Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Ста­рай­тесь с ле­нос­тию бо­роть­ся и про­го­нять ее, и по­нуж­дать се­бя на тру­ды мо­лит­вен­ные. Пом­ни­те, что по­нуж­де­ние се­бя неп­ре­мен­но нуж­но для по­лу­че­ния спа­се­ния.

преп. Иосиф

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Послушание

Вопрос: «Мне теперь дано очень спешное послуша­ние... посещать ли мне церковные и общекелейные служ­бы?». Ответ: «Обязательно, обязательно, хотя послушание и выше поста и молитвы, но это понимать надо с рассуждени­ем. Потом — лет через семь — тогда дело другое, а теперь обязательно. Монашеское дело прежде всего, а главнее все­го — молитва» (преп. Варсонофий).


...Сегодня (т. е. в день чистки храма и всех принад­лежностей) у всех что-нибудь, да случилось; это диавол нам мстит за чистку храма... (преп. Варсонофий).


Вопрос: «Ходить ли к вечерне, если очень много ра­боты?». Ответ: «...Надо. Вот всегда я ходил к утрени, вечерни и молитвам вечерним, а дневное келейное правило опус­кал, когда много был занят послушаниями (правило: кафизмы, Апостол, Евангелие, помянник). Так и вам советую по­ступать» (преп. Варсонофий).


...Высказываешь сильное желание побывать в Оптиной и, не находя другой причины, которая была бы в глаза матушки Игуменьи достаточна для того, чтобы отпустить тебя, благословляешься проситься ехать с книгой за сбо­ром. Нет, не советую тебе быть сборщицей. На хлопоты же твои о том, чтобы побывать в Оптиной, скажу тебе, что не наше это дело, оставь эти заботы. Бог знает, какими путями устроить, чтобы тебе увидать меня. А то, что ты потерпишь от неисполнения желания твоего побывать в Оптиной и повидаться со мною, то это послужит тебе на спасение души твоей, и за это получишь награду (преп. Иларион).

Монашество и мир

Мирские люди смотрят на монахов как на зверей, обрекают их на хлеб и воду, а не помышляют о немощах наших. Были во времена оные великие подвижники, но не все, а ныне умножились немощи наши. Молись Богу о них (преп. Макарий).


Жалкие твои родители не понимают, где может быть тебе польза, они видят только стены и одежду монашес­кую, а во внутренность жизни проникать не могут, и рас­толковать им сего неудобно, это познание только опыт дарует (преп. Макарий).


...Как издевается мир над духовными, и горе нам, что должны бы быть свет мира, а теперь мир хочет просветить нас своим мрачным и темным — не светом, а тьмою (преп. Макарий).


Смотри, какое есть училище благочестия: обитель дает видеть свои грехи и познавать, хотя отчасти, немощи. Ты, бывши в мире, мечтала о себе, что имеешь любовь Божию, которая есть глава всех добродетелей и совершенство, а теперь познала, что еще ничто, но и больше сего должна познать, когда будешь как должно смиряться, не языком и пером, а сердечно... Ты говоришь: я всех люблю, и этим себя обольщаешь. Любишь до тех пор, пока тебя не коп­нут, какая же это любовь? Господь Премилосердый да вра­зумит тебя и укрепит в пути истинном, а не заблудном... (преп. Макарий).


...Мирские люди, и благочестием сияющие, не знают сих <монашеских> браней и не бывают так ввергаемы в пещь искушений, как в нашем звании, по мере каждого устроения (преп. Макарий).


Суета же монастырская от мирской много различна: там по необходимости, а в мире для прихоти и роскоши (преп. Макарий).


...Случилось искушение — отвращение от монастыря, мне кажется, оттого, что она долго пробыла в мире, увлека­лась прелестями и мнимыми удовольствиями мира, а от­крыть было некому, и укрепить также. Теперь же, при помощи Божией, может опять прийти в прежнее устрое­ние... (преп. Макарий).


Прежде я не понимал, что делается в миру, а теперь, когда приходится мне сталкиваться с ним, он поражает меня своей крайней сложностью и безотрадностью. Прав­да, бывают радости, но они мимолетны, мгновенны. Да и какие это радости? Самой низшей пробы... А у нас бла­женство, даже немножко как бы похоже на рай. Бывают, конечно, и скорби, но это временно... (преп. Варсонофий).


Пишете, что не можете себе выработать правильного понятия о монастырях, к тому же вам толкуют, что будто бы Господь в Евангелии ничего не говорил о монастырской жизни. А, напротив, многое сказано. Когда богатый юноша спрашивал Господа, как ему спастись, Господь ответил ему: «аще хощеши внити в живот, соблюди заповеди» (Мф. 19, 17), т. е. если хочешь получить только спасение и жизнь вечную, то исполняй заповеди Божий. «Аще хощеши совер­шен быти, продаждь имение и раздаждь нищим: и гряди вслед Мене» (Мф. 19, 21). — Вот прямое указание на различие жизни в мире и жизни в монастыре. И спрошу вас, кто выше — служащий ли самому царю или служа­щий слугам царским? Удаляющиеся в монастырь идут с тем туда, чтобы служить Богу, а остающиеся в мире обязуются служить рабам Божиим благотворением и милостынею. Еще прямое указание в Евангелии о различии жизни в мире и жизни в монастыре такими словами Господа: «иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене досто­ин» (Мф. 10, 37), «а ежели оставит отца или матерь, и жену, и чада, и братии, и сестер и вся, елика имеет, сторицею приимет и живот вечный наследит» (Ср.: Мф. 10, 29), т. е. еще в настоящей жизни вместо пяти или семи братий и сестер будете иметь сто или более сестер или братий, как вы и видели в Оптиной Пустыни и в Казанской женской общине. — Пишете, что многих из сестер этой общины вы видели и говорили с ними, и удивляетесь, и недоумеваете, через что они получили спокойствие духа. Отвечаю: через то, что они отреклись от мирских забот и от своей воли и делают все и поступают по духовному совету, с откровением своей совести, и своих поступков и намерений, и сердечных помышлений духовному наставнику и наставницам. Несправедливо некоторые толкуют вам, что удаление в монастырь есть проявление малодушия, боязнь борьбы, тог­да как поступающие в монастырь должны поступать на борьбу с врагом с мужеством, и с верою, и надеждою на милость и помощь Божию. Из всего сказанного вы можете видеть различие жизни в мире и жизни в монастыре. Считаю нелишним объяснить вам, что мужчины в настоящее время так же, как и в древние времена, могут буквально исполнить Евангельское слово Господа: «продаждь имение и раздаждь нищим: и гряди вслед Мене» (Ср.: Мф. 19, 21). Говорю это о мужчинах, поступающих в монастырь. Женскому полу так нельзя. Для них требуется обеспечение и в монастыре, чтобы было на что иметь келью и себя содержать. В мужских штатных монасты­рях дается живущим жалование из доходов, а в общежи­тельных дается и одежда, и обувь, и общая трапеза, а в женских монастырях, как показывают примеры, неудобно всего этого иметь от монастыря, а приходится прибавлять и свои средства и по слабости телесной или по воспитанию и по другим причинам (преп. Амвросий).


...Один схоластик, купаясь, чуть-чуть не утонул. После чего дал клятву не входить в воду, пока не выучится пла­вать. Так и ты на сухом месте хочешь выучиться плавать, т. е. в городе у себя учиться монашеству. В особенности во время ярмарки много к тому случаев. Ты испытай мона­шество в монастыре. Во всяком случае, пожить в святой обители лучше, хотя бы и так, в гостях. Наши отцы и сановитые люди так делывали в прежнее время. А у като­ликов даже и для замужней жизни знатные девицы воспи­тывались в монастырях (преп. Анатолий).


Инокиня принадлежит Богу, и ей полезнее служить Ему в кругу единомысленных сестер, но не в мирской семье, хотя и близких людей (преп. Никон).

Мощи

Учение Православной Церкви о почитании святых мо­щей хорошо изложено и объяснено в первой части «Камня Веры» Стефана Яворского, который между прочим приво­дит причины почитания святых мощей, именно: во-первых, свидетельство VII Вселенского Никейского Собора, который (не в правилах, а в третьем действии своем) называет мощи святых источниками исцелений, имиже Бог многа благодеяния человеком творит, а во-вторых, свидетельство святого Кирилла Иерусалимского, который в 18-м оглаше­нии своем пишет так: «не душа точию святых почитания достойна есть: но и в телесах их усопших есть сила некая и могутство. Лежащ бо во гробе Елисеовом мертвец, мертваго же пророческаго тела прикоснувыйся, оживе» (преп. Амвросий).


...Святой Василий Великий в 91-м правиле говорит: «если решимся отвергать неписаные обычаи (Православной Христианской Церкви), как бы не имеющие великой силы, то неприметно повредим Евангелию в главных предметах, или даже сократим Благовестие в единое имя без самой вещи». К таким неписаным преданиям Христианской Церк­ви всегда принадлежал обычай почитать не только чест­ные останки и мощи святых угодников Божиих, но и сами вещи, им принадлежавшие. Например, не без причины установила Церковь празднование поклонения честным ве­ригам святого апостола Петра (16 января). Явно, что через эти вериги были какие-либо чудеса и исцеления. Христиане первенствующей Церкви также свято чтили головные повязки святого апостола Павла, орошенные потом апос­тольских его трудов, так как чрез них получали исцеление от болезней и от злых духов. Если христиане так почитали вещи, принадлежавшие святым угодникам Божиим, то по­нятно, по каким причинам они почитали телесные их остан­ки, или мощи, и почему составился обычай (утвержденный VII Вселенским Собором и другими поместными) строить храмы не иначе как над мощами святых мучеников, так как в первые века христианство распространялось и утвержда­лось преимущественно чрез проповеди мучеников и их стра­дания. Но из этого не следует заключать, чтобы целокупные мощи преподобных не имели равносильной важности: подвижническая жизнь преподобных есть продолжительное, ежедневное, добровольное мученичество. — А что целокупные нетленные мощи известны только в России, это неспра­ведливо. С IV века и доныне Греческая Церковь хвалится целокупными мощами угодника Божия святого Спиридона Тримифунтского, которые не только нетленны, но в про­должение пятнадцати веков сохранили мягкость. Николай Васильевич Гоголь, бывши в Оптиной Пустыни, передавал издателю жития и писем затворника Задонского Георгия (о. Порфирию Григорову), что он сам видел мощи святого Спиридона и был свидетелем чуда от оных. При нем мощи обносились около города, как это ежегодно совершается 12 декабря с большим торжеством. Все бывшие тут при­кладывались к мощам, а один английский путешественник не хотел оказать им должного почтения, говоря, что спина угодника будто бы была прорезана и тело набальзамирова­но, потом однако решился подойти, и мощи сами обратились к нему спиною. Англичанин в ужасе пал на землю пред святыней... (преп. Амвросий)


Во исполнение слов Господних: «земля ecи и в землю отыдеши» (Быт. 3, 19), и в мощах предается тлению часть некая, или пальцы какой-либо руки или ноги, или что иное. Недавно в Зосимовой пустыни заметили, что гроб основателя обители находится в воде, потому что место сырое. Высекли из целого кряжа гроб и сделали новый деревян­ный гроб, и во время переложения увидели, что все тело старца цело, а ступни ног предались тлению. Вот и равно­апостольного князя Владимира осталась нетленною только глава, а из всего тела одни кости. При конце мира, по трубному гласу Архангела, тело душевное изменится и пре­творится в тело духовное (преп. Амвросий).


Действительно, теперь на Афоне нет мощей <целокупных>, как говорят, по следующему обстоятельству. Один благочестивый старец жил там в безмолвии и уединении, и ученика своего всегда поучал держаться без­молвной и уединенной жизни. По кончине старца чрез год, по обычаю афонскому, разрыли могилу и нашли главу стар­ца, источающую благовонное и целительное миро. Многие стали ходить на поклонение этой главе, и мазались целеб­ным миром, и тем нарушали безмолвие ученика. Поэтому он с упреком сказал почившему старцу: «Отче! ты при жизни своей всегда поучал меня безмолвию и уединению, а по смерти своей нарушаешь это». После этих слов благовонное и целебное миро иссякло и осталась одна простая кость, и люди перестали ходить на поклонение. И говорят, что после этого находили в могилах одни кости желтые, или белые, или черные, по которым и различали состояние почивших душ, или находили нерастлевшие тела темные. О таких всем братством молились в продолжение трех лет, ежегодно разрывая могилу и прося местных архиереев читать разрешительную молитву. Некоторые тела, и по про­шествии трех лет, остаются нерастлевающимися. Так их и оставляют. Причину этому домышляют такую: грехи про­тив Бога Бог прощает по молитвам других, особенно по молитвам церковным и за поминовение на Бескровной Жертве или за милостыню, подаваемую за сих умерших, а грехи против ближнего — обиду и неправду — Бог не прощает, если обидевший и неправдовавший вовремя не удовлетворит обиженного или не примирится испрошением прощения. (В монашестве подобные случаи могут быть за самочиние и преслушание отеческих повелений и заповедей, за нераскаянность и утаивание грехов.) В соро­ковых годах, или прежде, в Бессарабии турками сделано было разграбление. Русское правительство от турецкого потребовало удовлетворения, ограбленным велено было показать свою обиду. Кто показывал несправедливо и при­бавлял свой убыток вдвое или втрое, тех тела по смерти оказались нерастлевшимися и темными. В России же много мощей святых: преподобного Сер­гия Радонежского, святителей: Митрофана Воронежского, Тихона Задонского, Димитрия Ростовского и многих других, которые о святости своей свидетельствуют чудесами. Бывают и грешные тела нерастлевающимися. В одном монастыре случайно открыли тело одного иеродиакона нерастлевшееся и темное. Местный архиерей в это время ездил по епархии. Вла­дыку попросили прочитать разрешительную молитву над сим телом. Но и по разрешительной молитве тело осталось в одинаковом положении. Владыка спросил: «Кто он был и что за причина такого положения?» В ответ получил, что он был единственный сын бедной вдовы, и против воли матери пошел в монастырь, а мать, по причине бедности, всегда на него роптала, и кто-то проговорил, что мать его и до сих пор жива. Владыка приказал отыскать мать. Приве­ли девяностолетнюю старуху, согбешгую. Владыка, указывая на положение ее сына, сказал, чтобы она простила его. Но старуха, отворачиваясь, не соглашалась, повторяя: «Я столь­ко горя перетерпела через него!» Владыка продолжал убеждать старуху и, наконец, ска­зал: «Если не простишь, то и сама будешь связана». Убежденная старуха как бы нехотя сказала: «Ну, Бог его простит!» Темное тело тотчас рассыпалось в прах (преп. Амвросий).


Спрашиваете, можно ли вам носить на себе крест с мощами? Можно, только во время переезда на другое место, когда бывает это вам нужно. В другое же время иметь их в образной комнате. Сами сознаете, что для этого требуется чистота жизни (преп. Амвросий).


О вскрытии из любопытства гробов умерших с мнением твоим я согласен, что не должно их вскрывать и смотреть. Священники ваши справедливо сказали, что если угодно будет Богу, то Сам Он и прославит (преп. Иларион).

Мужество

...Истинное святое мужество всегда соединено с чув­ством глубокого смирения. Смиренный всегда готов все потерпеть, и внутреннее, и внешнее, считая себя достойным не только посылаемых скорбей, но и еще больших. Смиренно­го расстроить, смутить нельзя — он всегда готов ко всему, так и сказал Моисей Мурин, когда его выгнали из трапезы: «Уготовихся и не смутихся» (Пс. 118, 60). Итак, уготовим свои души и сердца смирением, и оно нам поможет в терпе­нии всяких искушений (преп. Никон).


Есть старинная мудрая поговорка: «Смелым Бог владе­ет» (преп. Амвросий).

Мшелоимство

Что ж касается вещелюбия и мшелоимства (сиречь (то есть) излишества различных вещей), то сия немощь, по рассуждению святых отцов, горше и пребедственнее сребролюбия, но да пополяем <укоряем> и окаеваем себя, и Господь Все­силен нас и судьбу нашу во благотишный и спасительный устроить конец... (преп. Лев).


Наречение имени

...Я не одобряю преждевременной заботливости вашей о имени будущему своему чаду, правильнее бы прежде о том просить Бога, чтоб умерил болезни в рождении и да­ровал бы благополучно разрешиться от бремени и остать­ся здоровою, а имена в святцах все святые. И если ска­зано от Спасителя нашего: «не пецытеся о утри» (Мф. 6, 34), то должно ли за полгода, или еще более, печься об имени, какое дать чаду (преп. Антоний).


А мне недавно пришла мысль такая: если вы первому сыну дали имя дедушкино и отцово, то посему и первой дочери, если ею ныне Господь благословит вас, хорошо дать имя бабушкино и матернее. Впрочем, примите это не за заповедь и не за совет, а просто за праздный помысл мой, а в свое время Сам Господь вразумит вас (преп. Антоний).

Наставления

Юного брата направляй искусненько, прежде молитвою о нем, а потом и советом кратким, возлагая все на Господа, яко от Того исправляются стопы человеку. Блюди и себя отовсюду (преп. Моисей).


Приходящих к тебе за советом и утешением сестер не презирай. А сначала молитвенно воздохни ко Господу и скажи мысленно: «Господи, за молитвы пришедшей ко мне сестры, вразуми безумие мое сказать ей слово на пользу». И говори, что Бог пошлет тебе на сердце. Потом укоряй себя в том, что людей учишь, а сама не исполняешь того, чему учишь, и молись в уме, чтобы не послужило это к твоему осуждению, как и мною написанное к осуждению моему (преп. Иосиф).


Вопрошала: как поступать тебе, когда сестры, нуждаю­щиеся, относятся к тебе за советами, и думаешь, не грех ли давать советы другим, когда сама погружена в грехах, и боишься тщеславия? Если кто спрашивает, почему же не сказывать — это духовная милостыня, говорить надо от учения святых отец, со смирением, считая себя в сем деле только орудием (преп. Иларион).


Что же касается желания некоторых сестер иметь к тебе откровение? Советую тебе без благословения матушки Игуменьи никого к себе не принимать, тогда только, когда м. Игуменья заставит тебя за послушание, и тогда с ого­воркою, что ты и сама в этом деле мало что знаешь и неопытна. В противном же случае можно навлечь на себя большие скорби (преп. Иларион).


...В уговоре келейной девочки попросить прощения — это хорошо ты сделала, а в неладах ее со старшей — одну уговаривай смиряться, а другую — понести немощи сест­ры... (преп. Иларион).

Наставница

И ежели Премилосердый Господь невидимо <даст> и паки вам подобно прилепиться духом к каковой старице, то, искусясь, лучше будешь цену знать и как благоговеть к наставнице своей и при благости Господней будешь пре­успевать (преп. Лев).


...Мы должны преп. Иоанна Лествичника совету следо­вать с простотою и несомненною верою вопрошать, и Дух Святый и чрез неискусного будет нам в ясном произносе ее <матушки> устами душеназидательные ответы и советы преподавать (преп. Лев).


Пишешь, что с тобою повстречались сильные смуще­ния против м. Аркадии чрез ее укоризны. Ты не знаешь сему причины, но между тем сама ее объяснишь: что ты не <имеешь> к ней особенной веры, а следовательно, и не открывала чисто своей совести, показывала же наружно оное расположение, и посему и ее сердцу извещается твоя противоположность, и надобно полагать, что некоторые слу­чаи, может быть, доходили до ее сведения, по связи оных с другими чрез их откровения. По нашему разумению, самая сия есть причина немирства между вами. Не противоречь сама себе: говоришь, не могу от матушки отстать, и не имеешь к ней особенной веры, какая же из сего польза? ежели хочешь быть расположенною и пользоваться, то гор­дость и самолюбие все прочь откинь и совершенно себя <изменяй>, страсти оные так ослепляют, что и худое счита­ем за доброе (преп. Лев).


..А сердце твое лежит ко обители и к старице каковой-нибудь, к которой относишь и объясняешь накопляе­мые помыслы, сие должно полагать внутри покой, а извне попущенная скорбь от врага, дабы расстраивать внутрен­ний покой. А когда же такового <привлачительного> чув­ства внутри не имеется, то необходимо за нужное почесть переменить место, и право имеешь изыскивать себе удобнее к собранию своих чувств и ко спасению души своей... По приезде туда <в новую обитель> прежде помоли­тесь Премилостивому Господу, дабы вам даровал благопотребное чувство и веру, сорастворенную благорасположенностью к ее <старицы> святыне, и потом, ежели ощутите в сердце своем к ней любовь и благоговение, тогда самая привлекательность чувств принудит тебя открывать свои чувства... (преп. Лев).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>