Аудио-трансляция

Зем­ной удел че­ло­ве­чес­кий – скорбь, труд, бо­лез­ни, под­виг, пе­ча­ли, не­до­у­ме­ния, тес­но­та, ли­ше­ние то­го или дру­го­го, ос­ко­рб­ле­ния, сму­ще­ния, восс­та­ние страс­тей, борь­ба с ни­ми, одо­ле­ние, или из­не­мо­же­ние, или без­на­де­жие и по­доб­ное сим. Не вот­ще ска­зал про­рок Да­вид: несть ми­ра в кос­тех мо­их от ли­ца грех мо­их (Пс. 37, 4).

преп. Амвросий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

ПРЕДСКАЗАНИЯ, ПРЕДВИДЕНИЯ

Мне приходилось не однажды слышать примеры предвидения и как бы пророчеств обыкновенных людей относительно самих себя, а также других людей, хотя говорившие и не сознавали, что они пророчествуют.

Так рассказал мне наш скитский монах Крискент нижеследующее. – "Иду я однажды по церкви после какой-то службы (тогда я проходил послушание помощника пономаря) и несу пучок огарков свечных. В это время встречается мне иеродиакон и просит отдать ему эти огарки. "Зачем, – спрашиваю, тебе они нужны?" – "Да я их все пожгу!" – отвечает он. Я отдал их ему. В эту же самую ночь келья его загорелась и сам он сгорел. Оказывается, что он ложась, зажег один из огарков и, вероятно, позабыв затушить его, заснул и на этот раз навеки".


Часто люди пророчествуют, сами того не зная. Вот, например, сейчас, мы беседуем, но ни я, ни вы не знаем, для чего и почему. Но я уверенно говорю: значит так надо. Говорят, что все события нашей жизни откроются нам в час нашей смерти, и мы тогда все поймем. Перед нами вся наша жизнь явится, словно написанная в книге.


Рассказывал мне о. Иов, мантийный монах нашего Скита, следующее. "Когда, – говорит, – я еще был в миру, мне приходилось караулить лес. Однажды я заснул, лежа на траве, и это было днем, и вижу: подходят ко мне два монаха и говорят: "Хочешь, пойдем с нами, мы тебе покажем церковь!" – "Хорошо, – отвечаю я им, – пойдем посмотрим". Встал и пошел с ними. Пройдя некоторое расстояние, вижу, что подходим к церкви, которую мы затем кругом обошли. В это время в ней шла служба и пели «Ныне Силы Небесныя с нами невидимо служат» . Пели очень хорошо. Мне хотелось войти в церковь, чтобы послушать таких прекрасных певчих, но сопровождавшие меня монахи сказали мне: "Теперь нельзя, а ты войдешь в эту церковь чрез 6 лет". В это время я проснулся.

О поступлении в монастырь я тогда и не помышлял. Ровно чрез 6 лет я сподобился поступить в Скит Оптиной Пустыни, который я видел во сне. Это было Великим постом, т.е. когда поют на Преждеосвященной обедне "Ныне Силы Небесныя".

Тот же монах Крискент рассказывал мне про другое событие, бывшее в той же Глинской Пустыни:

Один монах говорил ему и о. Казначею Пустыни, что умрет непременно в Софрониевой Пустыни, а не в здешней, т.е. не в Глинской. После трапезы часа через два у вышеупомянутого монаха вдруг пошла кровь гортанью, и он чрез несколько минут скончался. Таким образом ему пришлось помереть не в той Пустыни, в которой он предполагал, а в той, в которой он жил тогда. Во всяком случае, он предсказал скорую свою смерть.


Сокеларий мой, послушник Скита Феодор, рассказывал мне, что один из его товарищей, когда он еще жил в миру, отправился купаться. В это время к родителям этого товарища приходит человек и говорит им: "Василий утонул!" Те побежали к реке, и оказалось, что страх их был напрасный: мальчик оказался жив. Но вот спустя две недели после сего, в праздник Преображения Господня, мальчик этот с другим товарищем отправился купаться, а это было во время ранней обедни, и на сей раз уже действительно утонул.


Покойная игумения Оренбургского Женского Монастыря (умерла в 1890 г.) Таисия передала мне об отце Серафиме Саровском следующее. – "Когда я была еще в миру, то отправилась на богомолье в Киев. На возвратном пути зашла в Саров, где в то время подвизался Преподобный Серафим. (Еще до официальной канонизации в 1903 году святость преподобного Серафима Саровского не вызывала сомнения у Оптинских старцев). Когда я подошла к нему под благословение и спросила, в какой монастырь благословит он мне поступить, то он, благословляя меня, ответил, показывая перстом: "Вон твой монастырек". Действительно, впоследствии Господь сподобил меня основать в Оренбурге сначала женскую общину, а потом она переименована была в монастырь".

От себя добавлю, что в то время я тоже имел окончательное намерение поступить в монастырь, но в какой именно еще не решил и много колебался и смущался по этому поводу. Игумения, произнося слова "вон твой монастырек!", указала мне рукой именно по направлению Скита Оптиной Пустыни, в которой Господь по неизреченному Милосердию Своему и привел меня потом, спустя год с небольшим. Может быть, и это было предсказание, в отношении меня. Нужно заметить, что покойная особенно ничем не выделялась по своей жизни, но жила свято и благочестиво, и была истинною духовной материю для своих духовных дочерей.

Келейник скитоначальника о. Анатолия, о. Захария, передавал мне нижеследующий рассказ купца о предвидении отца Варнавы, иеросхимонаха Гефсиманского Скита.

"Прихожу однажды я к о. Варнаве, – так передавал купец, – с женою и детьми. Сам я был тогда очень болен, а жена была вполне здоровая женщина. Просим благословения, а Батюшка и говорит, указывая на детей наших: "Это все сиротки!". Говорю, что мы оба слава Богу живы, но только вот я скудаюсь здоровьем, а он отвечает: "Скрипучее дерево два века живет, а здоровое скоро помрет". Мы тогда не поняли слов Батюшки. Вскоре померла жена, и дети остались после нее сиротами".

Скажу лично о себе. В сентябре месяце прошлого, 1891 года, получивши от покойного старца о. Амвросия благословение на поступление в Скит Оптиной Пустыни, я возвращался из Оптиной в Казань, чтобы устроить дела свои и подать рапорт в отставку. Заехал по пути в Троице-Сергиеву Лавру и оттуда зашел в Скит, где сподобился видеть отца Варнаву. При взгляде на меня он говорит: "Вам нужно жениться! Проживете долго, долго проживете. У вас болезнь от простуды...".

Действительно, я тогда страдал от инфлюэнцы и не рассчитывал на выздоровление. Слова же «вам нужно жениться» понял после, ибо они означали вступление в духовный союз с Христом.


Монастырский иеромонах и духовник о. Иларий передавал мне, что будто бы о. Макарий, Оптинский старец, как-то при архимандрите Моисее выразился, что последние времена мы не увидим, а потомки наши увидят, как бы намекая на близость кончины мира.


Живущий в нашем Скиту на покое игумен Феодосий передавал мне следующее: «Когда мне было не больше 6 лет, ходивший к нам юродивый, обращаясь однажды к матери моей и указывая на меня, сказал: "Этот будет игуменом, – а указывая на мою маленькую сестру сказал: – а она будет монахиней". То и другое предсказание исполнилось в точности. Сестра моя, монахиня монастыря, теперь умерла".


Вновь постриженный 3 июня сего 1895 года монах о. Антоний (в рясофоре – Алексей), проходящий послушание помощника просфорника, сказывал мне, что много лет назад о. Памва, бывший его отцом духовным, при исповеди назвал его отцом Антонием. Он считал это тогда за ошибку, но теперь понял, что о. Памва назвал его сим именем пророчески. Отец Памва был духовником в Оптиной Пустыни, отличался строгостью своей подвижнической жизни.


Тот же игумен о. Феодосий передавал мне, что он неоднократно слышал лично от отца Амвросия, Оптинского старца, предсказание о будущности Оптиной Пустыни. О. Амвросий говорил так: «Насколько Оптина Пустынь прославилась, настолько же впоследствии обесславится!»


Сказывал мне о. Марк игумен, будто старец о. Лев так отозвался однажды о прысковском помещике Кашкине: "Память его пройдет с шумом".

Сказывал также мне о. Феодосий, игумен, будто он лично несколько раз слышал от Исаакия архимандрита, что о. Герасим окончит нехорошо. Ныне о. Герасим – настоятель Лютикова монастыря.

Монах Нафанаил сказывал мне, что отец Амвросий так выразился однажды об о. Макарии, нынешнем игумене Лужицкого монастыря: «О. Макарий уедет на карей, а не возвратится и на вороных»! Предсказывал еще, что он будет сослан в Соловки. Нужно заметить, что о. Макарий в то время был еще в Оптиной и уезжать из нее не думал. Потом его сослали в один из монастырей южной России, но с почетом – игуменом.

Монах Нафанаил передавал, что за полгода до своей кончины о. Амвросий выражался так: "Придет осень, будем там и сям – достанется тогда и уткам и гусям" (т.е. шамординским монашкам и оптинцам).

Он же передавал: Отец Никон, иеромонах, регент правого клироса, говорит однажды о. Амвросию: "Хотелось бы мне, Батюшка, чтобы меня похоронили рядом с иеросхимонахом Феодотом". Батюшка на это отвечает: "Нет! Мы тебя положим со знатными лицами". Года через 4 после сего о. Никон, будучи в Петербурге у брата своего, занемог и скончался. Похоронен в Александровско–Невской Лавре, вместе со знатными лицами. Брат его, будучи богатым купцом, откупил для него там местечко.

Он же сказывал, что покойный епископ Калужский Виталий, будучи осенью 1891 года в Оптиной по случаю похорон отца Амвросия, выразился пред Белевскими монахинями, которые во множестве стояли у трапезы: "Весь дух отца Амвросия лежит на отце Иосифе". Епископ Виталий шел в это время в трапезу.

ПРЕПОДОБНЫЕ

Преподобный – это человек, исполнивший заповеди. "Будите убо вы совершени, якоже Отец ваш Небесный совершен есть" (Мф. 5, 48). Преподобные очистили душу свою, и освятили ее так, что она по всем свойствам стала подобна Богу. Понятие о подобии предметов мы встречаем и в математике. Один треугольник маленький, другой – большой, но по свойствам своим этот маленький совсем похож или подобен большому, подобен, но не равен. И в природе мы часто наталкиваемся на случаи подобия предметов.

Люди, по свойствам души своей уподобившиеся Богу, называются преподобными. Раньше их жизнеописаниями интересовались, теперь эти книги основательно забыты, к великому нашему несчастью.


И правда, наше время очень трудное. Отчего? Да оттого, что теперь особенно легко отпасть от Христа, а тогда – погибель. Те, кто последовали за Христом, преподобные Его, те и воцарятся с Ним.


Фарисеи и книжники осуждали Христа за то, что Он Себя называл Богом – "равен Ся творя Богу" (Ин. 5, 18). Господь в ответ на их порицание не сказал: "Я единосущный Отцу Бог", но возразил им: "Несть ли писано в законе вашем: Аз рех: бози есте (Пс. 81, 6) ?" (Ин. 10, 34). Это относилось к израильтянам. Фарисеи ничего не могли ответить на это и замолчали. Но каким образом человек уподобляется Богу, как можно применить к нему это название? У древних греков были боги, олицетворявшие собой разные свойства людей, как хорошие, так и порочные, но здесь не про таких богов говорится. Конечно, быть такими же, как Господь, не только из людей, но и из ангелов никто не может, но уподобляться Богу должен каждый человек, если хочет достигнуть Царствия Небесного. Святых, подражавших в высшей степени Богу, так и называют преподобными, но каким образом они похожи на Бога? Поясним это примером. Если взять несколько капелек воды, то хотя они будут малы, но по своим свойствам напоминают то озеро или реку, из которой они взяты. Так и святые заимствуют от Господа Его свойства: благость, любовь, милосердие – и тем уподобляются Господу.


Всем известен знаменитый композитор Моцарт. Имя его стяжало бессмертие. Однажды один немец, тоже музыкант, пожелал видеть Моцарта и отправился в Италию. Прибыл он в Милан и вдруг узнает печальную новость: "Моцарт умер". Музыкант был в большом горе, но его успокаивали:

— Умер отец, зато жив сын.

— А он похож на Моцарта?

— Вылитый отец!

— Ну хорошо, посмотрю на сына.

Ему показали, где его можно увидеть; он служил в банке. Музыкант пришел к нему и нашел его сидящим за прилавком.

— Вы ли сын знаменитого Моцарта? – спросил немец.

— Я, а что вам угодно?

— Ничего, я пришел только посмотреть на вас.

— Что же на меня смотреть?

— Вы так же любите музыку, как ваш отец? Наверное, уже написали какое-нибудь бессмертное произведение? – продолжал музыкант.

— Никакого, уверяю вас; вот единственная музыка, которую я люблю, – и Моцарт-сын взял горсть червонцев и бросил на прилавок, – всякую же другую музыку я терпеть не могу.

Разочарованный немец вернулся в Германию и рассказал собравшимся товарищам о своем посещении Моцарта. Все задумались, а один из слушателей произнес: "Да, не в отца". Действительно, сын был не в отца. Печальная история!

Мы, пожалуй, склонны осудить Моцарта-сына, но посмотрите лучше на себя. Все мы дети Отца Небесного и должны были бы походить на Него. Что на деле выходит? И про нас часто можно сказать: "Не в Отца!" А между тем, чтобы достигнуть Царствия Небесного, непременно нужно быть "в Отца", иначе туда не пустят. Вот святые были "в Отца". Они и называются преподобными, т.е. в высшей степени уподобившиеся Богу; а нам, грешным, хоть бы подобными-то быть, чтобы не лишиться вечной жизни.

ПРЕЛЕСТЬ

Ужасную вещь выдумал Франклин, предлагающий на особых табличках отмечать, что ты преуспел за день, за неделю и т.д. Этим путем до невероятной прелести можно дойти и в бездну погибели рухнуть. Беседа 11 апреля 1911 г. (25)

ПРЕОБРАЖЕНИЕ

Во время Преображения Господа Иисуса Христа пред учениками Своими, одежды Его сделались блистающими, весьма белыми, как снег, как на земле белильщик не может выбелить. Следовательно, при этом и вещество, неорганическая материя и то – преобразилось. Не есть ли это образ преображения всего видимого, вещественного мира, имеющего быть при Втором Пришествии Христовом, когда этот видимый мир сгорит и будет новое небо и новая земля. ЕВАНГЕЛИЕ от Марка, Глава 9, стих 3: -20

Чтобы духовно преобразиться, нужно очистить сердце свое от страстей

Апостолы, бывшие со Христом на Фаворе, наполнились великой радости, они даже позабыли себя: "Господи, добро есть нам зде быти, – восклицает за всех ап. Петр, – аще хощешь, сотворим три сени: Тебе едину, и Моисею едину, и едину Илии" (Мф. 17, 4), вот, а про себя-то и не говорит, не просит позволения создать еще сень или кущу для трех апостолов. Таково блаженство от созерцания славы Господней, блаженство, ни с чем не сравнимое. Но, может быть, кто-нибудь захотел бы в этой жизни быть все время на Фаворе! Невозможно это. Один Святой сказал: "Сначала побудь на Голгофе, а потом уже взойдешь на Фавор". Св. Исаак Сирин говорит: «Сперва нужно потерпеть досаду креста, а потом уже ощутить славу креста» . Чтобы ощутить эту славу, чтобы духовно преобразиться, нужно очистить свое сердце от страстей. Св. Исаак Сирин говорит так: "Кто возбраняет устам своим клеветать, тот хранит сердце свое от страстей. А кто хранит сердце свое от страстей, тот ежечасно зрит Господа... Если любишь чистоту, при которой может быть зрим Владыка всяческих, то ни на кого не клевещи и не слушай того, кто клевещет на брата своего... Кто желает видеть Господа внутри себя, тот прилагает усилие очищать сердце свое непрестанным памятованием о Боге; и, таким образом, при светлости очей ума своего, ежечасно будет он зреть Господа...".


Теперь повсюду ненавидят христианство. Оно есть ярмо, мешающее жить вольно, свободно творить грех. Еще Гете один раз про христианство выразился так: «Только две вещи ненавижу я: клопов и христианство». Смотрите, какая насмешка, какое кощунство. Когда он умирал, то закричал: «Свету больше! Свету больше!» Страшные слова... Значит, на него уже надвигалась адская тьма. Вот так и теперь ненавидят христианство, и по смерти идут на дно адово, а здесь, в тиши спасаются, как, например, о. Феодул. Он уже не думал ни о чем мирском, потерял всякое пристрастие к миру. Это выражение я еще замечал у художников. Например, на одном вечере Майков и Полонский читали свои произведения, и у Майкова оно было чуть заметно, чуть-чуть мелькало во время его сильного воодушевления. Но вся полнота принадлежит, конечно, инокам... Да, Лице Его бе грядущее во Иерусалим... (Лк. 9, 53).

ПРИРОДА

Много назидательного дает нам и наблюдение окружающей природы. Все знают растение подсолнечник. Свою желтую голову он всегда обращает к солнцу, тянется к нему, откуда и получил свое название. Но случается, что подсолнечник перестает поворачиваться к солнцу, тогда опытные в этом деле говорят, что он начал портиться, в нем завелся червь, надо его срезать.

Душа, алчущая оправдания Божия, подобно подсолнечнику, стремится, тянется к Богу, Источнику света, если же перестала искать Его, следовательно, такая душа гибнет.

Святые начинали познавать смысл видимой природы

Святые начинали познавать смысл видимой природы. Им дела нет до видимого механизма вещей, а смысл их они понимают. Подобно тому, как мы пользуемся часами, и нам никакого дела нет до устройства механизма и химического состава их. Или, мы пробуем яблоко, ощущаем приятный вкус и не заботимся о том, какой его химический состав. Вот бегает блаженный по улицам Устюга, вбегает в церковь, становится на колени перед иконой Божией Матери и начинает молиться: «Божия Матерь, спаси нас, спаси нас». Потом обращается к народу и кричит, чтобы они покаялись, чтобы не делали таких-то и таких-то беззаконий, «а то вас Боженька камушками побьет». Его начинают бить, что он сумасшедший, кричит здесь. Прогнать его. Ибо всех пророков побивают камнями. Но вот проходит время, и что же? Однажды видят все жители, что на их город надвигается страшная черная туча. Храмы наполняются молящимися, ибо делается что-то необыкновенное, туча кажется какой-то очень страшной, заволакивает половину неба. Блаженный вбегает опять в церковь: «Ну, что я вам говорил, теперь сами видите. Молитесь, молитесь...» И сам молился – и туча разрежается. Наконец, все прошло, небо опять чисто. Жители выходят за город и видят, что на огромном пространстве лежат раскаленные черные камни. Это были аэролиты. Но тогда об этом ничего не знали. Конечно, если бы эти аэролиты упали на город, то всех бы и побило. Эти аэролиты и теперь еще лежат, ученые исследовали их и нашли, что это аэролиты. Но как они могли упасть в одно место, этого они сказать не могли и не могут. А этому блаженному, значит, было известно, что они упадут, если он предсказал это. Почему именно на этот город – неизвестно, может быть, и были какие-либо ужасные грехи, но случилось это, да явятся дела Божии...

Слышали, был писатель поэт Баратынский, он поклонялся германскому поэту Гете, не знаю, поклонялся ли Христу. Когда Гете умер, он на его смерть написал стихотворение. В нем говорится, что Гете был великий гений, ум, понимал всю природу, и журчанье ручья, и шелест травы, все, все... Едва ли это так. Это у Баратынского просто художественная гипербола. Но отнимем Гете и возьмем одно стихотворение. На него написал критику Белинский и сказал, что «таков идеал человека». Да, он правду сказал, ибо святые, действительно, начинают познавать смысл видимой природы. Вы понимаете меня?


... Не самое творение хвалит Господа, как, например, снег будет хвалить, но он сам собою доказывает славу и премудрость Создавшего его. Также огонь, ветер, град – не сами хвалят Бога, а только показывают собою славу, силу и премудрость Господа. А сознательно прославляющим Бога является уже человек, который, познавая Божие творение, прославляет Бога. В этом смысле и сказано: «всякое дыхание да хвалит Господа» (Пс. 150, 6).


[По поводу стихотворения М.Ю. Лермонтова «Когда волнуется желтеющая нива...»].

— Да, это стихотворение вы хорошо напомнили, да... в таком смысле даже всякое творение говорит; что птицы имеют свой язык, это даже признают некоторые ученые. Поет соловей, – конечно, славит Бога.


Птицы и звери имеют свой язык, свои знаки для разговора.

У одного патриарха, человека святой жизни, был диакон, который постоянно над ним издевался. Святой все терпел. Однажды, когда патриарх сидел за столом со многими приехавшими и собравшимися к нему гостями, диакон по обыкновению начал перед всеми смеяться над ним. Все удивлялись дерзости диакона и еще более терпению патриарха. Вдруг на подоконник сел ворон и стал каркать. Диакон, смеясь, спрашивает:

— А ну скажите-ка, Ваше Святейшество, что это ворон каркает?

— Он каркает, что сатана сейчас исхитит из тебя твою душу.

Едва проговорил это Святой, как диакон упал замертво и почернел.

Видите, значит, он понимал, что говорил ворон, или, может быть, это был сам сатана в образе ворона и каркал. Только Святой понимал это ясно, понимал этот язык. Вот подобно святым, может быть ясным и все другое из сей видимой нами природы. Когда вы будете читать книгу преп. Петра Дамаскина, вы там увидите, что я говорю.

ПРИЧАЩЕНИЕ СВЯТЫХ ТАИН

Господь беспредельно благ. Жертва, принесенная на Голгофе, так бесконечно велика, что грехи всего мира по сравнению с этой жертвой "яко ничесоже". Это все равно, как если кто взял горсть или пригоршню песку и бросил бы в море. Замутилось бы оно? Разумеется, нет, оно останется по-прежнему невозмутимым. Но и эта горсть может погубить нас, если мы не считаем себя грешниками и не каемся пред Господом. Причащение Св. Таин попаляет все грехи; отчего, особенно у простых людей, всегда спрашивают: причащался ли больной перед смертью? Если узнают, что усопший сподобился Св. Причащения, то радостно отвечают "Слава Тебе, Господи!"


Поздравляю причастниц с принятием Св. Таин. Принимая сегодня Тело и Кровь Христову, вы ощутили, конечно, духовную радость, каждая по силе своей – одна больше, другая меньше, но все-таки ощутили. Хотя и думается нам иногда, что и после причащения осталась душа наша совершенно холодною, как будто и не приходил к нам Христос – ничего, унывать не надо. Святые принимали Таины с горячею любовью и твердою верою. Например, преподобный Серафим, всегда исполненный любовию, в день причащения весь проникался пламенем любви ко Господу, и то, что он ощутил, принимая Тело и Кровь Христову, нам, грешным, постичь невозможно. Но если мы, по-видимому, и с холодным сердцем причастились, и за это слава Тебе, Господи! По силе мы поготовились к сему великому Таинству, имели желание соединиться со Христом, а испытывать духовные восторги – это не от нас зависит – но «имже дано». – «Господи, хочу я быть с Тобою, хочу приобщиться жизни Твоей, но душа моя холодна и бесчувственна; славлю Тебя, Владыко, и за эту холодность, значит, так нужно, значит, это полезнее для души моей, чем духовные утешения». Господь видит вас и, если посылает испытания, то для вашего же блага. Все причастницы записаны в книге жизни, и если Господь и не дает вкусить духовных восторгов в этой жизни, то сторицею вознаградит в будущей.

Частота Причащения

В первые дни христианства последователи Христа Спасителя причащались каждый день, и жизнь они вели равноангельскую, были готовы предстать перед Лицем Божиим каждую минуту. Никто из христиан не был безопасен каждую минуту. Часто случалось, что утром христианин причащался, а вечером его схватывали и отводили в Колизей. Конечно, находясь в опасности, христиане зорко следили за своим внутренним миром и проводили жизнь в чистоте и святости.

Но первые века прошли, гонения со стороны неверных прекратились, всегдашняя опасность миновала. Тогда вместо ежедневного причащения стали причащаться один раз в неделю, затем раз в месяц, и даже сократили до одного раза в год.

У нас в Скиту держатся устава Афонской Горы, где он был составлен святыми старцами и передан во всегдашнее назидание, и в монастыре у нас придерживаются тоже этого правила. Все иноки причащаются пять раз в год, но по благословенной причине можно и чаще. К этому так привыкли, что более частое причащение обращает на себя всеобщее внимание.

— Что это отец Иероним сегодня причащается?

— Ему разрешил Старец.

— Но отчего?

— Ему явился диавол чувственным образом, а потому он совсем расслабел.

— А... ну, так понятно...


Сегодня многие из вас причастились Святых Таин, приняли в себя самого Христа, Этого Небесного Гостя. Великий это дар Божий. Но приняв Христа, нужно, стараться и удержать Его в себе. А то часто случается, что придет Он и уйдет, опять придет и снова уйдет. Впрочем, когда Он и уходит, то все-таки остается след Его присутствия, а потому нам, грешным, так важно чаще причащаться, чтобы чаще посещал нас этот Божественный Гость. В молитве перед Св. Причащением говорится: «да не на мнозе удаляяйся общения Твоего от мысленнаго волка звероуловлен буду».

Первые христиане каждый день причащались, но зато вели они жизнь равноангельскую, так что каждое мгновение готовы были предстать пред Лице Божие. Затем религиозный пламень стал остывать, и начали причащаться раз в неделю, раз в месяц, и наконец, – раз в год, а некоторые и в два года раз причащаются. Конечно, безусловно важно и спасительно причащаться, но здесь может быть и другая опасность. Если ждешь к себе Христа, то нужно прибрать свою внутреннюю храмину, а без этого причащение неполезно. А потому свв. Отцы говорят, что лучше реже причащаться, но внимательнее готовиться к сему великому Таинству. У нас собирались старцы, чтобы решить, сколько раз нужно причащаться инокам, и было решено: что достаточно 5 раз в год: во все 4 поста, причем в Великий пост 2 раза, затем разрешается, по желанию, причащаться в день Ангела или рождения, далее по особенным причинам, в случае отъезда и т.д., но все-таки не более 6–7 раз в год, и довольно. Инокам, собственно и мирянам, но особенно инокам, нужно стараться долее удерживать в себе Христа, пока Он не сделается из Гостя Домовладыкою, как у святых людей.


Вот наступает Успенский пост, все вы будете говеть и причащаться Св. Таин. Некоторые мирские думают, что говеть нужно только один раз в году, но это несправедливо; лучше говеть почаще. Многие мои духовные дети часто причащаются, от того и исповедывать их мне легче, я знаю всю их душу; тех же, которые по два или три года не говеют, и исповедовать трудно, очень уж замарается душа, не знаешь, как очистить ее. Беседа 7-я. 30 июля 1912 г.

Господь не всех сподобляет принятия Св. Таин

Однажды, это было в Петербурге, мне рассказывал один священник из церкви преподобного Сергия, что на Литейной улице:

— Зовут меня вечером напутствовать Св. Тайнами больного. Прихожу, спрашиваю, где больной. Ко мне выходит пожилых лет мужчина, на вид совсем здоровый, и говорит, что это он для себя пригласил.

— Кощунствовать с этим великим Таинством нельзя, – отвечаю, – меня просили напутствовать больного, а вы совершенно здоровы.

— Я лет 20 не был у исповеди и Причастия, – ответил он, – вдруг какой-то голос властно говорит мне: «Ты сегодня умрешь», – оттого-то я и побеспокоил вас.

— Если так, то будем исповедываться.

Начинается исповедь, и что это была за исповедь! Душа его была, как проказою, покрыта всевозможнейшими грехами. Наконец, накладываю епитрахиль и читаю разрешительную молитву.

— Значит, все грехи прощены и я могу причаститься? – спросил он.

— Прощены, и я сейчас причащу вас.

Приготовили все, читаю молитвы и хочу причастить его, но у него сжимаются зубы, и, несмотря на все усилия, он не может их разжать. Тогда он идет в свой рабочий кабинет, берет клещи и хочет разжать ими рот, но не может. Так и умер, не приняв Св. Таин. Грехи ему прощены – но отчего Господь не сподобил его причащения – это неисповедимая тайна Божия.

А принять Св. Таины – великое дело. Если бы кто из причастников умер до прошествия 24 часов после Причащения, то душа его пошла бы в рай. Бесы не могут приблизиться к такой душе, опаляемые сиянием Тела и Крови Христовой. Что же требуется для приготовления к этому великому Таинству? Во-первых, – сознание своей греховности; во-вторых, – сознавая свое собственное бессилие в деле спасения, твердая надежда на милосердие Божие. Когда мы сами своими усилиями думаем исправиться, то все не удается, все выходит клякса, и только Один Господь силен нас спасти к лучшей жизни.

— Господи, помози мне, на Тебя одна надежда! – воззовем к Господу, и Господь не презрит обращающуюся к Нему душу.


Мне вспоминается один случай. Не так давно по неисповедимым путям Божиим я попал в Манчжурию в качестве духовника при тамбовском отряде Красного Креста . Ежедневно привозили множество раненых, и я, как Господь помогал, утешал, а умирающих соединял со Христом Причащением Св. Таин. Часто случалось: пойдешь к какому-нибудь больному, – у кого живот пробит и вырваны куски кишок, у кого рука или нога раздроблены, – подойдешь к нему, а он страдает не столько от боли, сколько от воспоминаний о родной семье. У него и жена, и маленькие ребятки, которые ждут возвращения своего тяти, а тятя лежит в госпитале с неисцельной раной. Надо иметь каменное сердце, чтобы пройти мимо такого страдальца.

Однажды пришел я в госпиталь и вижу – пришел новый вагон с 250 ранеными; лежат они вместе, рядами, только одна кровать стоит далеко от других, лежит на ней больной и тяжело стонет. Спрашиваю я сестреночку:

— Что это за больной?

— Он неизлечим, к утру, наверное, умрет.

— Ах, Господи, нужно его приобщить, приготовьте все, я сейчас приду с Дарами.

В это время ко мне подбежал доктор со словами:

— Не подходите к этому больному, его нельзя причащать!

— Как нельзя? А душа? Надо ее утешить!

— Он болен страшно заразной болезнью – японской чумой. Если вы к нему подойдете, непременно заразитесь.

— Но вы же подходите!

— Мы принимаем все меры предосторожности, одеваем на руки длинные перчатки, пропитанные дезинфицирующими средствами, рот также закрываем, чтобы не встретиться с дыханием больного. Мы все сделали, что велела нам совесть, но вы к нему не подходите, он в бессознательном состоянии, и хотя я не священник, но знаю, что таких нельзя исповедывать и причащать.

Действительно, доктор был прав: исповедывать и причащать человека, находящегося без сознания, невозможно. К утру больной умер: хоронили его с большими предосторожностями.

Этот случай сходен с тем, что происходит в духовной жизни.

Очень опасно принимать Св. Таины не готовясь, тем более кощунственно

Вот кто не готовясь, кощунственно приступает ко Святому Причастию, тот находится в великой опасности и легко может навеки погибнуть. Я слышал про одного человека – невера, который однажды кощунственно принял в себя Св. Таины – и, придя домой, со смехом говорил своим родным: «Поздравляйте меня, я съел хлеба и выпил вина». Но родители, верующие люди, отнеслись к этому серьезно и, ужаснувшись его дерзости, решительно сказали: «Встань на колени и моли Бога, чтобы Он не покарал тебя». Их слова произвели на него сильное впечатление, он испугался и действительно встал на колени, а наутро он был разбит параличом. Долго он хворал, лишился сна и покоя, если же, измученный, и засыпал, то во сне он видел страшные видения. Так прошел целый год. Поправился он также неожиданно, как и заболел. Однажды, по просьбе больного, он был причащен Св. Таин и моментально выздоровел. Болезнь резко изменила его: он от тьмы повернул к Свету.

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>