Аудио-трансляция

Толь­ко хоть про­чи­тай кни­гу. Ес­ли и не за­пом­нишь ни­че­го в то вре­мя (т.е. во вре­мя чте­ния), по­лу­чишь поль­зу.

преп. Амвросий

Любимая игрушка

«Ищите во всем великого смысла», — говорили оптинские старцы. Добродетели и пороки человека иногда очень ярко проявляются в мелочах, которые мы не замечаем, но которые заметны духовному взору опытных людей. 

Сергиев Посад

В знаменитом Сергиево-Посадском музее игрушек можно увидеть игрушки наших предков, которые поражают своей незамысловатостью и простотой. Они знакомят ребенка с бытом, позволяют маленькому человеку приготовиться к самостоятельной жизни, учат девочку быть матерью, воспитывают у нее доброту, сострадание, заботливость. Мальчика учат быть мужественным, сильным и справедливым. Но прежде всего — эти игрушки излучают доброту и свет и дарят эти чувства ребенку. 

Современные игрушки очень часто с яркой воинственной расцветкой, неестественной формы и словно пришли к нам из какого-то нереального страшного мира, очень часто — из мира мультфильмов. Человек-паук, различные монстры и роботы становятся близкими «друзьями» наших детей и формируют их модель поведения. 

О том, насколько важно, какие игрушки окружают детей, как они отображают детскую душу, рассказывал своим ученикам преп. Варсонофий Оптинский:

Прп. Варсонофий Оптинский

«по любимым игрушкам в детстве можно узнать будущий нрав человека. Это бывает так всегда; конечно, есть отступления от общего правила. Например, гордый, дерзкий человек поступает в монастырь и силою благодати становится кротким, незлобивым. Но общее правило таково. И я лично делал опыты. 

Однажды взял я трех маленьких детей и повел их в игрушечный магазин. Там я попросил поставить на прилавок игрушки, а детям сказал, что можно выбрать только одну игрушку каждому. И каждый ребенок после некоторых колебаний и сомнений выбрал себе игрушку. Первый взял гармонию — это означало, что в нем сидит художник, любитель красоты. Второй взял солдата — это означало его будущий сильный характер. Третий взял раскрашенную резиновую лягушку, жабу — это обозначало его низменные наклонности. 

Выросли эти дети, и на каждом из них оправдалось это правило…»