Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Ес­ли бу­де­те при­ни­мать лю­дей Бо­га ра­ди, то, по­верь­те, все бу­дут к вам хо­ро­ши.

преп. Амвросий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Самоосуждение

...При всех или при многих тебя обвиняющих ты одна сама себя оправдала. Однако ж не покойна, а когда бы осудила себя и обвинила за скорбь твою и тщеславие, то верно бы успокоилась. Разве ты не видишь, что попущено тебе от Бога, чтобы впредь была умнее и осторожнее; вот ты везде суешься и всех отобьешь, а теперь сим еще хва­лишься, что одна служила, ну так и жни плоды трудов твоих тщеславных — понос и уничижение. — Понимаем, что неприятны тебе наши строки, но и нам больно видеть такое твое устроение, от коего да избавит тебя Господь и спо­добит хоть чрез скорби смириться, не верить себе, что ты все делаешь хорошо, а, напротив, — верить другим, обличающим тебя, а сим тебе благодетельствующим... (преп. Лев).

Самопознание

...Мы не можем иначе познать себя, как в сообращении с ближними, принимая от них укоризны и досады, яко врачевство своим душевным язвам, и укоряя себя за нетер­пение, а не их, но, напротив, благодарить их, что чрез них познали свою душевную немощь, смотрением Божиим. Имея же спокойствие, благодатью Божиею, опасайтесь увлекаться о сем мнением о себе, да не паки тожде постраждете: враги не дремлют, они боятся только смире­ния (преп. Макарий).


Пишешь, что трудно бывает для тебя, когда видишь, что другие к тебе несправедливы, и ты не можешь заставить себя думать, что ты виновата, и это лишает тебя спокой­ствия. Это самое и показывает тебе, что ты далеко еще от того, что нам Господь заповедал: «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф.5, 44) (преп. Макарий).

Самость

...Тебе нужно знать и твердо помнить, что в тебе корень всему злу — самость и упрямость, растворяемые завистью и заправляемые обольщением вражиим, поэтому и нужно всячески постараться вырвать этот злой корень: смирением и послушанием, подражая Самому Господу, Ко­торый смирился до рабия зрака и послушлив был до смерти крестной и распятия (преп. Амвросий).

Самоубийство

По младенцам хотя и не читают Псалтирь, но если и читают, то противного тут ничего нет. По самоубийцам же правила Святой Церкви запрещают читать. Впрочем, тут должно смотреть на причины, почему совершилось само­убийство. Может быть, человек был не в здравом уме или по младости не мог разуметь тяжести греха и подобное. Тогда можно бы сделать и снисхождение (преп. Иосиф).


Пишешь, что накануне дня святого Архистратига Ми­хаила вражий помысл обещал тебе, что в самый праздник этот получишь все дары духовные, а вместо того в этот день нашла на тебя мрачная тоска и в сильной степени стал тебе стужать помысл о самоубийстве. Вот дары бе­совские, прелесть вражия! Помысл шепчет тебе, что никто из святых и желающих спастись не был борим этою мыслию. Неправда: и великие старцы были ею боримы; в Молдавии был весьма подвижный и безмолвный старец, ко­торый всю жизнь страдал этою мыслию. В этой злой вра­жеской брани надо чаще повторять: воля Божия да будет со мною. Якоже Господеви изволися, тако да будет. Господ­не же изволение спасти и помиловать всех верующих. Еще можем иногда отвечать врагу так: иди за мною, сатана! Господеви Богу моему поработаю вся дни живота моего. Яко Тому подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Живо­творящим Духом во веки веков. Аминь (преп. Амвросий).


...Пишешь о несчастной кончине брата одной из ваших послушниц и спрашиваешь, можно ли его поминать. По церковным правилам поминать его в церкви не следует, а сестра и родные его могут келейно о нем молиться, как старец Леонид разрешил Павлу Тамбовцеву молиться о родителе его. Выпиши эту молитву и дай ее родным не­счастного (Взыщи, Господи, погибшую душу отца моего, аще возможно есть, помилуй! Неисследимы судьбы Твои. Не постави мне во грех сей молитвы. Но да будет святая воля Твоя). Нам известны многие примеры, что молитва, переданная старцем Леонидом, многих успокаивала и уте­шала и оказывалась действительною перед Господом (преп. Амвросий).


Пылкий характер и гордость были причиною сего ступка <самоубийства>. Как эта страсть богопротивна почему и должно против оной всеми силами сопротивлять­ся богоугодным смирением, но, к сожалению, люди мало о нем пекутся, да и мало понимают его (преп. Макарий).

Самоукорение

Нимало не удивительно, что ты не умеешь думать о себе смиренно; когда уже всякая наука и художество тре­буют многого обучения, кольми паче сие художество худо­жеств требует большего внимания и обучения от случаев, а не одною мыслию (преп. Макарий).


...Когда будешь укорять себя, а не случаи (которые Промыслом Божиим устраиваются), то скорей успокоишь­ся, ибо тут приобрящешь смирение, а ежели опять будешь извинять себя слабостью чувств, то сим Божия правосудия и Промысла не увидишь здесь, и тяжелее может быть (преп. Макарий).


Старайся стяжать во всем самоукорение и смирение, то и внимание будешь иметь, и стражу за своими сердеч­ными движениями (преп. Макарий).


Зазрение себя и самоукорение во всем приносит сми­рение, а оное сохранит мир (преп. Макарий).


Как <себя> укорять? Очень просто. Совесть сразу за­говорит, сразу будет обличать, а вам остается только со­гласиться, что плохо сделали, смиренно обратиться к Богу с молитвой о прощении. Хотя минуту, хотя полминуты, а надо обязательно укорить себя так. Наше дело укорить себя, хотя бы и на очень короткое время, а остальное предоставим Богу. Хорошо, если мы и недолго укоряем. И у одного это состояние продолжается более, у другого менее. А были святые отцы, у которых вся жизнь была сплошное самоукорение, прямая черта без всяких перерывов... Но нам до этого далеко. Когда мы себя укоряем, мы испол­няемся силы, становимся сильнее, — духовно, конечно. По­чему так, мы не знаем. Это закон духовной жизни. Как в нашей телесной жизни мы подкрепляем силы пищей, так и в духовной жизни наши духовные силы подкрепляются самоукорением... Когда мы питаемся духовным, мы ду­ховно становимся крепче, сильнее. А что такое самоукоре­ние? — Смирение. Считать себя грешным, виновным, зна­чит смирять себя. А что такое смирение? Это — риза Божества, по слову Лествичника. Мы идем и касаемся этой ризы тогда, когда укоряем себя. Помните евангельскую кро­воточивую жену? Она смиренно шла через толпу и прико­снулась края одежды Христа — и исцелилась (преп. Варсонофий).


Ты заметила своего понятия ошибку в считании себя хуже всех, а ежели думала, что имела такое устроение, или теперь думаешь, то все еще водишься самомнением. Этой науке только многим трудом и навыком должно или можно научиться. Не тогда мы почитаемся смиренными, когда только сами себя уничижаем, но когда, быв уничижены от других, без смущения приемлем, яко достойные того. Так же душевное наше бесплодие невольно должно нас низво­дить в глубину смирения, и страсти, мучающие нас, такое ж производят действие (преп. Макарий).


Из писем ваших вижу ваше немощное устроение, еще не можете вкушать твердой пищи и горького пития укоризн и досад, но ведь еще время делания и посева, а не жатвы и обирания плодов бесстрастия. Когда смиренными помыслами себя укоряли и убеждали, тогда чувствовали и облегчение брани, но вознадеясь тонко о сем успокоении, паки, при виде оскорбившего лица, восставала брань. Потреба велия смирения и да не надеющеся будем на ся, но на Бога (преп. Макарий).


...Ты видишь, отчего вы стали мирнее: ты пришла в самопознание, увидела свою вину, стала укорять себя; по­лагаю, что и она прибегла к тому же средству. Это самое и сокрушило силу врага, старающуюся возмутить душев­ное ваше устроение. Если ты будешь продолжать созна­вать свои немощи, укорять себя и смиряться, то, хотя бы она и не имела сего, довольно и с твоей стороны духовно­го, смиренного мудрования, — чтобы сокрушить коварства вражий. Если она имеет в характере своем скорость и суетливость, но ведь намерение ее клонится к доброй сто­роне; и когда придет тебе помысл от врага судить ее действия — укори себя в чувстве души, и вражеский прилог отойдет (преп. Макарий).


...Ежели случится принять от кого укоризну или пре­небрежение, научать сердце свое глаголать, что «мы хуже их», — не краем языка, но сердечным залогом... (преп. Макарий).


Вы обе себя обвиняете; но, видно, еще не истинно, когда мир не водворялся (преп. Макарий).


Ты пишешь: «дерзость и яростная часть в сильном градусе действует, за сущую малость вся внутренность загорится». Что же тут делать? Надобно непрестанно себя укорять и нисходить во глубину смирения; видишь, что это суть плоды гордости. Святой Симеон Богослов <пишет> в 31-м Слове: «безчествуемый или досаждаемый и зело болезнуяй о сем, познаваем есть от сего, яко древнего змия обносит в недрах», т. е. гордость. У святого Дорофея много найдешь полезного для исправления твое­го устроения, только понуждайся, при помощи Божией, следовать оным, как-то: о смирении, самоукорении, терпе­нии и прочее; все они показуют нам наше устроение и средства к исцелению. Ты как приняла единожды в серд­це против сестры укоризненный помысл, то уже всякое ее движение для тебя кажется острым, и сие от несамоукорения и неверия (преп. Макарий).


Держись страха Божия, хранения совести и соблю­дения заповедей Божиих; тогда тебе видно будет, как нуж­но будет поступать в маловажных случаях, соображаясь с местными обстоятельствами. В чем окажешься виновною пред Богом и пред людьми, в том приноси покаяние и смиряйся, не дерзай никого судить или осуждать, но во всяком неприятном случае стараясь возлагать вину на себя, а не на других, или за грехи свои, или что ты дала повод к скорби своею неосторожностью и неискусством (преп. Амв­росий).


Считай всех лучше себя, а себя укоряй и всячески зазирай и не стыдись за свои немощи кланяться и просить прощения у ближнего, когда что имеешь на него. Почитай каждый день, как бы он был для тебя последний, и мысля­ми своими чаще поставляй себя на суде Божием. Твори молитву непрестанно в сердце: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, Богородицею помилуй мя грешную» (преп. Амвросий).


...Вы укоряете себя, но, видно, только пером и устами, а не сердцем; прибегните к сему последнему средству, то и отженется вражия кознь (преп. Макарий).


...Часто вижу в ваших письмах, каждая говорит: «я считаю себя хуже сестры», а на деле выходит другое; и посему, видно, не водружен сей помысл во внутреннем за­логе души, о чем весьма бы не худо было постараться и потрудиться и при случаях воспользоваться приобретением сего сокровища (преп. Макарий).


Смущения ваши встречаются между вами и проходят; что делать? Лишь бы не западали в сердца со злопомнением, — а это тогда, когда не будем себя укорять, а но­сить оправдание и другую зазирать (преп. Макарий).


...У вас бывают нередко душевные неустроения; все это от несамоукорения с обеих сторон (преп. Макарий).


Слышать о неприятностях между близкими родными очень прискорбно, и паче когда твои советы к удовлетво­рению их не действуют. Да и можно ли сему быть, когда и в нашем устроении, без самоукорения, сколько ни советуй, не получают умиротворения ссорящиеся, а они и понятия не имеют о сем, что надобно себя укорять, — видят же только в ближнем вину (преп. Макарий).


Кто бы какой ни был, но все считайте, что он лучше вас, и так приобыкнете помалу, будете всех видеть Ангелами, а себя — спокойными, но пока еще самолюбивая часть ваша не укрощена, то много требуется огня, дабы пожечь оную (преп. Макарий).


Чего мы не можем сами от себя отвратить, то, видно, и надобно сему быть, к испытанию нашего терпения и к смирению; когда будем себя укорять и смиряться, то удобно и переносить, а если будем укорять людей и винить их, ставя причиною наших скорбей, то они тяжелее становятся и неудобоносимы бывают (преп. Макарий).


Говоришь, что иначе живешь в монастыре и ничего хорошего из своей жизни не видишь. А если бы ты видела хорошую свою жизнь, то возгордилась бы и еще больше прогневала Бога. Надобно делать хорошее, но не видеть сего и не думать, а считать себя последнейшею всех. Вот это будет Богу благоугоднее (преп. Макарий).


Рассматривание ваше самого себя, скудость и бесплодие дел не должно приводить в смущение и отчаяние, но чрез прежние и настоящие поползновения надобно позна­вать свою немощь и нищету, считать себя последнейшим всех и нисходить во глубину смирения (преп. Макарий).


Господь молитвы всех слышит. Только гордых не при­нимает. А смиренных и укоряющих себя всегда приемлет. Господь тебе помогает — только ты не можешь видеть сего. Он не может оставить тебя, ибо любит тебя (преп. Анатолий).


Когда укоряют, если можешь понести — понеси, не можешь — ответь тихо (преп. Анатолий).


Отчего же не хочешь исцелиться? Да хоть бы ты была и невинна, хоть бы даже и святая и преподобная: отчего бы укорить поспешить себя, а не матушку? (преп. Анато­лий).


Спасайся! То есть смиряйся, терпи, люби ближнего и будешь до мантии в лике ангельском. А чего не сможешь, укори себя, Господь и это примет вместо подвига. Потому Пимен Великий и сказал: «Самоукорение легче всех добродетелей». А Исаак Сирин говорит, что «смирение и без дел может спасти человека»... (преп. Анатолий).


...О тебе плакать должно, видя твое бедственное уст­роение, ты все видишь худое в людях, а не в себе, припи­сываешь людской злобе тебе притеснения, а не Промыслу Божию приписываешь. Просишь скорбей и желаешь <переносить их>, так и <ныне> не носишь (преп. Лев).


Пишете: «Не умею смирить себя, когда некоторые выражаются, что благодать Божия хранит меня». Имейте при сем в мысли такой помысл: «Правда, что благодать Божия хранит меня, но не за дела мои добрые, которых у меня нет, а за молитвы молящихся о мне». Вообще уко­ряйте себя более во всем пред Всевидцем Богом, Иже в свое время приведет тайная тьмы и объявит советы сер­дечные (преп. Иосиф).


<Послушник> каялся батюшке, что не исполнял пятисотницы вследствие усталости. — «Бог простит, но все-таки нужно укорять себя. Так учили наши великие стар­цы. При самоукорении даже приносит это пользу. Авва Дорофей, Иоанн Лествичник говорят, что самоукорение есть невидимое восхождение. Подобно тому, как человек не замечает, как он растет, как из маленького мальчика ста­новится взрослым, так и духовный рост человека идет совершенно незаметно для него. Этот невидимый духовный рост человека и есть самоукорение» (преп. Варсонофий).


Укоряйте себя. Укорить себя нетрудно, а некоторые и этого не хотят. Перенести укор от брата труднее, а самому укорить себя нетрудно. Кроме того, если мы и будем укорять себя, а не будем бороться со страстями, будем есть сколько хочется, будем спать сколько хочется, то такое самоукрепление незаконное, оно не принесет пользы. Ес­ли мы укоряем себя, впадая невольно в согрешения, то такое самоукорение законно. В борьбе со страстями, если и побеждаемся ими, но укоряем себя, каемся, смиряемся и продолжаем бороться, мы непрестанно идем вперед. Нам осталось одно: смирение. Время суровых подвигов прошло, должно быть, невозвратно. Вот, например, о. Вассиан принимал на себя суровые подвиги, иногда не топил келью, постился всю Четыредесятницу, но никаких даро­ваний не имел. А батюшка о. Макарий и в келье имел обыкновенную температуру, и не постился особенно, и ке­лейников иногда распекал, когда они были виноваты, — и имел много духовных даров: и дар исцеления, и изгнания бесов, и дар прозрения... хотя не принимал никаких осо­бенных подвигов. Нам и остается — смиряться... (преп. Варсонофий).


Бойтесь подозрительности. Диавол, возобладав чело­веком, доверяющим его предположениям, может показы­вать ему чего на самом деле и не было. Помните, у Аввы Дорофея есть рассказ?.. А когда вам диавол указывает на чужие недостатки и немощи и побуждает вас к осужде­нию, вы говорите себе: «Я хуже всех, я достоин вечных мук. Господи, помилуй мя», и если даже будете говорить это без чувства, то все-таки нужно так говорить (преп. Варсоно­фий).

Самочиние

...Пишешь, что, не будучи от сильного расслабления в состоянии стоять в церкви, ты становишься на колени. Не следует самочинничать. В церкви должно или стоять, или уже сесть. Глядя на тебя, и другие будут становиться на колени в такое время, когда это не положено уставом (преп. Иларион).


А самочинно пекущих просфоры и от себя продающих одобрить нельзя. Можно с ними и построже поступить, чтобы сего не делали (преп. Иосиф).


Рассуждаешь о том, что не хотела бы быть в Москве, а хотела бы хотя бы послушницей в своем монастыре уме­реть, о чем просишь Царицу Небесную, свой же монастырь решилась бы, впрочем, оставить для того, чтобы быть по­ближе ко мне. Желая жить или умереть там-то, а не там-то, ты составляешь свою волю, желаешь исполнять свои желания, чего мы делать не должны. Ни о чем таком не моли Господа, а молись, да будет над тобою Его святая воля (преп. Иларион).

Сбор

Не унывай, сестра, а всячески старайся себя воздвиг­нуть к бодрости, чтобы хоть по возможному проходить свое послушание. Собирай, сколько можешь собрать; те­перь время мудреное и не для сборщиков. Приятнее со­брать побольше, но тут примешивается и тщеславие, а как мало, то и потщеславиться нечем. Причина, почему ты одурела и ослабела к сбору, частью заключается в преж­ней путанице и частью и в старости твоей. Воздвигай себя самоукорением, а вместе проси и помощи Божией со сми­рением, исповедуя прежнее заблуждение, чтобы могла ты, елико возможно, проходить свое послушание в монашеском духе (преп. Амвросий).


Сказано: служащие алтарю от алтаря питаются. Так и сборщики и сборщицы — денег брать не должны, а в чем нуждаются, могут приобретать из сборных денег. Главная сборщица, как сама хочет, а о помощнице всячески долж­но позаботиться, т. е. что обносилась и в чем нуждается, следует ей сделать из одежды, обуви и даже из белья (преп. Амвросий).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>