Аудио-трансляция

Бог бу­дет су­дить о по­ка­я­нии не по ме­ре тру­дов, а по ме­ре сми­ре­ния. В оный день Бог бу­дет су­дить нас не о псал­мах, не за ос­тав­ле­ние на­ми мо­лит­вы (так и ког­да-ли­бо пра­ви­ла), но за то, что не по­ка­я­лись! Ве­лия бы­ва­ет ра­дость Ан­ге­лам на не­бе­си о еди­ном греш­ни­ке ка­ю­щем­ся. Бу­дем же мо­лить­ся: „Гос­по­ди, по­ми­луй. Гос­по­ди, да­руй ми сми­ре­ние и кро­тость". Или же: „Ими­же ве­си судь­ба­ми спа­си ме­ня, Гос­по­ди!" И Гос­подь по ми­лос­ти Сво­ей по­ми­лу­ет и спа­сет нас всех Сво­ею бла­го­да­тию.

преп. Иосиф

250. БЕСОВСКАЯ ПРАВДА ВРЕДНЕЕ ЛЖИ, ИБО ВНУШАЕТСЯ С КОВАРСТВОМ, ДЛЯ СМУЩЕНИЯ ХРИСТИАНИНА

Хотя враг, по-видимому, и правду говорит тебе, что я ничего опытом не прошел, а объясняю вещи только по тому, как читал в духовных книгах, но эту мнимую бесовскую правду нужно тебе отвергать, во-первых, потому, что Сам Господь заповедует нам испытывать Писание, глаголя во Евангелии (Ин. 5: 39) Испытайте Писаний, яко вы мните в них имети живот вечный. И преподобный Нил Сорский советует не делать ничего такого, на что не находим свидетельства в Священном Писании, ни в писаниях святоотеческих, хотя бы нам это казалось и очень полезным. Во-вторых, должно бесовское правдоподобие отвергать потому, что бесовская, по-видимому, правда вреднее самой лжи, как и самое хорошее питье, растворенное ядом, вреднее испорченной воды. Бес, как бы что ни внушал правдоподобного, внушает это с коварством, чтобы смутить и спутать человека-христианина; и бесовское правдоподобное внушение растворено всегда ядом злобы и зависти. По этой причине и апостол Павел отверг, по-видимому, справедливые слова пытливого духа, как означено это в Деяниях святых апостолов (Деян. 16: 16). В-третьих, должно отвергать бесовские внушения касательно духовного отношения и потому, что ничем вражии помыслы так не угашаются, как исповеданием оных духовному отцу. А что худшие исправляют иногда лучших себя, этому видим пример в Прологе, как обыкновенный диакон исправлял в ошибках по неведению такого святого пресвитера, которому в служении видимо предстоял Ангел Божий, чистоты ради его. Правду сказать, что мне не следовало бы учить лучших себя ради непотребства моего духовного; но мне жаль тебя, когда вижу, что враг тебе очень досаждает своими злыми кознями; и этой жалостью побеждаюсь и убеждаюсь объяснить тебе такие вещи, которые выше меня.

Ты пишешь, что не можешь равнодушно смотреть на матушку игумению, и потому удаляешься всячески, чтобы не являться ей на глаза. Это нехорошо и неполезно тебе; лучше с усердием и с верою помолиться Господу Богу о ней, как умеешь; тогда, может быть, и изменит в ней Господь неправое понятие о тебе, если это нужно будет, потому что, по слову апостола, вси хотящии благочестно жити гонимы будут.

Наконец, пишешь, что гордость и самонадеянность иногда очень безпокоят тебя. Оберегайся этих злых страстей. Из примера святого царя пророка Давида видно, что гордость и самонадеянность вреднее прелюбодейства и убийства. Последние привели пророка к смирению и покаянию, первые довели его до падения, как объясняет он в одном псалме, говоря: рех, не подвижуся во век. По падении же своем совсем иное говорил: Аз же есмь червь, а не человек, поношение человеков и уничижение людей (Пс. 21: 7).

Прочитай в 1-й книге Петра Дамаскина главу: "О еже како стяжати кому истинную веру".

К содержанию

251. ЛУКАВЫЕ ПОМЫСЛЫ ДОЛЖНО ПРИПИСЫВАТЬ НЕ СЕБЕ

Я тебе указывал прочитать в 3-й части "Добротолюбия" (1-я книга) святого Петра Дамаскина главу: "О еже како может кто стяжати истинную веру". Там сказано о лукавых: "никто может разумети ниже глаголати что о них или обрести, точию изобретатель злобы диавол". И ниже: "аще помысл изнемогши и попустит мало, да не страшится, ниже отчаевается, ниже да приписует своей душе глаголемая от злоначальника"... Прочти еще раз со вниманием всю главу, и будь покойна... Что я тебе писал в последнем письме, этого нельзя было не сказать тебе, для утверждения твоего на будущее время, и чтобы ты разумевала козни вражии; но смущаться и тревожиться не следует, а понимать злобу вражию, и ей, а не себе, приписывать вражеские помыслы. Повторяю: будь покойна.

Вкратце скажу тебе кое-что по содержанию первого твоего письма. Писала ты, что иной раз тебе кажется, будто в тебе умерло все, и что ты сама себя не можешь понять. В таком случае прочитывай в 1-й части "Добротолюбия", из семи глав святого Григория Синаита, (в конце), последнюю (7-ю): "О прелести, идеже и о иных многих предметах", и особенно обрати внимание в самом конце на вопрос и ответ: "Что сотворит кто, еда преобразуется бес во ангела светла?", а в середине этой главы заметишь сказанное, что совет тогда проверен, когда основан на слове Божием и на святоотеческом писании.

Еще писала ты, что по временам нападают на тебя помыслы гордые и самонадеянные; но в этом же письме, описывая душевное свое состояние, говоришь, что ты подобна разломанному зданию, без окон и без дверей, и прочее. Это самое и вспоминай, когда будут приходить гордые помыслы, и сама себе говори: разграбленной, разоренной, чем гордиться?

К содержанию

252. О ВИДИМОМ ЯВЛЕНИИ ПЛЯШУЩЕГО БЕСА И О ПРИЧИНАХ СЕГО ЯВЛЕНИЯ

Описываешь новое искушение, желая знать причину, чем ты подала такой повод врагу, что он явился перед тобою видимо и плясал некоторое время, хвалясь, что он изобрел на тебя новое и сильное ухищрение к твоему уловлению. Думаю, что это новое ухищрение состоит в том, что он успел обокрасть тебя недостатком терпения и любви к ближнему, возбуждая в тебе гнев и недовольство против других, начиная со старшего лица, с сожительствующей с тобой сестры, так что и ко всем прочим явилось в тебе чувство не только не любовное, но как бы и памятозлобное и ненавистное. Такое окрадение вражие и не совсем мирное чувство к другим было причиною и того, что ты в последний раз приобщалась с такими рассеянными и развлеченными чувствами, как никогда, по твоим словам, не приобщалась; потому что Церковь Православная повелевает приступать к приобщению с чувствами мирными, чуждыми всякого сетования и недовольства на других, как читаем в начале молитв ко Святому Причащению: "...первее примирися тя опечалившим, даже (то есть потом) дерзая таинственное брашно яждь".

Гневному окрадению, думаю, предшествовало другое незаметное окрадение, но вместе и довольно вредное. Вообще тебе скажу, что причину попущения на нас искушений вражиих святой апостол объявил ясно сими словами: да не превозношуся, дадеся ми пакостник плоти. Телу апостольскому досаждали палочные биения - три краты четыредесят разве единыя, а нам враг досаждает разными своими злокозненными выходками. Это, кажется, началось еще в нашей обители, и, как показалось мне, по той причине, что ты не на то обратила внимание в указанном тебе месте (на 93-й странице) из книги "Восторгнутые класы", где Марк Подвижник пишет, что у кого начнется внутреннее действие молитвы, тот не должен обращать внимание ни на скорби телесные, ни даже на дивные творения Божии, как говорит апостол: Кто ны разлучит от любве Христовой; скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или мечь. И, продолжая, глаголет: яко ни смерть, ни живот, ни Ангелы, ни Начала... ни настоящая, ни грядущая (Рим. 8: 35, 38). И святой Исаак Сирин говорит: "Истинно держащемуся молитвы и старающемуся соблюдать действие ее, если бы и весь мир ругался, он не обращает и не должен обращать на это внимание".

Господи, помози немощи нашей, якоже веси. Заступи, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию.

К содержанию

253. ВРАГ ВНУШАЕТ ГНЕВЛИВОСТЬ, ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ ЛЮДЕЙ НЕСПОСОБНЫМИ К МОЛИТВЕ И КО ВСЯКОМУ ДОБРОМУ ДЕЛУ

В письме от 7 декабря пишешь, что у вас с N какая-то неладица; тебе кажется, что она много переменилась против прежнего, а ей кажется, что ты переменилась в обращении; далее, сама ты говоришь, что хоть изредка, на тебя находит сильное возмущение и раздражение. Это обеим вам искушение от врага, который не терпит, если где водворяется мир и взаимная любовь; особенно, где люди заботятся преимущественно о молитвенном подвиге, тут-то враг и старается водворить с обеих сторон гневливость, которая делает человека неспособным не только к молитве, но и ко всякому доброму делу. Итак, блюдите себя, призывая всесильную помощь Божию; вооружайтесь против козней врага, ищущего нанести вам душевную тщету, и всячески старайтесь удерживаться от гневливого расположения, поминая апостольское слово: Мир имейте и святыню со всеми, ихже кроме никтоже узрит Господа (Евр. 12: 14).

К содержанию

254. КОГДА НАПАДАЕТ СТРАХ ВРАЖЕСКИЙ, УМЕСТНО ЧИТАТЬ СЛОВА ПСАЛМА 26-го И ДРУГИХ ПОДОБНЫХ

...Ты жалуешься на страх вражеский, который у тебя бывал в некоторые дни, начиная с самого вечера, а в продолжение ночи оканчивался нелепыми и неприятными весьма для тебя мечтаниями. Когда будешь ощущать такой страх и вражеское нападение, то полезно тебе, по примеру древних отцов, произносить (так, чтобы твои только уши слышали) устами псаломские приличные к тому слова, например: Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся... и весь 26-й псалом. Также: ...обышедше обыдоша мя, и именем Господним противляхся им; обыдоша мя яко пчелы сот, и разгорешася яко огнь в тернии: и именем Господним противляхся им (Пс. 117: 11-12). Еще: Суди, Господи, обидящыя мя, побори борющыя мя... (Пс. 34: 1). Еще: Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися (Пс. 69: 2), и подобное.

На самом опыте увидишь, как велика сила Богодухновенных псаломских словес, которые опаляют и прогоняют врагов мысленных, как пламень.

К содержанию

255. ВРАГА РАССУЖДЕНИЯМИ НЕ ПОБЕДИШЬ, А СМИРЕННОЮ МОЛИТВОЮ. О ПОРЯДКЕ ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ И О ЛЮБВИ К БЛИЖНЕМУ

Пишешь, что тебя иногда занимает мысль, как денница из светоносного Ангела обратился в сатану. Сама ты знаешь, что от гордости. Но помни, что тебе теперь крепче должно держаться молитвы, и не увлекаться никакими ни помыслами, ни рассуждениями, хотя бы они с шуией стороны происходили, хотя бы, по-видимому, с десной.

Молитва со смирением — непобедимое оружие на врага, а рассуждениями его не победишь.

Слышанные N. слова, чтобы тебе не смотреть в бездну, чтобы не закружилась голова, это самое и могут означать, чтобы тебе не внимать никаких внушениям и представлениям вражиим, хотя бы благовидным, хотя бы неблаговидным; они означают глубокую бездну, от которой у кого не закружится голова? Поэтому всего лучше презирать всякую внушаемую чепуху вражию и держаться единственно единой молитвы Иисусовой, с верою, и со смирением, и упованием, что Сам Господь лучше нас покроет и защитит и силен все нужное нам подать. Святой Лествичник говорит: "Именем Иисуса Христа бей ратники; несть бо сильнее на них оружия, ни на небеси, ни на земли". И в Деяниях святых апостолов сказано (Деян. 4: 12): несть бо иного имене под небесем, данного... о немже подобает спастися нам. Тебе враг внушает искать высоких дарований. Ты приими это внушение по-своему, то есть с полезною мыслью, по свидетельству Священного Писания, из которого видно, что нет выше дарования, как дарование смирения, как и Сам Господь говорит: смиряяй себе вознесется. Этого дарования ищи, к этому дарованию стремись. После смирения второе дарование — очищение от страстей, особенно от главных, от славолюбия, от сугубого сластолюбия, и тонкого любоимания. За очищением души от страстей, милостью Божиею последует воскресение ее и соединение с Господом, если только душа, оставив всех и все, прилепится всем сердцем и всею любовью к Единому Господу. Но, испытав любовь сию, Иоанн Богослов ясно показывает главный ущерб любви и недостаток ее, о исправлении которого всячески должно заботиться. Он говорит в Первом послании своем: Аще кто речет, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть (1 Ин. 4: 20). Хотя тут выставлен самый грубый недостаток любви, но желающим приблизитися к Богу должно заботиться искоренять в себе и самое малое нерасположение к ближнему, ради чего и дана нам заповедь: благословлять гонящия ны. И прибавил апостол: благословите, а не клените. И, наконец, заключил: Аще возможно, еже от вас, со всеми человеки мир имейте... ни единому же зла за зло воздающе. Чтобы достигнуть тебе такого настроения духа, молись почаще о главном лице, с которым ты благодушно не можешь встретиться, и оно от тебя убегает. Попущением Божиим это искушение обеим вам к испытанию, к познанию своей немощи, и к смирению, чтобы понимали мы, что значат апостольские слова: не высокая мудрствующе, но смиренными ведущеся (Рим. 12: 14-19).

К содержанию

256. ВРАГИ ШУМОМ И ГУЛОМ МЕШАЮТ ВНУТРЕННЕЙ МОЛИТВЕ - НАДО МОЛИТЬ БОГА ИЗБАВИТЬ ОТ СЕГО

Ты пишешь, что враги душевные воздвигли на тебя такую брань, что мешают тебе обычно совершать внутреннюю молитву, производя около тебя шум и гул, как бы пляску целого хоровода; почему и спрашиваешь меня, скудоумного, что тебе делать и как поступить в таком случае? Надобно подражать угодникам Божиим, как они поступали в подобных случаях. Читаем в житии Арсения Великого, что он иногда, восставая от внутренней молитвы, гласно молился с воздетыми руками: "Господи Боже мой! Не остави мене, яко ничтоже благо сотворих пред Тобою николиже: но помози и сподоби положити начало!" В краткой сей молитве угодника Божия выражается, во-первых, великое смирение и самоукорение и самоуничижение. Во-вторых, показывается, что угодник Божий не без причины так молился, а, видно, за строгую жизнь борим был помыслами возношения от мысленных врагов, которые никогда не оставляют в покое, а всех борют, чем кого могут. Особенно нам, немощным, потребно следить за помыслами возношения, которые для нас в брани духовной вреднее всего, как объясняет это преподобный Марк Подвижник: "Аще быхом о смиренномудрии прилежали, то не быхом требовали наказания: вся бо злая и лютая, случающаяся нам, за возношение наше случаются. Аще бо апостолу, да не превознесется, аггел сатанин попущен бысть, да ему пакости деет; кольми паче нам, превознесшимся, сам сатана попущен будет попирати ны, дондеже смиримся" ("Восторгнутые класы". Слово о пощении и смирении). Святый же Лествичник, с другой стороны, ограждая нас от вреда со стороны брани вражией, поставляет для нас, яко некую твердыню, блаженное смирение, глаголя о сем в 25-м слове так: "Почему в то время ум наш, заключив себя в ковчег смирения, от душетатцев некрадом пребывает, и только топоты и игры татей сих слышит, но ни единым из них не может быти искушен. Поелику смирение есть такое сокровищное хранилище, которое для хищников неприступно" (отд. 4). Не лишним считаю приложить к сему и другое место сего богомудрого отца: что значит возноситься, и что значит не возноситься, и что значит смиряться. "Первый судит весь день; второй хотя не судит, но и себя не осуждает, третий же, не заслуживая осуждения, всегда сам себя осуждает" (ст. 25-я, отд. 19). И паки он же глаголет: "Видел я истинное смирение, и не приметил в нем и тени клеветы", то есть и мысленного порицания других, кольми паче гнева на других; потому что нельзя на ближнего разгневаться, если кто прежде не вознесется мыслью над ним, как объясняет это некто из богоносных отцов.

По сим свидетельствам угодников Божиих поверяя наше смирение, или недостаток оного, или примечая окрадение возношением, искренно и со смиренномудрием да повторяем пред Господом означенную молитву блаженного Арсения, возставая на оную, когда безпокоимы будем от досаждающих нам мысленных врагов наших. Если же когда и сия молитва совершенно не будет успокаивать нас, то да подражаем и в другом действии блаженному Арсению. Он иногда посаждал около себя учеников своих, жалуясь на брань вражию. Можешь и ты иногда посаждать около себя сестру П., в случае нужды. Пусть сидит около тебя с молитвою, или стоя да прочитывает сколько-нибудь из Евангелия.

Вот, сколько Господь вложил в омраченный ум мой и сколько дозволило мое скудоумие, я написал тебе. К сказанному считаю не лишним приложить и сие: к преподобному Сисою Великому пришел один брат и говорит: "Отче! за молитвами вашими я содержу непрестанно память Божию", то есть молитву. Старец отвечал: "Это не велико; а вот дивно, если кто помощию Божиею искренно может считать себя хуже всякого человека, хуже всякой твари".

Прочти в "Лествице" со вниманием степени 24 и 25, и в последней степени особенно заметь отделения 5, 7, 8, 10, 11, 12 и 13. Да тут и все хорошо.

К содержанию

257. МОНАХ, ИМЕЯ ТОЛЬКО НЕОБХОДИМОЕ ДЛЯ САМОГО СЕБЯ, НЕ ПОГРЕШАЕТ, ОТКАЗЫВАЯ ПРОСЯЩЕМУ

Пишешь о работнице скончавшейся и спрашиваешь, не искушение ли это тебе, что помысл внушает тебе жалость о ней и понуждает заботиться о ее поминовении, так что из пяти рублей, которые у вас были, вы отдали два священникам, чтобы ее поминали? Отвечаю: конечно, это искушение. Священное Писание говорит: благотвори ближнему елика рука твоя может. И преподобный Варсонофий Великий говорит, что если монах, имея только необходимое для самого себя, откажет просящему, то не согрешит. А вы разве живете выше учения Варсонофия Великого? Вы постоянно сами нуждаетесь; вам ли думать о денежном благотворении ближним? Если вы отдадите последнее, что вам самим нужно, то враг, который всегда вас борет заботою о ваших недостаточных средствах, еще более будет вам стужать этим. Хорошо ли вам через непосильное благотворение самим ввергать себя в смущение, и заботливость, и попечения, когда мы имеем Евангельскую заповедь: не пецытеся! (Мф. 6: 25). Рассуждение, по учению святых отцов, выше всего. Если вы ощущаете жалость к умершей, то вам, при вашем положении, приличнее не денежные благотворения за нее делать, а, если хотите, самим за нее келейно молиться, чтобы Господь якоже Сам весть помиловал душу ее. И думаю, что если так будете делать, то и жалость и усердие ваше, все это, пропадет скоро. К тому же сверх всего скажу, что вам обеим неприлично и неполезно разузнавать, кто как жил и как умер. Для чего вам чужим сором порошить и затмевать себе глаза душевные и сердечные. Господь глаголет во Евангелии: Блажени чистии сердцем; яко тии Бога узрят (Мф. 5: 8). А кто занавозит чужим сором очи сердечные, хоть бы под предлогом жалости, и по этой причине не может зреть Бога, кто такового одобрит? Не скорее ли пожалеть о нем?

К содержанию

258. КАК ПИСАТЬ О СМУЩАЮЩИХ ВОПРОСАХ

...У тебя есть какой-то вопрос, да не знаешь как это написать. Если при этом вопросе у тебя простое и покойное желание написать, то можешь написать вопросительно: бывает ли в человеке такое-то и такое-то состояние? И относится ли оно к числу правильных или неправильных? И по какой причине к числу последних? Если желание написать это смешано с помыслом понудительным и смущающим до тревожности, то лучше это оставить, во всяком состоянии направляясь к заповедям Божиим и сохраняя себя от возношения и прелести вражией всегда и во всем.

Если кто и спутается в молитвенном подвиге, то, для избежания конечного вреда, Промысл Божий устрояет их на начальство, а не немощная и велехвалящаяся, по-пустому, сила вражия. Их дело и занятие — только смущать, и путать, и вредить тому, кто от малодушия или возношения поддастся на их злокозненные внушения.

Но, Господи, заступи, спаси, помилуй и сохрани нас Твоею благодатью.

К содержанию

259. МОЛИТВА ПРЕЖДЕ ВСЕГО ТРЕБУЕТ СМИРЕНИЯ

Прочти сама в 4-й части "Добротолюбия" краткое сказание об образе внимания молитвы святого Каллиста, патриарха Константинопольского. Объясненное тобою действие не противно сему сказанию. А в описании различных молитвенных действий Сибирского старца Василиска есть глава, в которой сказано, что старец ощущал молитвенное глашение во всех членах своих и как бы какое-то звонцание, как выразился простосердечный старец. Но как у многих молитвенников молитвенное действие сердечное бывает различно, то преподобный Марк Подвижник неведущим преподает такой совет и такую предосторожность: "иное действие есть благодати, младенцу неведомое, и иное злобы, истине уподобляемое. Добро же есть на таковая не взирати, прелести ради, ниже проклинати, истины ради, но вся упованием приносити Богови: Той бо весть обою полезное" ("О мнящихся от дел оправдатися", глава 28). Держись и ты этого правила, ограждаясь неведением, и предоставляя все времени и рассмотрению по воле Божией, уповая, что силен Господь сохранить тебя от прелести вражией, если только ты сама не подашь к тому повода самомнением, возношением и самонадеянностью от окрадения, через которые ты подверглась душевой беде, как сама это замечаешь, и пишешь, что не могла сознать себя грешною и хуже всей твари, когда готовилась к Исповеди и Причащению Святых Таин. Бойся этой беды, то есть от самомнения, возношения и самонадеянности, через которые прелесть вражия приходит и обладает человеком. Преподобный Исаия отшельник пишет: "Если человек подвергался когда-либо какому-либо греху, то он до самой смерти не может быть без попечения относительно сего греха, хотя бы и мертвых воскрешал". Святой Симеон Новый Богослов, после высоких видений и откровений, всегда пересчитывал грехи свои, не только делом совершенные, но и в мысли бывшие, говоря так: "Я грешник (в том-то) произволением, я грешник окаянный (в том-то) волею", и подобное. А ты пишешь, что сердце твое упорствовало сознать себя грешною. Явно, что тут предварило незаметное вражие окрадение самомнением и возношением. В таком случае с сокрушенным сердцем должно припадать ко Господу и молить благость Его, чтобы избавил и уврачевал душу и сердце от такового омрачения и ослепления. И самая сильная брань бесовская, может быть, утверждается на затаившемся или таящемся самомнении и возношении; или попущается для того, чтобы не возноситься. Ежели всякая добродетель без смирения не может состояться, то кольми паче молитва прежде всего требует смирения, так как молящиеся имеют дело с гордыми бесами, которые, будучи сами бедны, и ничего не имея, обещают другим богатство, показывая чужие ассигнации. Начальник их сатана не постыдился предлагать Самому Господу царство мира. На что Господь сказал ему в ответ: иди за Мною, сатано; писано бо есть: Господу Богу твоему поклонишися и Тому единому послужиши (Мф. 4: 10). Повторяй и ты то же, в свое время. Также знай, что молитва требует безгневия. Означенный Каллист патриарх говорит: "Молитва разумеется, яко пременяет смущение. Знамение же ея есть, аще коснуся кому, яко ктому несмущается, аще напуствует его и весь мир".

Ты спрашиваешь, хорошо ли сделала, заняв для странницы 5 рублей и отдав ей новые сапоги П., которые ей самой были нужны. Отвечаю: нехорошо, очень нехорошо, и очень неосновательно. Вперед так не делай ни по какому поводу. Нигде не написано — для милостыни занимать деньги, и делать такое благотворение, за которым неминуемо следует смущение — для тебя или для других. Я, кажется, тебе писал слово и совет Пимена Великого, что монах не солжет, если откажет просящему, что нет у него, когда не имеет излишнего, сверх своей потребности; а иначе он должен со смущением добывать себе то, что неразсудно отдал другому. Твое положение требует великой осмотрительности и здравого обсуждения.

К содержанию