Аудио-трансляция

Да­ро­ва­ний ни­ка­ких не ищи, а луч­ше ста­рай­ся ус­во­ить ма­терь да­ро­ва­ний – сми­ре­ние,– это проч­нее.

преп. Амвросий

Неделя 31-я по Пятидесятнице пред Рождеством Христовым, святых отец

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Дорогие о Господе братья и сестры, сегодняшнее воскресение именуется «Неделя пред Рождеством Христовым». И вот евангельское чтение, которое мы слышали за Божественной Литургией, повествовало о родословной Господа нашего Иисуса Христа. Церковь установила читать родословную именно в этот день, чтобы сосредоточить наше внимание на том, что Господь и Спаситель наш был не только истинным и всесовершенным Богом, но был всецело и всесовершенный человек. Вот почему разбираются все предки Господа нашего Иисуса Христа.

Сегодня уже пора. Настало время нам сосредоточить все наши мысли на приближающемся великим всерадостном празднике Рождества, чтобы глубже понять смысл этого великого и спасительного для нас события. К сожалению, у большинства верующих, хотя и изучающих Закон Божий и читающих святоотеческие творения, но из-за особенной глубины и сложности этого вопроса, нет настоящего полного и глубокого представления о том, каким образом Господь наш Иисус Христос осуществил спасение человеческого рода. Конечно, абсолютно это знать никто не может. Но все же в ту меру, в которой нам Святые отцы это изъяснили, мы понимать должны. И вот, к сожалению, еще можно сказать, что еще два века назад в нашем богословии этот вопрос, вопрос Рождества Христова, Его крестных страданий и всех Его спасительных актов божественных принимался и понимался недостаточно глубоко.

Об этом много говорит священномученик новый Илларион Троицкий. И всем, конечно, желательно почитать полное собрание его творений. Там всего три тома, и они удивляют глубиной своего содержания и остротой его мысли. Он совершил прямо-таки своего рода революцию в застоявшейся мысли богословской, которая была в конце 19-го, начале 20-го веков. В чем было это непонимание, мы читаем об этом в Законе Божьем и в других некоторых книгах. И даже семинарский конспект до времени вот так вот не совсем точно изъяснял этот вопрос. Крестные страдания понимались как необходимость, чтобы воздать правде Божьей, чтобы пострадать за нас, потому что мы согрешили. Соответственно и Рождество Христово совершилось для того, чтобы было чем пострадать, потому что Бог по Божеству страдать не может. Вот поэтому Ему было необходимо принять человеческую плоть, чтобы было чем пострадать. Примерно так излагается этот вопрос.

На самом же деле это представление древних отцов Церкви, это прекрасно выражено в Богослужении в службе к Рождеству Христову, это вопрос изъясняется намного глубже и по-другому. В каноне Рождеству Христову есть такие слова: единым своим соединением и смешением падшего Адама бога содела еси. Господь Иисус Христос принял от Пречистой Богородицы естество падшего Адама, естество человеческое, конечно поврежденное грехом. И вот уже в самом боговоплощении в Рождестве в Господе Иисусе Христе соединилось во всей полноте человеческое естество и Его божество.

И вот это человеческое естество, принятое Господом, сразу же получило обожение, «богосоделалось», как говорится в каноне. Или как в другом тропаре канона говорится: «абие являет страстей свободное», то есть свободное от страстей. Не от страстей естественных. Ну, от каких естественных страстей? Это способности уставать, терпеть голод, возможность заболеть. Нет, плоть Господа Иисуса Христа вот эти естественные безгрешные страсти имела. А от страстей порочных, какие мы прекрасно знаем. И вот Господь Иисус Христос был совершенно свободен от всякого порока. Даже мысленно Он был совершенно свят и освящен не в силу того, что Его человеческое естество утратило человеческие свойства. Нет. А в силу освященности.

И вот преподобный Иоанн Дамаскин, который и составил большинство стихир и тропарей канона всех двунадесятых праздников, он говорит в своей книге «Точное изложение православной веры», что само человеческое естество подобно железу. Как железо, раскаленное огнем, не утрачивает своих свойств в силу раскаления огнем, (то есть Божеством, божественным огнем), так и человеческое естество настолько осветилось, что сделалось недоступным ни для какой страсти. Вот первое, что очень важно нам усвоить, что в этом божественном акте Рождества Христова начало нашего спасения. Человеческое естество получило обожение. Как вот еще сказано в воскресной службе третьего гласа: истлевшее естество рода нашего в себе само обновив.

Вот это обновление человеческого естества в Самом Господе пока в тот момент, в момент Его Рождества, еще для остального человечества не имеет возможности реально к нему приобщиться. Это будет намного позже, когда Господь возрастет, примет крестное страдание ради нашего спасения, умрет, воскреснет, вознесется на небо. И только в пятидесятый день по Воскресения ниспослет Святаго Духа на Церковь, на апостолов. И апостолы, создав Церковь, в Церкви установив Господом установленные таинства, поставят церковную иерархию, крестив уже в первый день. Вот они дадут возможность приобщиться к естеству Господа нашего Иисуса Христа, к естеству обоженному. А до этого времени все человечество лишь созерцает дивное домостроительство Божие и проникается глубокими об этом мыслями.

И мы с вами, празднуя праздник Рождества Христова, должны понимать, что все, что соделал для нас Господь, имеет значение для нашей практической духовной жизни. Поэтому не только само Рождество Христово, его смысл, но и смысл крестных страданий, смысл глубокий, внутренний смерти Господа, Его сошествия во ад, Его Воскресение уже в новой обоженной плоти, Его Вознесение на небо и спосаждение нашего человеческого естества одесную Бога-Отца, в котором мы получаем обожение больше небесных сил, как об этом опять же говорится в службе Вознесения. Мы во всех этих божественных актах получаем степень обожения паче всякой твари. Но это Господь сделал в Себе Самом, а наша задача — теперь приобщиться к Господу. И это и не удивительно.

Мы, когда крестились, давали обет сочетоваться Господу. Что это значит «сочетоваться»? Значит, соединяться с Господом всей нашей жизнью. Это значит и мысли наши должны быть направлены к доброму, божественному богомыслию в молитве, чтобы Божья благодать в силу нашего мысленного стремления ко Господу собиралась, вселялась в нас, ибо Господь сказал: «Кто не собирает со Мной, расточает» (Мф. 12, 30). То есть это делание собирания Божьей благодати, конечно, зависит и от наших мыслей. Наши слова тоже должны быть направлены во имя Божие. Во имя Божие говорить каждое слово, чтобы с Господом сочетоваться, чтобы всем сердцем к Нему стремиться, как заповедано нам в апостольских посланиях: «Всякое слово гнило да не исходит из уст ваших, но токмо еже во благо к созиданию веры, да даст благодать слышащим». И «Слово ваше всегда будет во благодати солью растворено» (Еф. 4, 29). То есть и мыслями и словами мы должны все во имя Божие совершать, чтобы, желая с Ним соединиться, быть всегда в Его святой воле, потому что как можно соединиться с Господом, если не пребывать в Его святой воле.

Конечно, тем более и наши дела должны быть сообразны с заповедями Христовыми. Но для этого нужно заповеди изучать. Мы это все прекрасно знаем, но по жизни этого как должно не происходит. Это совершенно очевидно, когда задаешь вопрос, какие кто знает заповеди. И, к огромному сожалению чаще всего слышатся ответы совершенно неудовлетворительные. Говорят десять заповедей закона Моисея, говорят, конечно, высшую заповедь о любви к Богу и к ближним, говорят заповеди блаженств. Но, а как же все остальные заповеди, которых сотни в тексте Священного Писания — в Евангелии и в апостольских посланиях? Кто их будет изучать, понимать и исполнять? А как мы будем сочетоваться с Господом, когда не знаем, каким образом Господь установил способ соединения с Ним? Поэтому заповеди — это наша жизнь. Мы должны глубоко ими проникаться. И вот те заповеди, которые касаются нашей деятельности, заповедь делами, их очень и очень много. И конечно все их мы перечислить не можем. И зачастую внешне они связаны со внутренним. А иначе не бывает, потому что любое наше дело внешнее само по себе не ценно. Оно нами творится для созидания внутреннего.

Вот, к примеру, есть такая заповедь: блаженны милостивые. Это вовсе не значит, что достаточно один раз в жизни совершить какую-то милость. Хотя Господь и говорит в притче о Страшном Суде, что кто введет в дом странника, он вводит Его Самого. Но не к тому же это сказано, что достаточно один раз в жизни кого-то приютить, и быть спокойным, и больше совершенно не творить никакой милости. Так понимать было бы слишком наивно. Конечно же, нет. Речь идет о том, чтобы приобрести милостивое сердце, которое просто не может пройти мимо нуждающегося, которое не может спокойно смотреть просто, что кто-то в больнице томится, и его посетить, кто-то в тюрьме. Кто-то на улице нуждается во внимании, помощи и заботе. И вот к приобретению такого милостивого сердца мы с вами призваны. Но конечно, без внешнего это не возможно, но цель должна быть внутренняя. И это нам необходимо понимать.

Мы сейчас сказали об очень высокой добродетели, а ведь начинать надо с меньшего. Надо научиться не осуждать, потому что осуждать — это гордыня, почему сказано: «Не судите, да не судимы будете». Потому что человек, который стал не способен осуждать, вольно или невольно не способен, потому что он считает себя хуже всякой твари, это человек смирившийся. А Господь сказал, что смиренных духом спасет. Мы конечно с вами здесь сегодня всего сказать не сможем, но для того чтобы нам спасаться, для того чтобы понимать домостроительство спасения Божия о нас, и с нашей стороны разумно, искусно участвовать в этом домостроительстве, нельзя сидеть сложа руки.

Нет никакого оправдания сейчас мирскому человеку, что он ничего как следует не изучает. Это можно было сказать в то время, когда у нас не было книг. Это еще 70-десятые-80-десятые годы, когда не было литературы, когда просто был духовный голод. Сейчас изобилие литературы, и мы должны с вами этим пользоваться. Это наша святая обязанность. А если мы не можем найти для этого времени, то какой ответ мы скажем Господу, Который нам заповедал: «Ищите прежде Царства Божия и правды его».

И вот помня все это, дорогие о Господе братья и сестры, давайте хотя бы начнем с того, что перед всесветлым праздником Рождества Христова сядем и почитаем какую-то разъяснительную литературу о Богослужении этого дня. Или, если возможно, с кем-нибудь, кто понимает, разберем хотя бы канон к Рождеству Христову. И вы можете не сомневаться, что служба Рождества после ее предварительного ее просмотра пройдет совершенно по-другому, более глубоко, осмысленно. И не надо думать, что это что-то невозможное. Все это с Божьей помощью возможно, особенно учитывая то, что сейчас выходные дни, и надо этому посветить время. Поработаем Господу, и он нас не оставит Своей великой милостью. Аминь.

Иеромонах Нил (Парнас)