного вручил апостолу Петру, а ключи ада и смерти удержал у Себя. Святитель Димитрий Ростовский объясняет эту причину так: чтобы и великие святые, по несовершенству человеческому, не посылали во ад таких людей, которые по сокровенному добру, ведомому одному Богу, достойны наследия Царствия Небесного. В-третьих, слова Спасителя показывают, что беспокойство наше и смущение происходит не от других, а от нас самих, по недостатку в нас кротости и смирения.


...У тебя есть немощь: простой путь Господень разветвлять на многие стези, тогда как и Святое Писание, и самый опыт доказывают, что нужно упрощать евангельский путь жизни, меньшие заповеди и добродетели совокупляя во едины большие. — Святой псалмопевец Давид говорит об этом так: «вси путие, Господни милость и истина» (Пс. 24, 10), т.е. всякий христианин, если будет ближнему оказывать всякую милость и всякое снисхождение в его недостатках, а от себя одного потребует всякой истины Божией, то этот христианин будет искусный исполнитель велений Божиих, многие пути Божий совокупляя как бы только в две стези. — И в Евангелии сказано: «якоже хощете да творят вам человецы, тако и вы творите им (прежде): се бо есть закон и пророцы» (Мф. 7, 12). Се, ныне время благоприятно (2 Кор. 6, 2), говорит Апостол.— Вот отныне и начнем многие стези и разветвления собирать в единообразный путь Господень... Это средство тем хорошо, что человеку-христианину дает возможность успокоиться, чего человек не достигает, если решится на многие стези, раздробляя и разветвляя простой путь Божий. Когда же человек успокоится, тогда он способен бывает направляться к исполнению всех заповедей Божиих, глаголя со Псаломником: «ко всем заповедем Твоим направлялся, всяк путь неправды возненавидех» (Пс. 118, 128).


Отселе постараемся положить твердое начало не разветвлять путь Христов на многообразные отрасли, но собирать воедино главное: любить Господа от всей души и иметь мир и святыню со всеми, ни о ком не думая дурно и подозрительно.


В том-то и вся ошибка с нашей стороны, что не хотим покоряться воле всеблагого Промысла Божия, указующего нам чрез обстоятельства душеполезный путь, а все ищем своего какого-то покойного пути, который существует только в мечтательности, а на самом деле его на земле нет; не всем, а некоторым только будет покой тогда, когда пропоют: со святыми упокой. Земной же удел человеческий — скорбь, труд, болезни, подвиг, печали, недоумения, теснота, лишение того или другого, оскорбления, смущения, восстание страстей, борьба с ними, одоление, или изнеможение, или безнадежие и подобное сим. Не вотще сказал пророк Давид: «несть мира в костех моих от лица грех моих» (Пс. 37, 4). И праведный Иов взывал: «не искушение ли есть человеку житие сие» (Ср.: Иов 7, 1). А мы все путаемся на том: нельзя ли как устроиться в покое и на покое, и часто думаем: если бы не такое-то неудобство, и не такие-то обстоятельства, и не такойто поперечный человек, то, может быть, было бы мне удобнее и покойнее, а забываем, что неудобства сии часто исходят извнутрь нас, как и злые помышления. Где лежат страсти, оттуда исходят и все наши неудобства, неладицы, неурядицы и неустройства. Но да упразднит все сие Пришедый грешные спасти, аще восхощем покаяться, смириться и покориться.


...В последнем письме ты выражаешь свое удивление и даже недоумение о том, как труден путь спасения. Это давно объявлено Самим Господом в Евангелии: «тесен и прискорбен путь, вводящий в жизнь вечную» (Ср.: Мф. 7, 14). Потому Господь и ублажает ходящих путем сим неуклонно, глаголя: «приидите ко Мне ecu труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы: возмите иго Мое на себе и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим» (Мф. 11, 28—29). И тогда иго Мое будет для вас благо, и бремя Мое легко (Мф. 11, 30). Согласно сему и все святые утверждают, что терпение и смирение на все победа.


Начало же спасения состоит в том, чтобы оставить свои хотения и разумения и сотворить Божия хотения.


Мать N.! Чадце мудреное и постоянства неимущее! то уже горе ты паче меры простираешься, то паки долу паче меры нисходиши, как это видно из письма твоего... Чтобы поправить сбивчивое свое положение, ты просишь дозволения заняться тебе преимущественно чтением духовным, а молитвенное правило ослабить. Но в Евангелии повелевается сие творить и оного не оставлять. Этому правилу и последуй, держась всегда средины и умеренности в том и другом случае. — Тогда и положение твое и расположение душевное уравняется. Святой Исаак Сирин говорит: умеренному и притрудному деланию цены несть. Так оно ценно, так полезно и спасительно, а крайности названы бесовскими, т. е. от внушения и подстрекания бесовского происходящими, почему, несмотря на свою благовидность, всегда вред душевный приносят, избегая чего, попеременно читай и молись в меру, не ослабляясь совершенно ни от разленения, ни от житейских попечений, ни от претензий на других. Богомудрые отцы научают нас всегда и во всем лучше себя укорять и во всяком неприятном случае на себя возлагать вину, а не на других. — Тогда и обрящем покой и мир душевный и удержимся на истинном пути спасения.


Нигде не сказано, чтобы спасение наше местом определялось; а напротив, в Святом Евангелии прямо и ясно читаем: «аще хощеши внити в живот, соблюди заповеди» (Мф. 19, 17); где бы кому ни пришлось жить, по сказанному в псалмах: на всяком месте владычество Его, благослови душе моя Господа (Пс. 102, 22). Спасение может получить христианин на всяком месте, и в мире живя. Но в Евангелии, в другом месте, читаем и следующее: «аще хощеши совершен быти, продаждъ имение и дождь нищим» (Мф. 19, 21), и прочее. Святой Исаак Сирин на основании этих слов пишет: «можно получить милость Божию малую и милость Божию великую в совершенстве, — которые совершенно посвящают себя Богу, оставляя мир». При этом вникни в слова Господа: «аще хощеши впиши в живот; аще хощеши совершен бытии», — и увидишь, что нигде Господь не хощет неволею понуждать человека, а везде представляет благому нашему произволению, и чрез собственное произволение люди бывают или добры, или злы. Поэтому напрасно будем обвинять, что будто бы живущие с нами и окружающие нас мешают и препятствуют нашему спасению или совершенству духовному. Самуил жил и воспитывался у Илии священника, при развратных его сыновьях, и сохранил себя, и был великим пророком. А Иуду и трехлетняя жизнь пред лицем Самого Спасителя не сделала лучшим, когда он видел столько чудес, постоянно слышал евангельскую проповедь, а сделался еще худшим, продал Учителя своего и Избавителя мира за тридесять сребреников....


...Я знаю главный смысл твоих обстоятельств и твоего настроения, и в письмах своих всегда имел одну цель — разубедить тебя в неправильном твоем понятии о монашеской и вообще о духовной жизни, которое ты составила себе, еще живя в мире. Может быть, тебе случалось слышать не раз, что по видимому и правильная теория не всегда сходится с практическою деятельностью. Собственный опыт, повторяемый по опытам прежде бывших духовных лиц, есть хороший наставник, когда при этом поверяем жизнь свою по евангельскому, и апостольскому, и святоотеческому учению. Ты положила для себя и для своей жизни какое-то странное основание: я желала так, я думала так, я предполагала так. Не одна ты, а и многие желают хорошей духовной жизни в самой простой форме; но только немногие и редкие на самом деле исполняют благое свое желание — именно те, которые твердо держатся слов Святого Писания, что «многими скорбми подобает нам внити в Царство Небесное» (Деян. 14, 22), и, призывая помощь Божию, стараются безропотно переносить постигающие их скорби, и болезни, и разные неудобства, содержа всегда в памяти слова Самого Господа: «аще хощеши внити в живот, соблюди заповеди» (Мф. 19, 17). А главные заповеди Господни: «не судите, и не судят вам; не осуждайте, да не осуждени будете: отпущайте, и отпустится вам2 (Лк. 6, 37).


Содержание письма вашего показывает двоякое в вас расположение. Слова, что лишь усиленная молитва к Богу поддерживает вас, показывают, что вы усердная христианка. Другими же словами, что немощь душевная и телесная отчуждает вас от всех радостей и связей мирских и прочее, обнаруживается привязанность к миру. Но вы сами из евангельского учения должны знать, что «никтоже может двема господинома работати: любо единого возлюбит, а другого возненавидит: или единого держится, о друзем же нерадити начнет. Не можете Богу работати и мамоне» (Мф. 6, 24). Итак, должно избирать: или искать удовольствий мирских и радостей земных, или только искать утешения и радости от Господа в свое время, наперед позаботившись о жизни христианской и житии по Его святым и животворным заповедям. Но для мира потребны люди здоровые. Вы же объяснили, что немоществуете телесно. К тому ж радости земные скоропреходящи, и утешения мирские не всегда надежны и верны, а по большей части обманчивы. Святитель Димитрий Ростовский говорит: «лживый мир обещает утехи, а подает нам скорби и беды и несчастия; обещает злато, а подает блато...». Поэтому основательнее и надежнее искать утешений и радости только о Господе, особливо кто не обилует здоровьем телесным и мужеством душевным. Господь говорит в Евангелии: «научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим» (Мф. 11, 29). И если возьметесь за это подражание, понуждаясь оставлять всякие самолюбивые претензии, по обычаям и приличиям мира, то несомненно можете вступить на ту христианскую стезю, которая ведет к мирному и спокойному состоянию души. Если понудитесь, по евангельскому учению, смиряться, то мало-помалу, с помощью Божиею, будут отступать от вас нетерпеливость и малодушие. Как вы имеете большую веру к блаженному старцу о. Серафиму, то прибегайте ко Господу, чтобы, за его молитвы, явил вам Свою милость. Также прибегайте к общей всех нас Заступнице Пресвятой Деве Богородице, моляся Ей молитвою, всегда воспеваемой Церковью: «немощствует тело, немощствует и душа моя, к Тебе прибегаю, Благодатней, надеждо ненадежных, Ты ми помози». Если имеете время, то я советовал бы вам читать и весь этот канон Божией Матери, поемый верными во всякой скорби душевной, который начинается так: «многими содержим напастьми», а если возымеете усердие, то по 6й песни можете прилагать акафист «Всех Скорбящих Радости». Но думаю, что главное в наших обстоятельствах, внешних и внутренних, есть то, чтобы внимательно и точно рассмотреть свою жизнь, начиная с тех лет, как вы стали себя помнить; а чтобы вернее и безошибочнее это сделать, советую вам со вниманием прочитать «Православное исповедание» Петра Могилы, а также и книгу Аввы Дорофея, которую по справедливости называют зеркалом души. Когда же свою жизнь основательно рассмотрите, то потребно будет вам отыскать духовника поопытнее, которому бы вы могли с верою исповедать все, что нужно исповедать, и который доволен бы был вам подать приличное врачевство духовное.


...На все ответствую вам словами св. Исаака Сирина, который в Слове 48 говорит, что все течение благочестивой жизни заключается в трех сих: в покаянии, в чистоте и совершенстве. — Что есть покаяние? Оставити первая, т. е. согрешения, и скорбети о них. — Что есть чистота? Вкратце: сердце милостиво о всяком созданном естестве. — Что есть совершенство? Глубина смирения.


Слышанные N. слова, чтобы тебе не смотреть в бездну, чтобы не закружилась голова, это самое и могут означать, чтобы тебе не внимать никаким внушениям и представлениям вражиим, хотя бы благовидным, хотя бы неблаговидным, они означают глубокую бездну, от которой у кого не закружится голова? Поэтому всего лучше презирать всякую внушаемую чепуху вражию и держаться единственно единой молитвы Иисусовой с верою, и с смирением, и упованием, что Сам Господь лучше нас покроет и защитит и силен все нужное нам подать. Святой Лествичник говорит: «именем Иисуса Христа бей ратники; несть бо сильнее на них оружия, ни на небеси, ни на земли». И в Деяниях Апостольских сказано: «несть бо иного имени под небесем данного, о нем же подобает нам спастись» (Деян. 4, 12). Тебе враг внушает искать высоких дарований. Ты приими это внушение по-своему, т. е. с полезною мыслию, по свидетельству Святого Писания, из которого видно, что нет выше дарования, как дарование смирения, как и Сам Господь говорит: смиряяй себе вознесется. Этого дарования ищи, к этому дарованию стремись. После смирения второе дарование — очищение от страстей, особенно от главных, от славолюбия, от сугубого сластолюбия и тонкого любоимания. За очищением души от страстей милостию Божиею последует воскресение ее и соединение с Господом, если только душа, оставив всех и все, прилепится всем сердцем и всею любовью к Единому Господу. Но испытавши любовь сию, Иоанн Богослов ясно показывает главный ущерб любви и недостаток ее, о исправлении которого всячески должно заботиться. Он говорит в первом Послании своем: «Аще кто речет, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть» (1 Ин. 4, 20). Хотя тут выставлен самый грубый недостаток любви, но желающим приблизиться к Богу должно заботиться искоренять в себе и самое малое нерасположение к ближнему, ради чего и дана нам заповедь: благословлять гонящия ны. И прибавил Апостол: «благословите, а не кляните» (Рим. 12, 14). И наконец, заключил: «аще возможно еже от вас, со всеми человеки мир имейте, ни единому же воздающе злом за зло» (Рим. 12, 18, 17). Чтобы достигнуть тебе такого настроения духа, молись почаще о главном лице, с которым ты благодушно не можешь встретиться, и оно от тебя убегает. Попущением Божиим это искушение обеим вам к испытанию, к познанию своей немощи и к смирению, чтобы понимали мы, что значат апостольские слова: «не высокая мудрствующе; а смиренными ведущееся» (Рим. 12, 16).


Пишешь, что твой Ангел-хранитель, в лице моем, в какомто храме, подводил тебя к ликам древних преподобных и, заставив к ним приложиться, сказал: «подражай им, но иди тише по стопам их, чтоб не знали другие». Святой Иоанн Лествичник пишет: «живя обще с другими, не отличайся от них наружно, а только отличайся одним смирением». — И святой Исаак Сирин в Слове 56 пишет: «добрее есть вознепщеванну быти тебе невежде, за малость разума твоего к прекословию, а не от премудрых, за безстудие. Обнищай за смирение, а не бывай богат за безстудие. Обличи силою добродетелей твоих противноучащих тебе, а не словопрением словес твоих; и кротостию и тишиною устен твоих уста загради и умолкнути сотвори непокоривых безстудие. Обличи невоздержныя благородствием жития твоего: и чувствами безстудныя — удержанием очию твоею».


Всякий из вас да исполняет дело свое с благим намерением и христианским расположением да поступает относительно слов и действий. Люди смотрят на видимое, Господь же взирает на внутреннее расположение человека и действие по совести, как в отношении других, так в отношении самого себя. Когда не можем приносить пользы другим по каким-либо причинам, то позаботимся о пользе хотя своей собственной душевной, по тем указаниям, какие читаем в книге Аввы Дорофея.

Пьянство

Пишешь ты, что муж твой чрезмерно предан винопитию, а ты с ним жестоко обращаешься, бьешь его, когда он бывает в нетрезвом виде. Боем ничего не выбьешь, а хуже в досаду его приведешь. А ты лучше с верою и усердием молись за него святому Иоанну Крестителю Господню и мученику Вонифатию, чтобы Всеблагой Господь, за молитвами Своих угодников, отвратил его от пути погибельного имиже весть Сам судьбами и возвратил его на путь трезвой воздержной жизни.


Пишешь, что повторилась слабость знакомой твоей, а имя ее не написала. Если знакомая твоя пожелает избавиться от означенной немощи, то предлагай ей два средства: одно внешнее, а другое духовное. Внешнее — лечение травою «черногорка». Духовное же средство состоит в том, чтобы знакомая ваша обратила внимание на душевную тоску, от нетерпения которой подвергается она немощи винопития. Один человек, страдавший и тоскою и винопитием, избавился следующим образом: когда почувствует тоску, он уклонялся в тайное место и клал 33 поклона с молитвою: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго», и тоска — отступала. А когда тоска опять появлялась, опять делал то же, и таким молением, при появлении тоски, совершенно избавился от винопития и от самой тоски. Другой человек избавился и от тоски и от винопития чтением Евангелия. А чтобы дело это было твердо и прочно, требуется искренняя и совершенная исповедь и раскаяние за всю жизнь, начиная с шести лет.

Радость

Да возрадуется душа твоя о Господе, облече бо нас в ризу спасения и одеждою веселия одея нас, и глаголет к нам чрез Апостола: «всегда радуйтеся, о всем благодарите: сия бо есть воля Божия» (1 Фес. 5, 16, 18). Слова Апостольские ясно показывают, что полезнее нам всегда радоваться, а не унывать при встречающихся неудачах, радоваться же можем только тогда, когда будем благодарить Бога за то, что случающимися неудачами смиряет нас и как бы невольно заставляет нас прибегать к Нему и со смирением просить Его помощи и заступления. — И когда так будем поступать, тогда и на нас будет исполняться псаломское слово святого Давида: «помянух Бога и возвеселихся» (Пс. 76, 4).


Начинать должно... с благодарения за все. Начало радости — быть довольным своим положением.


...Пишешь, что иногда находит на тебя какая-то мучительная, необузданная, растрепанная, свирепая радость диавольская, которая тебя ужасно утомляет, и что всякая скорбь душевная отраднее этой безобразной радости. Сама теперь видишь, что эта радость с противной стороны, но вместе знай, что эта растрепанная радость находит не без причины, а видно, было когданибудь, что ты по неопытности и неосторожности принимала обманчивую и прелестную радость за настоящую.


Есть смешная, но верная пословица: без струмента и вошь не убьешь. Потребен ноготь. Вот я серьезное и заключил смешным, чтобы тебя, серьезную, сколько-нибудь развеселить. — Потому что... всех веселящихся по-христиански жилище в Горнем Сионе (Пс. 86).


...Что значат слова: и радуйтесь Ему с трепетом (Пс. 2, 11), — объясняет святой Иоанн Лествичник в 7-й Степени: «отвергай рукою смирения, как недостойный, приходящую радость, да не обольстившися ею, волка вместо пастыря приимешь». Проще сказать, при ощущаемой радости должно остерегаться, чтобы не впасть в прелесть вражию. Как удержать в этом святую средину, должно всегда помнить совет преподобного Марка Подвижника: добро есть на таковая не взирати прелести ради, ниже проклинати истины ради, но вся упованием приносити Богови: Той бо весть обою полезное (в «Добротолюбии», гл. 28, о мнящихся от дел оправдитися). Также помнить предостережение Григория Синаита, в последней или 7й главе, о безмолвии в «Добротолюбии»: что сотворит кто, егда преобразуется бес во ангела светла.

Рассуждение

Когда кашу заварим, тогда увидим, что творим.


Я заметил в тебе одну немалую ошибку. Ты о многом, не скажу о всем, рассуждаешь, сообразуясь с своим телесным состоянием и со многими усвоенными привычками и усвоенным взглядом на вещи, и по этому соображению готова писать новые правила для всех, тогда как правильное мнение и здравое христианское рассуждение требует, чтобы мы не только поступки свои, но и самые мысли и мнения поверяли по правилам закона православного и по правилам и постановлениям святоотеческим, и прежде всего по заповедям Божиим. И что окажется в нас несогласное с заповедями Божиими и правилами святоотеческими, в том должно приносить покаяние и смиряться пред Богом и людьми, а не придумывать новые правила в свое оправдание.


Недаром сказано в «Отечнике», что рассуждение выше всех добродетелей, а ты водишься одним желанием без рассуждения, не рассматривая вперед, удобно ли будет исполнение этого желания, и забывая Евангельское слово Самого Господа, глаголющего: «иже хощет по Мне идти, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет» (Мк. 8, 34).


Ум хорошо, два лучше, а три хоть брось.


У N. немощь — скупость, а у тебя немощь — раздавать. У нас был такой-то брат, — раздаст, а потом и скорбит, что того или другого у него нет.

Разум духовный

Живи и старайся наживать ум да разум, не кое-какой, а дельный, основательный, монашеский, не упрямый, а твердый, — и во внешнем по приходу держи расход, и о себе суди по тому, что ты делаешь, а не по тому, что ты думаешь. — Надумать можно многое, но недостаток в исполнении обличает нас.


Спрашиваешь меня: каким образом можешь достигнуть того, чтобы нажить разум духовный, твердый? Смирением, страхом Божиим, хранением совести и терпением находящих скорбей.

Ревность не по разуму

Двое из замечательных покойных оптинских старцев часто говаривали, один: искусство половина святости, а другой при чьих-либо ошибках от неуместной ревности всегда произносил: свят, да не искусен; потому что неискусство, при неуместной ревности, часто может производить бестолковой путаницы не менее самого греха.


Тебе много раз было писано с сестрою, чтобы вы внимали только себе, держались своей кельи, и никак не входили в то, что до вас не касается. — Но ты, как бы вопреки всему этому, лезла и путалась не в свое дело и решилась на такие предприятия, которые выше тебя и выше всех тебя окружающих. Где недоумевали владыки и архипастыри, ты нерассудно и самонадеянно дерзала устраивать судьбу начальниц, забывая слово Всесильного Бога, глаголющего: Мною царив царствуют, и сильный пишут правду (Притч. 8, 15). Ты кто такая, что решилась вопреки мановению Промысла Божия уставлять свою правду? Лучше бы было оставить то, что выше нас, и заняться тем, что касается до нас самих, т. е. стремиться к страху Божию, к хранению своей совести по Бозе, и смиренномудрию, и к самоукорению, без которого человек не может устоять в духовной жизни, а только понесет многие труды и скорби, плода же и мзды не достигнет.


...Ты борим часто бываешь ревностью не по разуму. Сам ты сознаешь вред этой ревности, но с тем вместе представляешь и изветы, что ты не можешь не ревновать и не вразумлять бесчинствующих. В первые дни твоего поселения на этом месте я писал и доказывал тебе, что избрал ты место жительства неудобное и с настроением твоего духа несообразное... Ты засел в многолюдном городе безмолвствовать, забыв слова святого Ефрема Сирина, который говорит: если орел совьет гнездо на жилом доме, то не только не получит успокоения, но и лишится зоркого зрения от дыма. Что тебя понуждает идти к бесчинствующим и, стоя на коленях, упрашивать их и увещевать к благочинию, как не дым, разъедающий и раздражающий твои душевные очи.

Родственники

Помни слова, сказанные в старчестве: от ближнего живот и смерть... А скажу вкратце: умудряйся приобретать жизнь и избегать смерти, живя с теми, с кем живешь, стараясь иметь заповеданное Апостолом, т. е. благость, милосердие, сострадание и любовь (Ср.: Гал. 5, 22), которая есть исполнение закона (Рим. 13, 10), а как? — послушай того же Апостола: «друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов» (Гал. 6, 2).


Спрашиваешь, как тебе быть с родными: получила совет оставить их, а между тем ни от кого не имеешь помощи и не знаешь, писать ли им или не писать? Я тебе говорил, чтобы оставить излишнюю заботливость о родных и близкую связь с ними, а не то, чтобы вовсе не писать им. По времени можно им писать. В теперешних же твоих обстоятельствах можешь не просить прямо, а спросить их, что вот прошло пять месяцев, как ты живешь коекак, как они сами там живут, — воздухом, что ли, питаются, и платят ли за что-нибудь , или без денег все имеют. — Если бы от других ты получила потребное, то могла бы и не напоминать им, а теперь почему же не сделать такого вопроса.


...После всего, что тебе было писано мною, ты упорно стоишь на своем — не хочешь писать родным, а между тем, по причине твоего молчания, они не только огорчаются на тебя, но и тебе денег не высылают, и между собою не могут кончать дела, так что чрез тебя выходит общая неприятность. Ну, не безрассудная ли и не упрямая ли ты. Писала ты мне не раз о какой-то доверенности, но ни разу не объяснила толком, какого рода доверенность от тебя требуется. Как прежде писал я тебе, так и еще повторяю, что дельную и основательную доверенность следует послать, если того требуют семейные ваши обстоятельства. Ты оправдываешь себя тем, что обещала не писать родным. Древние отцы от всего родства отреклись, но зато ни у кого ничего не просили, а питались травами и зельями или от труда рук своих. Если ты не можешь подражать им, никого ни о чем не просить, работать и питаться от труда своих рук или, пожалуй, если можешь питаться воздухом и при этом быть мирною, не роптать и никого не укорять и не обвинять, если можешь все это сделать, тогда и держись за свое обещание. А если не можешь, то сознайся в своей немощи и в нерассудном обещании и смиренно проси у Господа прощения: «Господи, солгала я, окаянная, обещала, чего не могу исполнить! Прости мя грешную!» Спрашиваешь: кому лучше угодить — Богу или людям. Но ты, упорно держась за свое безрассудное обещание, людям досадишь, а Богу этим не угодишь.


<Одна монахиня, у которой остались сироты... взяла их воспитывать, и так привязалась к ним, что меньше стала заботиться о своем спасении.> «Любить надо, — говорил старец, — а привязываться страстно не надо. Заповедь повелевает чтить родителей, и даже награду назначает за это. Но если ты, говорит Тот же Господь, любишь отца, или матерь, или кого-либо больше Меня, то не достоин быть Моим учеником (Ср.: Мф. 10, 37). Значит, только пристрастие не позволяется, а не любовь».


В последнем письме твоем пишешь, что брат твой болен и ты желала бы его видеть. Видеть бы приятно, да не всегда полезно, и сопряжено это со многими неудобствами. Уже мы, новые монахи, совсем изменили древний порядок. Пимен Великий и его братья не захотели видеться и с пришедшею к ним матерью. Не ложно слово Господне: «иже оставит отца, или матерь, и братию... сторицею приимет в веце сем, и в век грядущий живот вечный наследит...» (Мф. 19, 29; Мк. 10, 30). Молись Богу, чтобы Господь устроил полезное и для брата по Своей святой воле.


Вообще о почтении к старшим сказано в Писании: старцу пакости не твори (1Тим. 5, 1). Кольми паче дети обязаны всячески почитать своих родителей, стараясь успокоить их всем, что не противно заповедям Божиим.


...Надежду же свою всю возлагай на Бога, всеблагим Своим Промыслом устрояющего все полезное нам. Этою же мыслию руководствуй себя и в отношении к родственникам. Если Господь возвестит им, то они возвратят тебе должное, хоть и не все, а если не отдадут, то лучше принимать от чужих, чем со своими ссориться. Что же касается до их собственной пользы, — это предоставь им самим: пусть каждый поступает по своему усмотрению.


Вы писали, что, подав однажды нищему милостыню о здравии вашего сына, смутились, когда он стал молиться о упокоении его. Не смущайтесь этим. От ошибки и недоразумения нищего не могло и не может произойти ничего противного для вашего сына, и ничего большего и лучшего никому нельзя пожелать, как в свое время сподобиться Царствия Небесного. А что вы в скорби своей о сыне иногда думали, что лучше бы было для него умереть, нежели жить так, как он живет, — за это укорите себя и с полною верою предайте и себя самую, и сына вашего воле Всеблагого и Премудрого Бога. Если Господь чьи дни сохраняет, то благодетельствует, если чью жизнь пресекает, то паки благодетельствует, и вообще, по слову Святой Церкви, Господь глубиною мудрости человеколюбно все устраивает и полезное всем подает. И потому для человека нет ничего лучше и полезнее преданности воле Божией, а нам судьбы Божий непостижимы. — Вы сознаете, что во многом сами виноваты, что не умели воспитать сына как должно. Самоукорение это полезно, но, сознавая вину свою, должно смиряться и раскаиваться, а не смущаться и отчаиваться, также не должно очень тревожиться вам мыслию, будто вы одни — невольною причиною теперешнего положения вашего сына. Это не совсем правда: всякий человек одарен свободною волею и сам за себя более и должен будет отвечать пред Богом. — Спрашиваете, не написать ли вам сыну вашему наудачу в Москву, и как ему написать, чтоб тронуть его сердце? Напишите ему сперва вкратце, чтоб узнать, где он теперь находится, а когда узнаете, то можете написать ему и подробнее. Можете тогда ему сказать, что он теперь, вероятно, собственным опытом испытал, к чему ведет безбожие и вольнодумство, что, стремясь к необузданной свободе, он забыл, что от греха, особенно досаждения родителям, произошло самое рабство, которого прежде не было на земле, и т. п. Помолясь Богу, пишите, как Господь положит вам на сердце. Но сперва, повторяю, нужно вам узнать, где он находится в настоящее время и в каком положении. И вообще, вам должно теперь не столько заботиться вразумлять его, но более молиться за него, чтобы Сам Господь, имиже весть судьбами, вразумил его. Велика сила матерней молитвы. Вспомните, из какой глубины зла извлекла блаженного Августина молитва благочестивой его матери. А молясь за сына, молитесь и о себе, чтобы Господь простил вас, в чем вы по неведению согрешили.

Ропот

Особенно остерегайся ропота, на кого бы то ни было. Ропот хуже и вреднее всего. Полезнее и покойнее винить во всем и за все себя, а не других. Особенно же должно остерегаться ропота на Промысл Божий, чрез Матерь Божию все благое и душеполезное нам устрояющий. Только мы, человеки, по малодушию своему, часто безумно мятемся и безразсудно скорбим за устрояемую нам пользу душевную.

Рукоделие

Рукоделия чужого лучше не бери, а ходи в церковь и дома занимайся чтением и молитвою, от уныния же можешь заняться своим рукоделием не на срок, и это после за что-нибудь продашь. Господь доселе промышлял о тебе, и далее силен это сотворить, подая потребное к жизни.


Пишете, что по слабости глаз не можете заниматься тонким рукоделием, и просите меня назначить вам какое-нибудь послушание. От скуки можете вязать чулки или иное что подобное.

Самолюбие

И нам бы Господь помог и укрепил нас воздержаться особенно от немощи самолюбия, которое более всего портит наше дело и препятствует душевному исправлению. — Как для мирских корень всему злу сребролюбие, так для монашествующих корень всему злу самолюбие, которого Господь и повелевает прежде всего отрещися: «иже хощет по Мне ити, да отвержется себе» (Мк. 8, 34). — Самолюбие наше примешивается и противодействует каждому доброму делу, и портит, и растлевает оное, особенно же препятствует приносить чистую молитву Богу.


...Советую вам... крепко держаться страха Божия и хранения своей совести, так как это более всего содействует христианину удерживаться на настоящем пути. В случае же уклонения от заповедей Божиих врачевать себя искренним покаянием и твердою решимостью впредь обуздывать свое самолюбие, которое есть главная вина в нарушении заповедей Божиих и всего должного. — От самолюбия гневливость, от самолюбия осуждение и порицание других, от него негодование, и ропот, и самооправдание, и нехотение ничего потерпеть, а вследствие всего этого малодушие и оставление молитвенного правила и чтения духовного и прочего, что требуется от монаха.


В 6-й степени <святой Иоанн Лествичник> говорит, что остроугольные камни, друг с другом соударяясь, округляются и лишаются своей угловатости и остроты. Как ты замечаешь в этом отношении около себя? Стерли ли хоть уголка два у тебя, которые ты думала стирать сама в мнимом безмолвии? Да у самой ведь руки не наляжут. Себя как-то жаль! Ведь от себялюбия и самолюбия вся беда. Они не любят, когда и другие нас затрагивают, и так расшевелятся, что от помыслов и не оберешься. От них плодятся противные помыслы, словно саранча, поедающая не только плоды духовные, но листья и самую кору.


Памятозлобие, зависть, ненависть и подобные страсти кроются внутри и рождаются, и произрастают от внутреннего корня самолюбия. Ветви снаружи как ни обрубай, пока корень этот будет сыр и свеж и не будет употреблено средств подсечь внутренние разветвления этого корня, чрез которые проникает зловредная влага и произращает наружные отпрыски, — труд будет напрасен. Секира к истреблению корня самолюбия — вера, смирение, послушание и отсечение своих хотений и разумений. Секира эта тяжела, но рано или поздно, а надобно взяться за эту рукоять, которая с виду только страшна, а на самом деле успокоительна для держащихся за нее крепкой рукой и неослабной силой.

 

<<предыдущая оглавление следующая>>