Аудио-трансляция:  Казанский Введенский

Был че­ло­век бо­гат, стал вдруг ни­щим, это тя­же­ло, но поп­ра­ви­мо. Был здо­ров, стал боль­ным, и это поп­ра­ви­мо, — ибо с ни­щим и с боль­ным есть Хрис­тос. А по­те­ря­ешь ве­ру — ве­ли­кое нес­частье. Оно тем ужас­но, что нет у че­ло­ве­ка ни­ка­кой опо­ры.

преп. Варсонофий

Те­перь приш­ло вре­мя ис­пы­та­ния, в ве­ре ли мы? Ве­ру мо­жет соб­люс­ти тот, кто го­ря­чо и ис­крен­но ве­рит, ко­му Бог до­ро­же все­го. Сох­ра­нить ве­ру мо­жет толь­ко тот, кто хра­нит се­бя от вся­ко­го гре­ха по Еван­гельс­ко­му сло­ву: Свет при­иде в мир, и воз­лю­би­ша че­ло­ве­цы па­че ть­му, не­же свет: бе­ша бо их де­ла зла... (Ин. 3, 19).

преп. Никон

Гос­подь иног­да по­пус­ка­ет че­ло­ве­ку быть как бы ос­тав­лен­ным, но все же хра­нит и ве­дет ду­шу ко спа­се­нию. Это по­пу­ще­ние Бо­жие мо­жет ка­сать­ся це­ло­го об­ще­ст­ва ве­ру­ю­щих. На­ше де­ло — сми­рен­но хра­нить ве­ру Хрис­то­ву. Аще ве­ра сох­ра­не­на — есть и на­деж­да спа­се­ния. Ве­ра долж­на сох­ра­нять­ся с воз­дер­жа­ни­ем от вся­ко­го гре­ха.

преп. Никон

Перенесение мощей святителя и чудотворца Николая из Мир Ликийских в Бар

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Дорогие братья и сестры, поздравляем вас с престольным праздником. Сегодня все мы радуемся. Или сегодня, как говорят, великий день, и много у нас причин возрадоваться. И мы, конечно же, радуемся тому, что Бог нам дает милость быть в Матери-Церкви. Матерь-Церковь Русская сейчас находится, как говорят религиоведы, в одном из самых лучших положений. Никогда за всю историю Церкви не было таких условий, чтобы человек, аще он желает, мог воспользоваться всем богатством Церкви: открыты храмы, каждый день совершаются службы, огромное количество православных богословских книг, которыми может воспользоваться человек. Даже не выходя из дома, с помощью средств массовой информации он может получить всё необходимое на потребу: любое наставление, любое вразумление; посетить святые места. И даже наша страна и правительство благосклонно относится к Церкви и всячески содействуют всем нашим запросам в духовной жизни.

И как нам за это не благодарить Бога, который дает нам такую возможность? Ведь у нас с вами в Русской Православной Церкви около 160 <…> молящихся, большая часть живущих на планете земля находится в нашей Церкви. У нас 324 епархии, 16 000 монахов, 1000 монастырей и более 400 епископов. За всю историю Церкви было много епископов, тысячи, и много среди них благочестивейших подвижников благочестия и ныне здравствующих, которые добросовестно несут свой крест по спасению вверенной им паствы.

Но, конечно же, нельзя говорить, кто лучше, кто хуже, но существует такое мнение, тем не менее, что один только единственный человек среди сонма этих богоугодных людей именуется не иначе, как «архиерей архиереев» или «ум светлейший». И кто этот человек? Может быть, это Иоанн Златоуст, который написал Божественную Литургию, и которая сейчас совершалась, и множество других богословских трудов? Может быть, это Василий Великий, который написал «Шестоднев» и также Литургию? Может быть, это святитель Игнатий (Брянчанинов) – учитель современного монашества? Или святитель Феофан Затворник? Нет, это простой, вышедший из простых мирян человек, который не оставил ни одной Литургии, ни одного богословского наследия не осталось после него. Единственное, что о нем мы знаем, – это житие его, которое нам передал святитель Димитрий Ростовский. И кто это? Это святитель Николай Мирликийский, – тот самый, которого каждый четверг мы поминаем. В православной Церкви только четырёх человек празднуется Рождество – Спасителя, Божией Матери, Иоанна-Крестителя, и еще в календаре есть день рождения святителя Николая, кроме его Успения.

Это тот самый человек, которого почему-то называют русским святым – настолько народ возлюбил его, что это считается нашим как бы национальным достоянием и каждый день в месте его, где находятся мощи, в Италии, совершается Божественная литургия, множество паломников приезжает туда. Наши русские бабушки, сейчас, кстати, не любят говорить этот слово «бабушки», говорят «пожилая женщина», но тем не менее наши простые бабушки, это прекрасное слово, так я его люблю, они вообще говорят: «Есть две иконы: Николай Летний и Николай Зимний. Николай Зимний в шапке, потому что холодно; а Николай Летний без шапки», – так они говорят.

Но мы обратимся к словам Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, который говорит нам в этот день: «Сегодня мы вспоминаем святителя и чудотворца Николая — великого Божиего угодника, имя которого совершенно особым образом воспринимается нашим благочестивым народом. С ним связаны многочисленные истории, <…> он отвечает на наши молитвы, и именно это является причиной столь горячего почитания. Он являет нам неиссякаемый источник милости и чудес <…> и укрепление в вере. <…> Святитель Николай почитается нашим народом, как верный помощник в самых скорбных и безвыходных ситуациях, как покровитель стремящихся жить чисто и целомудренно, как защитник твердо хранящих правую веру и апостольское предание, завещанное нам от отцов, трудившихся на ниве Господней прежде нас». И вот об одном из этих многочисленнейших случаев его помощи, как он помог патриарху Константинопольскому Афанасию не погибнуть смертью и быть всегда со Христом, мы расскажем вкратце в сегодняшний день. Очень и очень назидательная история.

«При греческом царе Льве и патриархе Афанасии совершилось следующее преславное чудо святого Николая. Великий Николай, архиепископ Мирликийский, в полночь явился в видении некоему благочестивому старцу, нищелюбивому и странноприимному, именем Феофан, и сказал:

– Пробудись, Феофан, встань и иди к иконописцу Аггею и вели ему написать три иконы: Спаса нашего Иисуса Христа Господа, Пречистой Госпожи Богородицы и Николая, архиепископа Мирликийского, ибо мне подобает явиться в Константинополе. Написав сии три иконы, представь их патриарху и всему собору. Иди скорее и не ослушайся.

Сказав это, святой стал невидим. Пробудившись от сна, боголюбивый муж Феофан устрашился видения, тотчас пошел к Аггею иконописцу и молил его написать три великих иконы. Тот написал эти иконы и принес Феофану. Взяв иконы, он поставил их в самом лучшем месте, в горнице, и сказал:

– Сотворим трапезу этому великому празднику в доме своем и помолимся Богу о своих согрешениях.

Жена согласилась, он пошел на рынок, взял все необходимое и обратился к святейшему патриарху Афанасию, чтобы тот пришел с собором в дом Феофана и, войдя в горницу, увидел, что там стоят три иконы: на одной был изображен Господь наш Иисус Христос, на другой – Пречистая Богородица, а на третьей – святой Николай. Подойдя к первой иконе, патриарх сказал:

– Слава Тебе, Христе Боже, создавшему всю тварь. Достойно было написать образ сей.

Затем, подойдя ко второй иконе, сказал:

– Хорошо, что написал и сей образ Пресвятой Богородицы и молитвенницы за весь мир.

Подойдя к третьей иконе, патриарх сказал:

– Это образ Николая, архиепископа Мирликийского. Не следовало бы изображать его на такой великой иконе. Ведь он был сын простых людей, Феофана и Нонны, происходивших из поселян.

Призвав господина хозяина дома, патриарх сказал ему:

– Феофан, вели убрать Аггею образ Николая в таком большом размере.

И велел вынести образ из горницы и поставить где-нибудь в притворе, в прихожей:

– Неудобно ему стоять в ряд со Христом и Пречистою, – сказал великий гость.

Благочестивый муж Феофан, вынеся с большой печалью икону святого Николая из горницы, со слезами поставил ее в клети на почетном месте, и, избрав от собора клирошанина по имени Каллист, упросил его встать перед иконой, зажечь лампаду и величать святого Николая, чтобы не обидеть его за происшедшее. Сам же он весьма был опечален словами патриарха, велевшего вынести из горницы икону святого Николая. Но в Писании сказано: Прославлю прославляющих Меня. Так сказал Господь Иисус Христос, Коим, как увидим, прославится и святитель.

Прославив Бога и Пречистую, патриарх Афанасий Константинопольский сел за стол со всем собором своим, и была трапеза. После трапезы патриарх встал, возвеличил Бога и Пречистую и веселился со всем собором. Но вот, как это обычно бывает, закончилось вино. И патриарх, и сопровождавшие его хотели еще пить и веселиться. Но сказал один из собравшихся:

– Феофан, принеси еще патриарху и сделай пир приятным.

Тот отвечал:

– Нет больше вина, господин мой, а на рынках уже не торгуют, и купить его негде.

Запечалившись, он вспомнил о святом Николае, как тот явился ему в видении и велел написать три иконы. Тайно войдя в клеть, он пал перед образом святителя и говорил со слезами:

– О святой Николай! Рождение твое чудно и житие свято, ты исцелил много недужных. Молю тебя, яви ныне чудо у меня худого, прибавь мне вина.

Сказав сие и благословившись, он пошел туда, где стояли сосуды от вина; и молитвой святого чудотворца Николая сосуды были полны вина. Взяв вино с радостью, Феофан принес его к патриарху. Тот выпил и удивленно сказал:

– Я такого вина не пивал никогда, где ты его взял?

И говорили пившие, что Феофан сохранил лучшее вино к концу пира. А тот утаил предивное чудо святителя Николая.

В веселии патриарх и собор удалились в дом при Святой Софии. Утром пришел к патриарху некий вельможа именем Феодор, высокий чиновник, от острова Мирского, и молил патриарха, чтобы тот поехал к нему, ибо единственная дочь его одержима бесовским недугом, и прочел над ее главою святое Евангелие. Патриарх согласился, взял Четвероевангелие, вошел со всем собором в корабль и отплыл. Когда же они были в открытом море, буря подняла сильное волнение, и корабль опрокинулся, и все упали в воду и плавали, вопия и моля Бога, Пречистую Богородицу и святого Николая. Умолила Пречистая Богородица Сына Своего, Спасителя нашего Иисуса Христа, о соборе, чтобы священнический чин не погиб. Тогда корабль выпрямился, и, милостью Божиею, весь собор снова вошел в него. Лишь один только патриарх утопал в воде и вспомнил он свой грех пред святителем Николаем и, вопия, молился и говорил:

– О святитель великий Христов, архиепископ Мирликийский, чудотворец Николай, согрешил я перед тобою, прости и помилуй меня, грешного и окаянного, спаси меня от пучины морской, от горького сего часа и от напрасной смерти.

О преславное чудо – высокоумный смирился, а смиренный чудно возвеличился и честно прославился!

Внезапно явился святой Николай, шествуя по морю, как по суше, приблизился к патриарху и взял его за руку со словами:

– Афанасий, или тебе понадобилась в бездне морской помощь от меня, происходящего из простых людей?

Он же, едва в состоянии открыть уста свои, истомленный, сказал, горько плача:

– О святой Николай, святитель великий, скорый на помощь, не вспоминай моего злого высокоумия, избавь меня от напрасной сей смерти в пучине морской, и я буду славить тебя все дни жизни моей.

И сказал ему святитель:

– Не бойся, брат, вот избавляет тебя рукою моею Христос. Ты же не греши больше, чтобы не случилось с тобою худшее. Войди в корабль свой.

И сказав сие, святой Николай взял патриарха из воды и поставил его на корабль со словами:

– Ты спасен, иди опять на свое служение в Константинополь.

И стал святой невидим. Увидев патриарха, все возопили:

– Слава Тебе, Христе Спасе, и Тебе, Пречистая Царица Госпожа Богородица, избавившим нашего господина от потопления.

Придя в себя, как бы пробудившись ото сна, патриарх спросил:

– Где я, братия?

– На своем корабле, господин, – отвечали те, – и мы все невредимы.

Заплакав, патриарх сказал:

– Братия, согрешил я пред святым Николаем, воистину велик он: ходит по морю, как по суше, взял меня за руку и поставил на корабль; поистине он скор на помощь всем – всем! – призывающим его с верою.

Корабль быстро приплыл назад к Константинополю. Выйдя из корабля со всем собором, патриарх со слезами немедленно пошел в церковь Святой Софии и послал за Феофаном, веля ему тотчас принести ту чудную икону святителя Николая. Когда Феофан принес икону, патриарх пал пред ней на колени и со слезами и сказал:

– Согрешил я, о святой Николай, прости меня, грешного!

Сказав это, он взял икону на руки, и с честью облобызал ее вместе с соборянами, и отнес в церковь Святой Софии. На другой день он заложил в Константинополе каменную церковь во имя святого Николая. Когда церковь была построена, сам патриарх освятил ее в день памяти святого Николая. А святитель исцелил в этот день 40 недужных мужей и жен. Затем патриарх дал на украшение церкви 40 литр злата и много сел и садов. И устроил он при ней монастырь честен. И многие приходили туда: слепые, хромые и прокаженные. Прикоснувшись к той иконе святого Николая, все они уходили здоровыми, славя Бога и чудотворца Его».

Вот какая удивительная история произошла в Константинополе, когда святитель Николай поспособствовал, дабы все жили благочестиво, славили Христа и возрастали в добродетели, и никто не погиб, всегда славя Бога за всё. И мы в этот прекрасный и замечательный день памятуя, что у нас с вами престольный праздник, можно сказать, епископский день, будем возносить непрестанно святителю Николаю, угоднику Божию, наши молитвы, дабы Господь и нас грешных помиловал, наставил и дал нам не погибнуть, и все мы с радостью пасхальной вошли в вечность. Христос Воскресе!

 

Иеромонах Серафим (Панич)