Аудио-трансляция:  Казанский Введенский

В не­мо­щах те­лес­ных на­доб­но со­об­ра­зо­вать­ся с оны­ми, а вы­ше ме­ры по­ну­дить се­бя – то и сов­сем мож­но из­не­мочь, толь­ко на­доб­но во­ору­жить­ся про­тив ле­нос­ти.

преп. Макарий

Ес­ли на од­ном кон­це де­рев­ни бу­дут ве­шать, на дру­гом кон­це не пе­рес­та­нут гре­шить, го­во­ря: до нас еще не ско­ро дой­дут.

преп. Амвросий

Не­ис­пол­нен­ное обе­ща­ние все рав­но что хо­ро­шее де­ре­во без пло­да.

преп. Амвросий

Оптинские помянники
Н.В. Гоголя

В Оптиной пустыни, как и во всех монастырях, издревле существовала традиция поминания за богослужениями лиц о здравии и о упокоении. Для длительного поминовения существовали особые тетради. Архимандрит Леонид (Кавелин) в «Историческом описании Оптиной пустыни» свидетельствовал, что в монастыре хранятся несколько синодиков, в том числе два древних: первый относится к 1670–1717 годам, а второй начат в 1760 году.

Как отмечал о. Леонид (Кавелин), в Оптиной пустыни сложились следующие правила: «Когда начинается проскомидия, пономарь делает наряд братии, от 20 до 50 человек, идти во святой алтарь; им раздаются для прочтения как самые синодики, так и сделанные из них выписки.

По окончании проскомидии братия, поминавшая по тетрадкам, выходит из алтаря, а остаются только те, которые читают большие синодики и продолжают чтение до Херувимской песни. Пред начатием ее и они выходят из алтаря, положив закладку на том листе, где прервалось чтение; а в следующую обедню продолжают поминовение от закладки далее, до конца.

Великим постом, каждый раз по совершении утрени и часов, когда совершают литию по усопшим, вышеупомянутые тетрадки раздаются не токмо певчим, но и всей предстоящей братии; и когда служащий иеромонах поминает вслух по таблице, тогда братия тихо поминают по тетрадкам. То же соблюдается и во вселенские субботы, и во все положенные святою Церковью дни поминовений. Таким образом, завет усопших молиться за них исполняется всегда и неупустительно.

Кроме сего, по заведенному порядку, исключая воскресные и праздничные дни, поминают на ектениях, а в больничной церкви очередная братия день и ночь читает Псалтирь за здравие живых и упокоение преставившихся братий и благодетелей обители».

Н.В. Гоголь посетил Оптину пустынь трижды: в июне 1850 года и в июне и сентябре 1851 года. Во время второго посещения Оптиной пустыни (2–3 июня 1851 года) писатель записал имена родных и близких людей для поминания в обители. Имена были вписаны в «Помянники жертвователей Московской губернии»: в «Помянник о здравии» и «Помянник о упокоении» (ОР РГБ. Ф. 214. Опт-339-1. Л. 5–5 об; Публ. по: ОР РГБ. Ф. 214. Опт-339-2. Л. 3–3 об.).

Н.В. Гоголь

3 июня 1851 года Н.В. Гоголь молился на ранней воскресной литургии в скиту Оптиной пустыни. После этого направился в монастырь, где продиктовал имена для записи в помянник (или передал записку с именами) и во время поздней литургии уехал в Калугу.

Всего в помянниках писателя записано: о здравии — тридцать шесть имен, о упокоении — двадцать четыре имени, три имени вписаны позднее, из почивших. Таким образом, первоначально Н.В. Гоголь записал пятьдесят имен для поминания в Оптиной пустыни. Практически все они были атрибутированы[1].

Помянники представляют собой две тетради в картонном переплете, обтянутом кожей, размером 17,0 х 10,0 см и 17,2 х 10,5 см. На верхней крышке в рамке золотом вытиснено заглавие: «Помянник о здравии» и «Помянник о упокоении».

В тексте тетрадей содержатся многочисленные поздние пометы, поправки чернилами и карандашом. Листы в пятнах, порваны, захватаны, что свидетельствует о том, что помянники часто использовались за богослужением. Имена для поминовения написаны в две колонки, в церковнославянской орфографии, крупным полууставным шрифтом, с диакритикой. Тетради украшены малыми заставками. Киноварью написаны заглавия и первые буквы имен. Внизу листа содержится краткая информация о жертвователе.

Могила монаха Порфирия Григорова

Датируются записи на основании скорописной записи внизу листа: «Г<осподина> Гоголя Николая Васильевича, коллежского советника, <край листа оборван>, писателя (литератора). Жертва 3 июня 1851 г.» [Помянник … о здравии].

«Г<осподина> Гоголя Николая Васильевича, коллежского советника, писателя (литератора русского, из дворян Черниг. губернии. 1851 г. июня 3. Вкладчик скончался в Москве 21 февр. 1852 г.» [Помянник … о упокоении].

В помянниках указан год окончания поминания о здравии – 1875 г. Листы с именами в двух помянниках перечеркнуты крест-накрест простым карандашом.

В «Помянник о здравии» включены, помимо имен родных и близких людей, три имени духовных лиц:

  • Филарета (в схиме Феодот; Кольцов, 1804–1873 гг.), иеромонах Оптиной пустыни. Во время записи в Синодике в апреле 1851 года перешел из Оптиной пустыни в Спасо-Преображенский монастырь Казанской епархии, а в августе того же года — в Гефсиманский скит при Свято-Троицкой Сергиевой лавре.
  • Иннокентия (в миру Иван Алексеевич Борисов; 1800–1857 гг.), архиепископ Херсонский и Таврический.
  • Мелетия (1786–1868 гг.), митрополит, наместник Иерусалимского патриаршего престола.
  • В «Помянник о упокоении» записаны духовные лица: Порфирий (в миру Петр Александрович Григоров (1803–15 марта 1851 гг.), монах Оптиной пустыни; протоиерей Павел Иванович Волынский (1770–1839 гг.), законоучитель в Нежинской гимназии; иерей Савва Кириллович Яновский (род. ок. 1783 г.), священник села Олефировка Миргородского уезда, сын Кирилла Демьяновича Гоголь-Яновского (род. ок. 1746 г.), брата деда Н.В. Гоголя.

Среди мирских лиц в «Помяннике о упокоении» записаны: Александр Сергеевич Пушкин (1799–1837 гг.), князь Николай Григорьевич Репнин-Волконский (1778–1845 гг.), который в 1816–1834 годах занимал пост малороссийского генерал-губернатора, Виссарион Григорьевич Белинский (1811–1848 гг.), Иосиф Михайлович Виельгорский (1817–1839 гг.) и др.

Знакомство с духовной традицией Оптиной пустыни оказало большое влияние на мировоззрение, творчество и религиозную жизнь Н.В. Гоголя, о чем подробно писали видные отечественные исследователи В.А. Воропаев и И.А. Виноградов. По мнению В.А. Воропаева, «из всех классиков русской литературы Н.В. Гоголь был единственным сознательно воцерковленным», о чем также свидетельствуют обнаруженные синодики писателя.


[1] См. подр. статью В.В. Кашириной «Новонайденные помянники Н.В. Гоголя из архива Оптиной пустыни» // Богословский вестник. 2022. № 4 (47). С. 256–269. За ценную помощь при атрибуции упоминаемых лиц автор благодарит В.А. Воропаева и И.А. Виноградова.

В.В. Каширина