Аудио-трансляция

Гне­вать­ся на дру­гих до па­мя­тоз­ло­бия не сле­ду­ет. По за­по­ве­ди Гос­под­ней, по­нуж­дай­ся мо­лить­ся о всех не­на­ви­дя­щих и оби­дя­щих те­бя!

преп. Анатолий

По­лез­но нам всег­да пом­нить, как мыс­ли­ла бла­жен­ная Фе­о­до­ра, ко­то­рая при про­тив­ном об­ра­ще­нии с ней дру­гих го­во­ри­ла се­бе са­мой: „Ты не­дос­той­на люб­ви ближ­них".

преп. Амвросий

Сле­ду­ет и долж­но по­за­бо­тить­ся вся­чес­ки, что­бы из са­мо­у­го­дия не ме­шать спа­се­нию ближ­не­го, и ми­ру его ду­шев­но­му, и ус­пе­ху ду­хов­но­му. За это от­да­дим ве­ли­кий от­вет Бо­гу, ес­ли не бу­дем ос­то­рож­ны. Долг хрис­ти­а­нс­кий со­дей­ство­вать спа­се­нию ближ­не­го, а не пре­пя­т­ство­вать.

преп. Амвросий

Из писем прп. Антония Оптинского брату, Саровскому игумену Исайе

Старец мой много трудился, много постился, много сеял спасительнаго семени, но нива моя сердечная от нечувства совершенно окаменела, а потому не точию плодов, но и листу зеленеющаго поне для внешняго вида не имею, и как был, так и есмь, с голыми руками и окаменелым сердцем. А потому в правду должен сказать, что душа моя пред Богом, яко земля безводная! Отчего часто унывает дух мой и смущается сердце от обошедших меня зол. Но слава премногому долготерпению Божию ко мне! Яко Он меня за беззакония мои еще не казнил. Еще вид мой в звериной не претворил. И действительно, кто из дали на меня посмотрит, то и я похож еще на человека, а есть ли разсмотреть поведение, заглянуть в сердце, то – ей! плача многаго достоин, и сие то есть бедственное мое положение, о коем донеся Вам, прошу Вас, батюшка, с болезнию сердца воздохните о моем окаянстве пред Богом и излейте к Нему слезу Вашу – да исцелею.

Из писем прп. Антония Оптинского брату, Саровскому игумену ИсайеМногия Угодники Божии постом смиряли душу свою, от котораго и у святаго Давида изнемогали колена, а потому Они изобиловали и плодами духовными; а у меня от одного воображения о воздержании заранее делается уныние. Из сего можете Вы заметить, что я с больщим усердием работаю чреву, так что и мои колена изнемогают, но не от поста, а от излишия, и из трапезы как будто бы с кулашнова бою с ноги на ногу едва дотащусь до келлии, пришедши же, абие предаюсь сну, и столь сладко, что проснувшись едва распознаю: утро или вечер есть. Сие Вы, батюшка любезный, не примите за кощунство, ей – истину говорю, пусть иныя величаются как хотят своими исправлениями, а я хоть несладще, да должен о немощах своих пред Вами правду сказать, коими к несчастию и к вечному стыду моему я изобилую очень довольно, а всему сему злу корень, есть страсть обжорства, от порабощения которой да избавит меня Господь Бог Вашими молитвами.

Многия хвалятся, – кто чем! – а я не точию хвалюсь и сердечно утешаюсь, что я недостойный благочестивых родителей сын и имею у себя весьма добрых и благоговейных братьев!.. При таковом же утешении моем еще и печаль имею, что я не по внешнему, а по внутреннему образу нисколько на них не похож, и сим не точию своей душе, но и всему сродству безчестие наношу и так, любезный батюшка, инова способа ко исправлению своему не обретаю, кроме надежды на Ваши Святыя молитвы, кои меня, грешное козлище, сильны соделать Христовою овцею, почему со слезами молю и прошу Вас о исправлении моем умолить Премилосердаго Господа Бога.

Хотя Св. Апостол и учит: не дети бывайте умы, – но я уже довольною и бородою обросший, но не могу детских обычаев измениться, а именно: пришло мне детское желание попросить у вас.

Из писем прп. Антония Оптинского