Аудио-трансляция

Смысл и поль­за пе­ре­жи­ва­е­мо­го по боль­шей час­ти поз­на­ет­ся впос­ле­д­ствии.

преп. Никон

Мы не зна­ем су­деб Бо­жи­их. Он все тво­рит на поль­зу; мы при­вя­за­ны к здеш­ним бла­гам, а Он хо­щет да­ро­вать нам бу­ду­щее бла­го здеш­ни­ми крат­ки­ми бо­лез­ня­ми.

преп. Макарий

Мы долж­ны быть уве­ре­ны, что Про­мысл Бо­жий всег­да о нас про­мыш­ля­ет и уст­ро­я­ет к поль­зе, хо­тя и про­тив­ны­ми нам слу­ча­я­ми.

преп. Лев

Слишком тяжелые четки

Когда новопостриженному монаху вручаются четки, то произносят следующие слова: «Приими, брате, меч духовный, иже есть глагол Божий, ко всегдашней молитве Иисусове, всегда бо имя Господа Иисуса во уме, в сердцы и во устех своих имети должен еси, глаголя присно: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного».

Четки известны с первых веков христианства. Некоторые полагают, что они были введены святым Василием Великим (по иным источникам — Пахомием Великим и даже святым Антонием, для неграмотных монахов, выполнявших молитвенное правило не по книгам, а по определенному числу молитв Иисусовых.

Четки называются духовным мечом (Еф. 6, 17), для монаха они являются духовным оружием, напоминающим о непрестанной молитве, которая оберегает от рассеивания ума. 

Духовное чадо преп. Нектария Оптинского Надежда Александровна Павлович (1895–1980) в записках о своем духовном наставнике вспоминает один эпизод из жизни архимандрита Агапита (Беловидова) (1842–1922), ученика и письмоводителя преподобного старца Амвросия, автора жизнеописаний преподобных Льва, Макария и Амвросия Оптинских.

«Архимандрит Агапит — одна из таинственных фигур в Оптиной. Он был исключительно образован (в мирском смысле) и вместе духовно одарен. Ему предлагалось и архиерейство, и старчество, но он не захотел принять на себя подвиг общественного служения. В старости он стал юродствовать, заболел, порой впадал как бы в слабоумие, хотя в просветах сохранил и прозорливость, и всяческую высоту духовную. Жил в больнице. Батюшка Нектарий говорил, что болезнь его — наказание за отказ от общественного служения.

О старце Агапите очаровательно рассказывала сиделка Дунечка, ходившая за ним в больнице. Однажды она тихонько сняла четки с перекладины постели, где они всегда висели, и взяла их с собой в храм.

— Вот-то, — думает, — помолюсь я по его четкам!

Старец Агапит словно бы и не заметил, как она четки брала.

Стоит Дунечка в церкви, пробует молиться по его четкам, а ее в сон клонит. Никогда в жизни она так спать не хотела — засыпает стоя — и все. Тут она видит, что неладно что-то, раскаялась и понесла четки обратно. Хочет их незаметно повесить обратно. А старец Агапит открыл глаза, смотрит на нее и смеется:

— Открой-ка мой ящик.

Дуня открыла.

— Вот возьми там четочки. Те легонькие, а эти мои слишком тяжелы для тебя».