Аудио-трансляция

Де­ло спа­се­ния на­ше­го тре­бу­ет на вся­ком мес­те, где бы че­ло­век ни жил, ис­пол­не­ния за­по­ве­дей Бо­жи­их и по­кор­нос­ти во­ле Бо­жи­ей. Этим толь­ко при­об­ре­та­ет­ся мир ду­шев­ный, а не иным чем, как ска­за­но в псал­мах: мир мног лю­бя­щим за­кон Твой, и несть им соб­лаз­на (Пс. 118, 165).

преп. Амвросий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

ЦЕЛОМУДРИЕ

В Задонске подвизался известный в свое время подвижник Георгий. Рано познал он всю суету мирской жизни и ушел в монастырь. Но и этим не удовольствовался, а избрал себе совершенное уединение – затвор. Здесь в посте и молитве, богомыслии проводил он время, но искушения не оставили его.

Когда он был еще в миру, то любил чистой любовью одну девушку, и образ ее часто вставал перед ним, смущая его душевный покой.

Однажды, чувствуя свое бессилие в борьбе, он воскликнул:

— Господи, если это мой крест, то дай силы понести его, а если нет – изгладь из моей памяти самое воспоминание о ней!

Господь услышал его. И вот той же ночью он видит во сне девушку необычайной красоты, облеченную в золотые одежды. В ее взоре светилось столько неземного величия и ангельской чистоты, что Георгий не мог оторвать от нее глаз и с благоговением спросил:

— Кто ты? Как твое имя?

— Мое имя – целомудрие, – ответила девушка, и видение кончилось.

Придя в себя, подвижник возблагодарил Господа за вразумление. Образ, виденный им во сне, запечатлелся так в уме его, что совершенно изгнал все другие образы.

И я усердно прошу вас: изгоните все образы из головы и из сердца вашего, чтобы там был только один образ Христа.

ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Сколько верст от Петербурга до Козельска? Пожалуй, больше тысячи, и это расстояние поезд проезжает в одни сутки! Может быть, впоследствии удастся и на воде устраивать железные дороги, укрепив рельсы на особого рода площадках, и понесутся тогда любители путешествий в Африку, Америку, Австралию... Наука идет вперед большими шагами; если бы нашим отцам или дедам сказали, что люди по телеграфной проволоке научатся говорить на огромное расстояние или, например, переговариваться по телефону, то они не поверили бы и, пожалуй, сочли бы человека, рассказывающего о таких вещах, за сумасшедшего.

Да, действительно, в области разных изобретений мы далеко ушли вперед, но стало ли лучше жить людям? Увы, наоборот, стало еще хуже. В 1884–85 году была в Париже выставка. Ее посетил один профессор Оксфордского университета. Возвратясь домой, он говорил студентам:

— Видел я всевозможные машины, машины на все – только одной, притом простой машины, я не видал, и на мой вопрос, будет ли такая изобретена, дают отрицательный ответ.

— Какая же это машина? – удивленно спросили студенты.

— Машина, делающая счастье, – ответил он.

Действительно, счастья нет, т.к. его хотят создать без Христа и горько ошибаются.

ЧИСТОТА СЕРДЦА

Однажды, когда я был еще послушником, вышел я из своей безмолвной кельи теплою июльскою ночью. Луны не было, но бесчисленное множество звезд сияло на темном небе. Любил я ходить по уединенной аллее скитского сада в это позднее время, чтобы, оставшись наедине с Богом, оторваться от всего житейского. Подхожу к большому пруду и вдруг вижу одного нашего схимника, о. Геннадия, проведшего в Скиту уже 62 года. Последние годы он совсем не переступал за скитские ворота и позабыл про мир.

Стоит неподвижно и смотрит на воду. Я тихо окликнул его, чтобы не испугать своим внезапным появлением. Подошел я к нему:

— Что делаешь ты тут, отче?

— А вот смотрю на воду, – отвечает он.

— Что же ты там видишь?

— А ты ничего в ней не видишь? – в свою очередь спросил о. Геннадий.

— Ничего, – ответил я, – вода и вода.

— А я, – сказал схимник, – созерцаю премудрость Божию. Я ведь полуграмотный, только и научился Псалтирь читать, а Господь возвещает мне, убогому, Свою волю; и дивлюсь я, часто ученые люди не знают самого простого относительно веры. Видишь ли, все это звездное небо отражается в воде, так и Господь вселяется в чистое сердце; следовательно, блаженства должны ощущать души, стяжавшие чистоту, – "Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят" (Мф. 5, 8).

— Вот я сколько ни стараюсь, не могу стяжать душевной чистоты, хотя и знаю как это важно.

— А понимаешь ли ты, что такое чистота сердца? – спросил о. Геннадий.

— По опыту не знаю, так как не имею этого, – ответил я, – но думаю, что чистота заключается в полном беспристрастии: кто не имеет ни зависти, ни гнева, никакой другой страсти, у того и есть чистое сердце.

— Нет, этого мало, – возразил схимник, – недостаточно только ополоснуть сосуд, надо наполнить его еще водой; по искоренении страстей надо заменить их противоположными добродетелями; без этого не чистится сердце.

— А вы надеетесь войти в Царствие Небесное, отец Геннадий?

— Надеюсь, что там буду, – сказал он уверенно.

— Так как же вы сами говорите, что не имеете чистоты душевной, а только "чистии сердцем Бога узрят"?

— А милосердие Божие? Оно и восполнит все, чего недостает. Оно беспредельно, и я имею твердую надежду, что и меня Господь не отринет, – сказал схимник, и в его словах слышалась глубокая вера и искренняя надежда на милосердие Божие.


В книге Притчей Соломона, жившего еще до рождества Христова, говорится: "Сыне, всяцем хранением блюди твое сердце" (Притч. 4, 23), и еще: "Даждь Ми, сыне, твое сердце" (Притч. 23, 26), – эти слова говорит Сам Господь через премудрого мужа.

Святой пророк Давид восклицает: "Сердце чисто созижди во мне, Боже" (Пс. 50, 12). – Что это значит? Т.е. просит Господа избавить сердце от страстей, чтобы отдать его Богу чистым.

Господь сказал про сердце человека: "От сих бо исходища живота" (Притч. 4, 23). Сердце – это центр человека, от него все зависит: "Идеже бо есть сокровище ваше, ту будет и сердце ваше" (Мф. 6, 21).

Необходимо дать себе отчет, к чему лежит наша душа, что составляет ее содержание. Носим ли мы Христа, или привязываемся к чему-либо земному? Хорошо, если каждая из нас будет посвящать хоть час или два вечером на рассмотрение своего сердца, чтобы определить – любит ли оно Бога, или что-то временное. А возлюбить всей душой Христа необходимо: «Даждь Ми, сыне, твое сердце!» (Притч. 23, 26). Но что мы ныне замечаем: отдают свое сердце, но не Господу. Одни привязываются к богатству, так что вся его радость в приобретении денег; другой ждет славы: ему ничего более не надо, только бы все говорили и преклонялись перед его талантом, – это большею частью люди ученые или художники; третьи отдают свое сердце красоте: восторгаются красотами мира сего и, особенно, преклоняются перед красотою женщины, – это опять художники.

ЧТЕНИЕ

Не надо читать все подряд

Здесь быть определенного ничего не может. Общее правило такое: вначале надо прочесть книги, учащие о деятельной жизни, а потом уже о созерцательной... Вас Сам Господь будет учить...


Читайте Св. Писание, а также Жития святых, особенно святых великомучениц Екатерины, Варвары, Ирины, прпмц. Евдокии, потому что святой дает частицу своей крепости читающему его житие с верой, и поможет при прохождении мытарств. Св. Писание есть книга жизни, писания же еретиков ведут к смерти. Не читайте их, чтобы мрак сомнений не окутал вашу душу.


Святые отцы и наши старцы советовали читать книги своего направления, и чтением еще больше укреплять и развивать свое убеждение...  


Когда Господь Иисус Христос посылал Своих учеников на проповедь, то говорил: "Когда же приведут вас в синагоги, к начальствам и властям, не заботьтесь, как или что отвечать, или что говорить, ибо Святый Дух научит вас в тот час, что должно говорить" (Лк. 12, 11–12). И слова Господни исполнились. Простые, неграмотные рыбаки своим учением покорили всю вселенную. Мудрецы века сего не могли противостоять такому учению. Дух Святый и теперь действует через Священное Писание и через преданных Богу людей. Оттого-то св. книги, в частности, книги Житий святых, так благотворно влияют на душу человека, т.к. это слово жизни; в писаниях же неверующих Ренана, Ницше и прочих – смерть, потому что мраком, тоской и отчаянием покрывается душа от подобного чтения, точно мрачные туманы спускаются со всех сторон и облегают сердце человека, а слово Духа Святого – животворит.


Давно это было, в 5-м веке, т.е. от Рождества Христова прошло пятьсот лет.

Два образованнейшие мужа, и притом глубоко верующие, решили сделать кругосветное путешествие и обойти все существовавшие тогда монастыри, чтобы узнать и записать особенные случаи милости и благодати Божией в назидание себе и людям.

В настоящее время, к сожалению, образованность светская и глубокая вера не соединяются, и сплошь и рядом случается, что светские образованные люди бывают неверующими и часто ведут порочную жизнь.

Но с этими мужами было иначе. Образование не удалило, а приблизило их к Богу. Они свое путешествие совершили и составили книгу под заглавием "Луг духовный".

Люди летом стремятся покинуть душные города, чтобы подышать свежим воздухом, и один на неделю, другие на месяц, а более состоятельные уезжают на все лето. Подобно тому, как освежающе действует на человека природа, так и эта книга освежает человека духовно. Издается она в Троице-Сергиевой Лавре, но цена дорогая – около двух рублей. Но стоит она дороже.

Там говорится про монахиню, удалившуюся в пустыню, чтобы не быть соблазном для полюбившего ее юноши. Она живет там восемнадцать лет, питаясь мочеными бобами, которые она взяла из города. Про мужа и жену, отдавших пятьдесят монет Христианскому Богу, и потом получивших вшестеро больше обратно...


Дети мои, читайте Св. Писание и творения св. Учителей Церкви, т.к. через них говорит Сам Дух Святый. Но не читайте таких «учителей», которые могут оторвать вас от Христа. Да спасет нас от них Господь! Будем следовать только Христову учению и спасемся.

У Хомякова есть прекрасное стихотворение «Звезды», в котором он небесный свод с миллиардами звезд сравнивает с учением Галилейских рыбаков, т.е. с Евангелием.

В час полночный близ потока

Ты взгляни на небеса:

Совершаются далеко

В горнем мире чудеса.

Ночи вечные лампады

Невидимы в блеске дня,

Стройно ходят там громады

Негасимого огня.

Но впивайся в них очами –

И увидишь, что вдали,

За ближайшими звездами,

Тьмами звезды в ночь ушли.

Вновь вглядись – и тьмы за тьмами

Утомят твой робкий взгляд:

Все звездами, все огнями

Бездны синие горят.

В час полночного молчанья,

Отогнав обманы снов,

Ты вглядись душой в Писанье

Галилейских рыбаков.

И в объеме книги тесной

Развернется пред тобой

Бесконечный свод небесный

Лучезарной красотой.

Узришь – звезды мыслей водят

Тайный хор свой вкруг земли.

Вновь вглядись – и там вдали

Звезды мыслей тьмы за тьмами,

Всходят, всходят без числа,

И зажжется их огнями

Сердца дремлющая мгла.

Да, истинное учение Христово способно зажечь и холодные сердца. «Огня приидох воврещи на землю» (Лк. 12, 49), – говорит Спаситель. Всех, идущих за Христом, покрывает и спасает благодать Божия.

Чтение классики

В то время, как в миру увлекаются светской литературой, часто безнравственной, в монастыре – чтение Псалтири, и в свободное время – Жития святых. Когда я поступил в монастырь, то у меня явилось желание перечитать всех наших классиков, я открыл это Старцу, но тот запретил. Теперь я радуюсь, что послушался мудрого совета, т.к. желание заняться светской литературой было приманкой врага, чтобы возбудить во мне воспоминание о мирской жизни, а, может быть и сожаление о ней.

Я не хочу сказать, чтобы чтение наших великих писателей было грехом, но есть чтение более полезное и назидательное. Во-первых, чтение Псалтири: здесь мы можем почерпнуть все эстетические наслаждения. Книга эта написана св. царем и Пророком Давидом по внушению Святого Духа, сам Пророк говорит об этом: "Язык мой – трость книжника скорописца" (Пс. 44, 2).

Незаменимое чтение представляют собой Жития святых, особенно на славянском языке.


Искоркой стремления к Богообщению надо дорожить, не давая окружающему мраку погасить ее. Опять повторяю: лучшие наши писатели стремились к Богу, хотя теперь как-то забыли об этом, и студенчество сейчас ничего не читает, а о Шекспире и Пушкине и понятия не имеют. А эти писатели могли бы поднять их от будничной серой, обыденной жизни и привести к Богу. Впрочем, надо сказать, что такое чтение хотя и может довести до мыслей о небе, поведет оно, так сказать, окольными путями. Лучше же избрать прямую дорогу, которая открыта перед нами, лучше читать творения св. Отцов Церкви, Жития святых.

Человек может изменяться под влиянием прочитанного

Когда я был в гимназии, в моем классе было два товарища, отчаянные шалуны. В общем они были добрые малые, и их шалости никогда не были скверными. Но вот стали замечать, что мальчики изменились. Незаметно стало их прежних выходок, все свободное от занятий время они проводили за чтением. Спросишь, бывало: "Что ты читаешь?" И получишь ответ: Пушкина, Никитина или вообще кого-нибудь из наших великих писателей. Под влиянием чтения даже лица их изменились, сделались более серьезными, осмысленными.


Когда-то раньше я говорил вам о моем гимназическом товарище. Учился он прескверно. Как-то гляжу, запустил он свои ручонки в волосы и весь углубился в чтение. Со свойственным мальчикам любопытством я стал заглядывать, что он читает. Запись с одной стороны, с другой оглавления не видно.

— Что ты читаешь?

— А тебе что?

— Да интересно, редкое явление (а он никогда ничего не читал).

— Отходи!

Ну, пришлось отойти. Позже смотрю, кончил он читать, отложил книгу и задумался. Я подошел.

— Что ты читал, скажи теперь.

Он показал мне лист с заглавием. Гляжу – жизнеописания знаменитых ученых и художников.

— Интересно? – спрашиваю.

— Очень. И знаешь что? Я буду знаменитым ученым!

— Ну, брат, многого захотел. Ты вот лучше уроки алгебры поаккуратнее учил бы, а то у тебя все двойки, да единицы!

— Нет, это кончено! Буду ученым!

И что же? Начал хорошо учиться, кончил прекрасно, а потом, как я слышал, и был, если не великим, то одним из значительных наших ученых. Вот какое действие может оказать прочитанная книга: прочел и переменился. Так и на нас чтение Житий святых может подействовать благополучно. В Прологе рассказывается следующее: в пустыне жил один подвижник. К нему пришли представители языческой школы стоиков и стали спрашивать, что он делает в пустыне и в чем, по его мнению, заключается преимущество его жизни над жизнью людей из секты.

— Ты постишься – постимся и мы, ты бодрствуешь – и мы не спим, ты нищ – и мы ничего не имеем; но мы занимаемся наукой, мы изыскиваем новые пути для человеческой мысли, а ты что делаешь? Какую ты приносишь пользу человечеству?

— Что я делаю? Ничего. Я охраняю свою душу от гибельных помыслов.

В Прологе не сказано, как отнеслись к этому ответу стоики, но Старец в этих словах выразил всю сущность монашеского делания. Беседа (С) (66)

Чтение Св. Писания

Апостол Филипп уверовал в Господа и возвестил благую весть о Христе Нафанаилу, но тот не поверил. А когда Господь сказал ему: «Прежде даже не возгласи тебе Филипп, суща под смоковницею видех тя...» (Ин. 1, 48), – и он уверовал.

Господь, видя веру его, рече ему: «Зане рех ти, яко видех тя под смоковницею, веруеши: больша сих узриши» (Ин. 1, 50). Эти слова относятся ко всем, и я вам говорю: «Больша сих узриши». Это начало очищения ума, когда человек начинает видеть то, чего прежде не замечал, чего и другие не замечают, чего он даже не предполагал. Господь постепенно снимает покров с внутренних очей. Вот Георгий Затворник, хотя он и был в глубочайшем затворе, но переписку имел, и вот что однажды писал он: «Я прежде читал светские книги, но теперь решил не читать: там красивые слова, красивые мысли... и больше ничего. А Св. Писание все тайнами повито...»

Там глубина, там смысл неисчерпаемый. Всего уразуметь нельзя. Подобно тому, как можно снимать с луковицы одну чешуйку, затем другую, затем третью и т.д. – вот тоже и в Св. Писании; уразумел человек один смысл, за этим смыслом есть другой, более глубокий, за вторым третий, и т.п. Вот так Господь и просвещает разум Своих подвижников...


В Библии кроме внешней стороны есть еще и внутренняя, т.е., что помимо голых фактов есть глубокий прообразовательный смысл этих же самых фактов. Этот смысл открывается по мере очищения ума человека. Так, например, переход евреев через Чермное море прообразовал собою новозаветное крещение, без которого никто не может войти в Царство Небесное. Этот факт – переход через Чермное море, действительно был. Дело было так. Евреи подходят к морю. Сзади их преследует фараон с всевоинством, с других сторон пустыня, может быть, и есть проход, но через дикие племена, что представляет не малую опасность. Одним словом, евреи в очень стесненном положении: что делать? Куда идти? И вот Моисей получает от Бога извещение (как он получил – мы не знаем) ударить море жезлом. Он ударил и как бы начертал прямую линию в вертикальном направлении. Море расступилось до дна, и евреи по дну моря, как по суху, начали переходить между двумя стенами вод. Сколько верст так они шли по дну моря, не знаю; но все-таки их переход продолжался не час, не два, а более продолжительное время. Итак, евреи сначала погрузились на дне моря, потом стали подыматься на другой берег, а фараон с войском решился преследовать их по дну моря. Таким же образом начали погружаться египетские войска, а евреи уже начали выходить. Наконец, все евреи вышли, а египтяне погрузились. Тогда Моисей получает опять от Бога повеление ударить жезлом. И он ударил так, взял обеими руками жезл и, держа его в горизонтальном положении, ударил им в сторону, повелевая таким движением сомкнуться водам. И, действительно, воды сомкнулись, и все египетское войско, с фараоном во главе, погибло в водах... «и ни один из них избысть...».

Так вот, все это было и составляет внешнюю сторону факта. А внутренний смысл был таков: первое движение Моисеева жезла начертало такую линию:

а вторую:

Обе линии вместе составляют крест.

Понимал ли это Моисей, исполнивший в точности Божии повеления? Надо полагать, что понимал. Это единственный человек из всех ветхозаветных. Вся совокупность этого события, как я уже сказал, прообразовала таинство крещения. Человек при крещении погружается в воду и оставляет в купели, которую прообразовало Чермное море, всю свою греховность; он оттуда выходит совершенно чистым, святым. Таким образом, фараон с воинством означает насилующий человека грех, власть диавола, ибо до крещения, т.е. до искупления человека Христом, все были под властью диавола, независимо от праведности их жизни.

Крещением человек освобождается от всего этого, как израильтяне избавились от фараона, выйдя из моря в безопасности от погони...


Если чтение великих писателей так облагораживает душу, не тем ли более облагородит и освятит ее чтение Слова Божия и свв. Отцов? Проникновение в Священное Писание вводит человека в глубину Богопознания и дарует ему такое блаженство, с которым не может сравниться никакая земная радость.


Пишет мне один мятущийся интеллигент: «Очень тяжело мне. Внешне все обстоит благополучно, и дела идут хорошо, семья дружная, жена хорошая, но беда в том, что душу свою мне открыть некому. Того, о чем я тоскую, не понимает жена, а дети теперь еще малы. Что мне делать? Как избавиться от тоски и скорби?»

Я посоветовал ему читать Псалтирь. Там есть в 93-м псалме: «По множеству болезней моих в сердце моем, утешения Твоя возвеселиша душу мою» (Пс. 93, 19).

«Возьмитесь за этот стих, – написал я ему, – и принимайтесь читать Псалтирь. Думаю, что Бог вас утешит». Проходит некоторое время; получаю письмо: «Послушал вас, начал читать Псалтирь, и ничего там не понимаю». Отвечаю: «Ты не понимаешь, но зато бесы понимают и бегут прочь. Читай пока не понимая, а когда-нибудь понимать начнешь». Не знаю, что будет с ним дальше. И вам повторяю: читайте Псалтирь ежедневно, хоть понемногу, и Господь не оставит вас Своею милостию, будет всегда вам Помощником и Утешителем.


Есть много художественных произведений, и из всех них первое место занимает Псалтирь. Только многие ее не понимают и, читая произведения каких-либо светских писателей, совершенно не читают Псалтири. Однажды Гоголь, путешествуя по Италии, сошелся с одним знаменитым итальянским художником. Раз, зайдя к нему, Гоголь застал художника за чтением Псалтири.

— Отчего ты читаешь Псалтирь? – удивился Гоголь.

— А ты читаешь светских писателей?

— Конечно, чтение таких художников слова, как Шекспир, Данте и других, доставляет мне всегда эстетическое наслаждение.

— Вот видишь? – ответил итальянец, – ты восторгаешься светскими писателями, а Псалтирь есть высшее художественное произведение, которое когда-либо слышало человечество. Это произведение не людей, но Духа Святаго. Понять его вполне нашим слабым умом невозможно, оно недоступно даже ангелам.

Можно больше сказать: даже в будущем веке, когда будет только два мира, добрых и злых духов, некоторое в Псалтири будет недостижимо. Надо читать ее на церковнославянском языке, так как он сильнее действует на душу. В настоящее время очень немногие читают Псалтирь, другие же думают, что читать ее можно только людям отсталым, необразованным. Чтобы наслаждаться Псалтирью, надо иметь высокую, чуткую ко всему прекрасному душу.

Наш известный художник Иванов, из картин которого особенно замечательна находящаяся в Румянцевском музее картина «Явление Христа народу», всегда читал Псалтирь и говорил, что из нее он черпает силы для художественного творчества.

Некоторые псалмы переложены на музыку. Серьезная музыка, как Моцарта, Бетховена и других действует облагораживающим образом на душу, часто под влиянием ее хочется плакать и молиться. Когда я поступил в Скит, то старцем игуменом был о. Анатолий. В миру я любил музыку и сам играл на фисгармонии. Однажды у меня явилось сильное желание выписать себе фисгармонию. У нас в Скиту вообще ни на каких инструментах не играют. Прихожу к о. Анатолию и прошу благословения на это.

— Очень хочется мне, Батюшка, в свободное время сыграть Херувимскую, Канон и т.д.

— Бог благословит, – радостно сказал о. Анатолий.

Но на другой день последовало полное разочарование.

— Что же, фисгармонию можно выписать? – спрашиваю.

— Фисгармония должна быть, – ответил Батюшка, потом прибавил: – когда в сердце есть Псалтирь, то всегда можно на ней играть. Отец Амвросий имел эту Псалтирь, и когда хотел, мог на ней играть.

В прежнее время псалтирь была музыкальным инструментом с 10 струнами, соответствующим 5 внешним и 5 внутренним чувствам. И сердце наше надо настроить, как Псалтирь, тогда оно всегда будет прославлять Бога и этою музыкою наслаждать вас.

— А во сколько времени можно выучиться играть на фисгармонии? – спросил о. Анатолий.

— Да в разное время, смотря по возрасту и способностям. Молодые скорее выучиваются, так как у них больше гибкости в руках. Способный скорей выучится, чем малоспособный, так что срок трудно определить.

— Ну, а все-таки?

— Год, два, три.

— Ну, а на той Псалтири надо учиться всю жизнь.

Отец Анатолий был прав. Он-то умел играть на Псалтири, а вот я теперь 20 лет учусь, а все не ладится, трудная наука. Батюшка о. Анатолий глубоко понимал псалмы и, слушая их, ощущал духовный восторг.

— Кафизмы – это музыка, – говорил он, – когда за Всенощной начинается чтение их, я не могу наслушаться. Каждое слово проникнуто глубоким смыслом, и мне всегда бывает жаль, когда чтец закрывает книгу: так бы и слушал, слушал без конца.

— А мне так бывает скучно за кафизмами, – возразил я ему, – я всегда норовлю выйти из Церкви и вернуться, когда их уже окончили.

— Это понятно, – ответил Батюшка, – и я раньше также поступал. Ходили мы с товарищем в церковь при Академии, хоть не такая там служба, как в Оптиной, но все-таки довольно долгая, много вычитывают. Вот бывало, сидим за кафизмами, и чувствую толчок в бок. Я уже понимаю условный знак, мы с ним выходим и начинаем ходить по коридорам; ходим, ходим, пока, наконец, не скажут: «Идите скорее, сейчас запоют Хвалите имя Господне», – ну, тогда и спешим в церковь. А то иногда уйдешь из Церкви, да и очутишься дома, чаи распиваешь. Но я скоро понял, что так жить нельзя. Спастись в миру невозможно.


... Так вам, значит, предстоит играть в душе; по слову: «Пою Богу моему дондеже есмь» (Пс. 145, 2). Эта чудная гармония замечается особенно у пророка и псалмопевца Давида в его псалмах... Это пение – достояние иночества...


По воскресении Христовом Апостолы указывали на пророчества, которые исполнились на Иисусе Христе, евреям, доказывая им истину их собственными книгами. Тогда они дерзнули вычеркивать и изменять те места, которые относились ко Христу и Его воскресению. Таким образом они повредили все книги. Но Господу было угодно сохранить текст книг непреложным для всех последующих верующих. За несколько сот лет до Р.Х. царь Птоломей пожелал перевести Библию евреев на греческий язык, как общеупотребительный в то время. Это, конечно, было промыслительно. Для этой цели он вызвал ученейших людей, хорошо знавших оба языка: и греческий и еврейский, и поручил им перевод Библии. Они переводили каждый в отдельности, и потом все сверили. Так образовался перевод 70-ти толковников на греческом языке, и в нем мы имеем истинный текст Библии.


Теперь евреи и для русских евреев печатают и продают именно искаженный текст, также и Псалтирь. Распространяются теперь эти книги и потому можно, так сказать, налететь на такую историю, что, конечно, нежелательно.


Один человек говорит:

— Читаю я, читаю Псалтирь, но ничего не понимаю, так я полагаю, что мне гораздо лучше положить эту книгу на полку.

А Старец ему отвечает:

— Нет, не надо.

— Почему же? Ведь я ничего не понимаю.

— Зато бесы понимают. Они понимают, что там про них говорится, не могут вынести и бегут.

Следовательно, чтением Псалтири мы прогоняем от себя бесов...

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>