Аудио-трансляция:  Казанский Введенский

Еще в Вет­хом За­ве­те ска­за­но: Сын не­на­ка­зан­ный скорбь от­цу и пе­чаль ма­те­ри (ср.: Притч. 17, 25), т. е. сын, не нас­тав­лен­ный в стра­хе Бо­жи­ем и за­ко­не Гос­под­нем. В нас­то­я­щее вре­мя мно­гие ро­ди­те­ли де­тей сво­их учат мно­го­му, час­то не­нуж­но­му и не­по­лез­но­му, но не­ра­дят о том, что­бы нас­тав­лять де­тей стра­ху Бо­жию, и ис­пол­не­нию за­по­ве­дей Бо­жи­их, и соб­лю­де­нию пос­та­нов­ле­ний Еди­ной Со­бор­ной Апос­тольс­кой Церк­ви, от­че­го де­ти боль­шею час­тию бы­ва­ют не­по­кор­ны и не­поч­ти­тель­ны к ро­ди­те­лям, и для се­бя, и для оте­че­ст­ва не­пот­реб­ны, иног­да и злов­ред­ны.

преп. Амвросий

На­доб­но вы­ри­со­вы­вать на мяг­ком юном серд­це Слад­чай­шее имя, све­то­зар­ную мо­ли­тов­ку: Гос­по­ди, Ии­су­се Хрис­те, Сы­не Бо­жий, по­ми­луй мя греш­ную. Вот тог­да-то бу­дет верх ра­дос­тей, бес­ко­неч­ное ве­се­лие. Тог­да, ког­да т. е. ут­вер­дит­ся в серд­це Ии­сус, не за­хо­чешь ни Ри­ма, ни Ие­ру­са­ли­ма. Ибо Сам Царь со все­пе­тою Сво­ею Ма­те­рию и все­ми Ан­ге­ла­ми и свя­ты­ми при­дут са­ми к те­бе и бу­дут жить у те­бя. Аз и Отец к не­му при­идем и оби­тель у не­го сот­во­рим (ср.: Ин. 14, 23).

преп. Анатолий

До­воль­но бу­дет и то­го, ес­ли по­за­бо­ти­тесь вос­пи­тать де­тей сво­их в стра­хе Бо­жи­ем, вну­шить им пра­вос­лав­ное по­ня­тие и бла­го­на­ме­рен­ны­ми нас­тав­ле­ни­я­ми ог­ра­дить их от по­ня­тий, чуж­дых Пра­во­слав­ной Церк­ви. Что бла­гое по­се­ете в ду­шах сво­их де­тей в их юнос­ти, то мо­жет пос­ле про­зяб­нуть в серд­цах их, ког­да они при­дут в зре­лое му­же­ст­во, пос­ле горь­ких школь­ных и сов­ре­мен­ных ис­пы­та­ний, ко­то­ры­ми не­ред­ко об­ла­мы­ва­ют­ся вет­ви бла­го­го до­маш­не­го хрис­ти­а­нс­ко­го вос­пи­та­ния.

преп. Амвросий

Светлой памяти в Бозе почившего скитского схимонаха Евфимия (Богомолова)

Отец Евфимий пришёл в Оптину уже в зрелом возрасте, за его плечами была серьёзно прожитая жизнь. Его детство выпало на военные годы. Об этом он часто вспоминал на праздник Победы 9-го мая — как начало войны он встретил на детской площадке (так в те времена называли детский сад) в возраcте 6 лет. Именно тогда он начал сочинять первые четверостишия о Войне, а впоследствии «военная тема» станет излюбленной в его стихотворениях.

Схимонах Евфимий (Богомолов)

Голодное военное детство, трудовая школа, институт, в котором он учился заочно, не прекращая трудиться, его искренняя преданность научной работе, сыграли большую роль в становлении отца Евфимия как человека и как ведущего специалиста в области сельского хозяйства и агрономии, институт он закончил с серебряной медалью. Его научные и полевые работы сулили большое будущее… В 1995 году, на момент знакомства будущего отца Евфимия с прежним наместником Оптиной пустыни архимандритом Венедиктом, он занимал должность директора научного областного аграрного института, и у него уже был готов материал для защиты докторской диссертации. В то время архимандрит Венедикт искал для монастырского подсобного хозяйства хорошего специалиста.

Вклад отца Евфимия в преобразование подсобного хозяйства монастыря был огромным. Благодаря его кипучей профессиональной деятельности, у всех на слуху, в то время, было понятие «Елисейские поля» — до пострига в схиму его имя было монах Елисей. несмотря на то, что труд на «Елисейских полях» был тяжелым, если кому из паломников доводилось встретиться там с отцом Евфимием, то ради второй такой встречи, он уже сам просил себе послушание на подсобном хозяйстве. Притягательность отца Евфимия была велика. При встрече с ним, человек получал не только ценные советы по послушанию, которые, тут же попадали в копилку его собственного житейского опыта, ведь у большинства имелись огороды и хозяйства, но, помимо житейских советов, человек получал и ощутимую духовную пользу.

Молитвенное настроение отца Евфимия всегда свидетельствовало о его тесной внутренней связи с Богом. Невзирая на тяжелый физический труд, отец Евфимий непрестанно призывал паломников к чтению Псалтири и Евангелия. Любя и хорошо зная Псалтирь, он точно и с легкостью рекомендовал обращавшимся к нему паломникам, псалмы для прочтения в одолевающих их бедах и нуждах. В итоге, им была кропотливо собрана небольшая книжица из псалмов на разные потребы, которую он распечатывал и раздавал людям. Личный молитвенный и трудовой пример отца Евфимия, а также, краткие молитвенные правила из этой книжицы, помогли тысячам паломников преодолеть свои страсти, горести, проблемы и беды.

Стоило только увидеть о. Евфимия на огородах, как трудиться становилось веселее. Смотришь, как он останавливается за работой и начинает прочитывать краткую молитву, как тут же и сам начинаешь молиться и вспоминаешь о Боге, о Котором запамятовал за работой. Такой назидательный образ навсегда остался у тех, кто проходил послушание на подсобном хозяйстве.

Шли годы, отца Елисея постригли в великую схиму с наречением имени Евфимий, и перевели в скит для сугубого монашеского подвига. Отец Евфимий одним из первых приходил в скитской храм на богослужение. Всегда удивляло то, что он никогда не садился в храме, изредка присядет ненадолго и снова встает. Хорошо запомнился молитвенный образ этого старца. Карманы отца Евфимия всегда были переполнены записками, которые он подшивал и они становились «разбухшими» синодиками.

Несмотря на свои болезни и престарелый возраст, отец Евфимий не оставлял и трудового послушания, в скиту появилась теплица — свои огурцы, помидоры, потом баклажаны, перец, картошка — всё это стало достоянием скитской трапезной.

Участие отца Евфимия в скитском богослужении придавало особое молитвенное настроение, что очень важно было для молодых новоначальных братий, когда они видели у схимника такое ангельское рачение к богослужению. Причащался отец Евфимий очень часто. Практически на всех скитских литургиях он был причастником, т. е. четыре раза в неделю. Редко бывало, что он пропускал одно или два Причастия.

Так бы и протекали подвижнические дни отца Евфимия, если бы не скоропостижная смерть от злого поветрия. Нужно сказать, что здоровье отца Евфимия и так было уже довольно расшатанным и хрупким. Последние годы его беспокоило сердце, было несколько сердечных приступов, которые случались и прямо в храме.

Возвращаясь со службы, он днем и ночью, почти не прекращая, читал бесконечные каноны и акафисты, о выздоровлении заболевших. От сердечных переживаний у старца пропадал сон, но несмотря на это он не оставлял своего монашеского делания.

Тяжело заболел игумен Тихон скитоначальник, которого вовремя направили в больницу. На следующий день стало плохо и отцу Евфимию. Поднялась высокая температура, ночью появился кашель. Учитывая преклонный возраст и его хрупкое здоровье, было принято решение немедленной госпитализации. Тем же днем отца Евфимия увезли в московскую больницу. На следующий день приступ болезни усилился, и отец Евфимий уже нуждался в кислородной поддержке. На другой день состояние его еще более ухудшилось, возникло подозрение на инфаркт, врачи приняли решение перевезти отца Евфимия в кардиологическое отделение. В палату к нему пришел о. Тихон, который тоже лежал в той больнице. Перед отъездом договорились с московским священством о Причастии о. Евфимия в новой больнице. Когда о. Тихон читал разрешительную молитву, о. Евфимий снимает угол кислородной маски и тихо подсказывает о. Тихону, что читать нужно «Воскресение Христово видевше!». Неожиданно из угла палаты: «Надо читать 50,90 и 26 псалмы!» — это от мужчины средних лет, полного, с бритой головой… Уже у лифта один из санитаров, обернувшись к о. Тихону, спросил: «А четки не забыли?»
— «Нет» — с удивлением, радостью ответил он!
— «Четки — это самое главное!» –, улыбаясь, сказал санитар… Такое краткое знакомство больных и медперсонала со отцом Евфимием мгновенно приносило свои плоды, все начинали говорить о молитве, о любви к Богу. Инфаркта в другой больнице не обнаружили. Поздно вечером о. Виктор, специально подготовленный для причащения больных в таких условиях, словно космонавт, в специальном белом костюме, причастил о.Евфимия…

Неутешительный прогноз дало следующее утро, болезнь не перестала атаковать престарелое тело схимника. В новой больнице последовало очередное ухудшение, и отца Евфимия перевели в реанимацию, где подключили к ИВЛ. Надежд оставалось всё меньше, врачи как могли, боролись за жизнь старца… Стараниями духовных чад, за день до кончины, к отцу Евфимию пришел священник отец Алексей из храма Спаса Нерукотворного Образа в Перово, и оптинский монах сподобился Причастия Святых Тайн и Соборования. На 7-й день болезни, сердце его не выдержало. Отец Евфимий перешел в иной мир.

Жизнь отца Евфимия, такая удивительная и многогранная, подвижническая и благочестивая, оставляет неизгладимый след в современной истории монастыря Оптина пустынь.

Пресс-служба монастыря Оптина пустынь