Аудио-трансляция

Что­бы не по­те­рять бла­го­да­ти Бо­жи­ей, па­че ста­рай­ся к при­об­ре­те­нию па­мя­ти Бо­жи­ей. Нуж­но со­блю­дать сло­во Бо­жие, или за­по­ве­ди, как и Сам Гос­подь ска­зал: Име­яй за­по­ве­ди Моя и соб­лю­да­яй их, той есть лю­бяй Мя (Ин. 14, 21). Та­ким же об­ра­зом дос­ти­га­ет­ся иск­рен­нее слу­же­ние Бо­гу всем серд­цем.

преп. Нектарий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

БОГОПОЗНАНИЕ

Человек, достигший духовного совершенства, созерцает в душе своей неизреченную небесную красоту

Проникновение в Священное Писание вводит человека в глубину Богопознания и дарует ему такое блаженство, с которым не может сравниться никакая земная радость. Внешний мир с его красотами благотворно действует на человека, и душа, способная наслаждаться красотою мира, есть душа возвышенная, но человек, достигший совершенства, созерцает в душе своей такую красоту, перед которой видимый мир ничего не стоит. Господь сказал про душу человека, любящего Бога: "К нему приидема и обитель у него сотворима" (Ин. 14, 23). Непостижимо, как это в маленьком сердце помещается Сам Господь, а где Господь, там и рай, там и Царство Божие. "Царствие Божие внутрь вас есть" (Лк. 17, 21). На горе Афонской много православных монастырей. Немало там и отшельников, подвизающихся в пещерах и скалах. У одного отшельника была пещера на высокой горе. Из нее открывался чудный вид на Средиземное море, покрытые роскошной растительностью берега, отдаленный Родос. Ночью миллионы звезд загорались на небе, и луна обливала все своим серебряным светом. А подвижник уходил вглубь пещеры своей и не хотел ни на что это смотреть. Красота видимого мира уже не трогала его душу, созерцавшую неизреченную красоту мира невидимого. В Киево–Печерской Лавре жил один подвижник, который единственное окно своей кельи заставил образом, чтобы видимый свет не мешал ему созерцать невидимый.

БОГОСЛУЖЕНИЕ ЦЕРКОВНОЕ

Нужно также посещать церковь, – и опять же, Господь не требует от нас ничего невозможного. Например, если человек болен, то он, молясь дома, может и не ходить в церковь, и домашняя молитва вменится ему за церковную.

Одна монахиня писала батюшке о. Анатолию: «Больна я и должна лежать в постели. Там-то, в храме, поют: «Хвалите имя Господне...», а я, прикованная к одру, не могу принять участие в молитве церковной». О. Анатолий ответил: «И ты можешь быть у Всенощной». Пишет ему снова: «Батюшка, вы меня не поняли, болезнь не позволяет мне сойти с постели». – «Нет, – ответил ей Старец, – и ты можешь быть у Всенощной – твори молитву Иисусову по четкам: 30 раз обернешь четки, т.е. сотворишь 3000 молитв, – и это заменит Всенощную, даже больше, так как болезнь, переносимая, хотя со скорбью, но безропотно, с сознанием, что послана за грехи, имеет большую очистительную силу».

Может быть и такой случай. Положим, какая-нибудь девица по службе не может отлучиться в церковь. Пусть она и дома находится, но за ней всякую минуту могут прислать, и, если не явится, то может лишиться места. Уйти в церковь, следовательно, ей нельзя. Но если она дома начнет творить Иисусову молитву, или какую-нибудь другую, то это Господь примет вместо церковной.

Первый признак омертвения души есть уклонение от церковных служб

У преподобного Иоанна Лествичника спросили, есть ли верные признаки, по которым можно узнать, приближается ли душа к Богу, или отдаляется от Него. Ведь относительно обыденных предметов есть определенные признаки – хороши они или нет; когда, например, начинает гнить капуста, мясо, рыба, то легко заметить это, ибо испорченные предметы начинают издавать дурной запах, изменяют цвет и вкус, и внешний вид их свидетельствует о порче.

Ну, а душа? Ведь она бестелесна и не может издавать дурной запах или менять свой вид. На этот вопрос св. отец ответил: первый признак омертвения души есть уклонение от церковных служб. Человек, который охладевает к Богу, прежде всего начинает избегать ходить в церковь. Сначала старается прийти к службе попозже, а затем и вовсе перестает посещать храм Божий. Оттого-то для иноков и обязательно посещение службы. Правда, по неотложным делам иногда разрешается не ходить ко всем службам, но при возможности это вменяется в необходимую обязанность. У нас в Скиту даже обходят кельи по праздникам, чтобы никто не уклонился от церковной службы.

Даже одно слово, запавшее в душу на богослужении, способно изменить всю жизнь человека

Во время чтения и песнопения иногда какое-нибудь одно слово особенно запоминается и воздействует на душу. Это ангел-хранитель возьмет и донесет до сердца слово, которое имеет значение для всей последующей жизни человека. И часто случается, что человек, задумавшись над чем-нибудь слышанным им в церкви, вдруг начинает изменяться, оставляет греховные привычки, переменяет свой прежний образ жизни и начинает идти по пути ко спасению.

Во время богослужения необходимо обратить внимание

Иногда в церкви случаются с нами искушения.

Например, одна духовная дочь моя каялась мне:

— Вот, – говорит она, – приду в церковь и молюсь: «Господи, помози мне Тебе помолиться» (да, об этом нужно просить Бога), вначале стою внимательно, а как только пропоют Херувимскую, так и пойду обеды заказывать.

— Как это?

— Конечно, не чувственно, а мысленно, что поделаешь с таким искушением?


А отчего многие скучают в церкви? Оттого, что не понимают службы. Одна молоденькая барышня, увлекавшаяся Шекспиром, дала однажды почитать своей горничной, думая доставить ей удовольствие, но эта последняя нашла, что Шекспир – скучнейшая книга, и, прочтя страничку – другую, вернула ее обратно барышне. Отчего такие художественные произведения, как Шекспир, возбудили скуку у горничной? Оттого, что она его не понимала, следовательно, и оценить не могла.

И многие люди, не понимая богослужения, главным образом Всенощной, скучают в церкви и ждут не дождутся, когда она кончится. Чтобы наслаждаться богослужением, надо его понимать, а для этого хорошо хотя более трудное для понимания, например, канон, прочитывать перед службой дома. Я знал одного высокопоставленного человека, который обыкновенно перед церковным богослужением собирал всю семью, читал и объяснял им канон, кафизмы, те молитвы, которые поются за Всенощной, и все слушавшие его стояли затем в церкви с большим внимание, и служба проходила незаметно. Старайтесь и вы вникать в богослужение Православной Церкви, и оно откроет вам источник такого утешения, что вы с радостью будете спешить в храм Божий. «Возвеселихся о рекших мне: в дом Господень пойдем» (Пс. 121, 10), – сказал Давид, то скажете тогда и вы, отправляясь в церковь.


Да, эта рассеянность у всех, даже и у старых. Но все-таки эта ваша рассеянная молитва запишется там. (Батюшка указал на небо).

Утреня

В церковь ходите обязательно, и всегда до начала, первым старайтесь придти. Утреня – одно из самых трудных установлений монастырской жизни, зато и имеет великую силу. Утреня, по словам древних отцов, важнее обедни. За обедней Иисус Христос приносит нам Себя в жертву, а за утреней мы себя приносим Ему в жертву. Это принуждение, эта борьба с плотию и имеет такое значение.


Утреня у нас в Скиту имеет громадную важность. На ней держится вся скитская жизнь, но она также представляет не малую трудность. А для нас, привыкших в миру поздно вставать, это одно из самых трудных положений скитской жизни. Поэтому не надо давать себе поблажки сначала. Надо положить твердо вставать во что бы то ни стало. «Смотрите, не просыпайте утреню, – говорил мне о. Анатолий, – это очень опасно: бывали случаи, что многие от этого уходили и пропадали». Сразу надо браться за это дело, с самого начала. Вот и мне за молитвы старцев это далось ничего...


К утрени нам благодать помогает вставать, а вот уже после утрени в 6 час. мы сами должны вставать, а я, грешный, просыпал иногда до 7 и даже до 8 часов.

Слова духоносных отцов следует понимать духовно

Перед поступлением в монастырь [я] поехал помолиться к прп. Сергию. В это время в Черниговском Скиту подвизался о. Варнава. Пошел я к нему на благословение. Благословил он меня да и говорит: "Простудился, жениться надо". Эти слова привели меня в страшное смущение. Некоторые из бывших со мной, не любившие о. Варнаву, говорили: "Вот видите, какие советы дает? Великий старец о. Амвросий благословил в монастырь идти, а этот жениться предлагает". Слова о. Варнавы запали мне в душу и сильно смущали меня. Когда я, уже бывши иноком, рассказывал об этом батюшке о. Анатолию, то он мне так растолковал эти слова: каждая душа христианская есть невеста Христова, следовательно, надо жениться, т.е. соединиться со Христом, слово же "простудился" означает духовную болезнь, от которой страдает человек, пока не вообразится в нем Христос. Это было давно, когда я был еще Павлом Ивановичем.

ВЕРА

Религиозность передается наследственно.


... От Каина идет потомство нечестивое, а от Авеля – верующее. Подобно тому, как по плоти передается наследственность, так идет наследственность и в душевном, и в духовном отношении. Конечно, бывают и исключения. Иногда от деда передается религиозность прямо к внуку, а сын бывает безбожник. Но обыкновенно сохраняется эта наследственность.

Господь требует от нас прежде всего веры

Господь требует от нас прежде всего веры: "Без веры невозможно угодить Богу". Сколько бы кто ни делал добрых дел, но если он совершает их не во имя Христово, – то они не имеют никакой цены.

Поясним примером. Возьмем с одной стороны человека неверующего, но старающегося жить хорошо, а с другой стороны злодея, но не отвергающего Христа. Умер первый, и Господь отверг его: "Я тебя не знаю, ты не признавал Меня во время земной жизни, а Я отвергаю тебя в жизни вечной". Такова поистине судьба невера. Ну, а злодей? Много совершил он всевозможных преступлений, но вот приблизился его смертный час: "Господи, Господи, что будет со мною, хуже меня нет ни одного человека в мире"! Зовет он священника, открывает ему свои прегрешения, которые, действительно, очень велики, тот накладывает епитрахиль, читает разрешительную молитву и все грехи бывшего злодея потопляются в море милосердия Божия. А затем он сподобляется принятия Св. Таин и отходит ко Господу оправданный, идет в рай.


Без веры во что-нибудь нельзя ничего сделать. Посмотрите, почему какой-либо человек, ну хоть ваш брат, желает стать врачом? Потому что он верит в медицину. Каждый из ученых верит в свою науку. И так везде, во всем. Точно также для христианской жизни необходимо верить в Бога, Христа, Евангелие.

«Мы не можем верить, – говорят иные, – нет на то доказательства. Иное дело наука, там все доказано». Хорошо, но прежде чем отвергнуть что-либо, надо исследовать предмет, испытать. Наша вера зиждется на Евангелии, вот и испытайте, что это за учение.

Св. Иоанн Богослов прямо говорит, что надо испытывать дух (1 Ин. 4, 1). Но надо допытывать на практике. Пожить надо по Евангельскому учению и узнать на деле, правда ли, что «блажени нищии духом», «блажени кротции» (Мф. 5, 3, 5) и т.д. Если вы не испытали этого, то не можете и опровергать, не можете утверждать, что Евангелие – ерунда. А многие так говорят. Но на страшном суде сих людей спросят: «Что, читали вы Евангелие?» И получится обязательно три ответа: 1) «Нет», 2) «Кое-как», и 3) «Да, конечно, читали только не поняли». Да, обязательно получатся эти три ответа.

На первый ответ можно сказать, что они сами виноваты, никто не запрещал читать, напротив, просили даже читать: теперь сами себя вините. На второй ответ почти то же можно ответить. Вот третий ответ более интересен. Эти как бы даже заслуживают извинения. Не могли понять Евангелия, т.е. поверить.

Но эти также безответны. «Вам был дан ключ разумения: Испытывайте дух (1 Ин. 4, 1). Почему вы не хотели испытать? Значит, вы сами и виноваты».

Таким образом, и эти безответны.


В Евангелие есть рассказ про жителей Назарета, здесь Господь не мог совершить никакого чуда (Мф. 13, 58). Меня всегда поражало это повествование евангелиста. Господь, Творец всей вселенной, и вдруг в ничтожном городишке не может сотворить чуда; Евангелист замечает: «За неверие их». К Господу Иисусу они относились как к обыкновенному человеку, не ожидая от Него ничего особенного, так что Сам Господь дивился их неверию.

Вот и в нашу тихую обитель многие приезжают за утешением. Обращаются и к грешному Варсонофию, и иногда удается все сказать на пользу пришедшему, и он вполне удовлетворяется. Не я его утешаю, но Господь, и притом по вере каждого. Без веры же и в Оптиной Пустыни не получишь утешения.

Верою спасетесь

Веруйте в Господа, исполняйте по силе Его святой закон, и верю, что спасетесь. Никогда не приходите в отчаяние. А то так случается: затоскует душа и не какого-нибудь невера, а душа истинного христианина. И заповеди по силе исполняет, и говеет, и посты соблюдает, но вдруг покажется ей, что Господь ее ненавидит. Какая диавольская мысль! В Писании сказано, что Господь ненавидит только гордых; даже жидов и магометан Он терпит и принимает, если они к Нему обратятся от своего неверия; и вдруг христианскую душу ненавидит! Нет, Господь любит всех, а эта мысль о ненависти Божией – есть стрела врага, завидующего человеку. Много посылал он стрел, а это уж последняя, которую надо изловчиться и бросить врагу, т.е. совершенно пренебречь подобной мыслью.


В тяжелое время мы живем. Конечно, враг и всегда восставал на всех тех, которые не хотят творить его воли. Помню, при батюшке о. Анатолии тоже были волнения. Утешая, о. Анатолий говорил: «Эти беспокойства только как мелкая зыбь на воде, а потом будут сильные бури и ураганы, но не страшитесь, не теряйте веры в Господа, и Он вас никогда не оставит». «Житейское море, воздвизаемое зря напастей бурею», – но Господь спасет и приведет «к тихому пристанищу» всех, вопиющих Ему: «возведи от тли живот мой, Многомилостиве».


Ужасно будет состояние грешников. А если сейчас явится Христос, где Он вас поставит? Надеюсь, одесную, не по делам, конечно, но по вере. И будем хранить веру Христову и по силе исполнять Его святые заповеди. Только не надейтесь на собственные силы свои, а просите помощи у Господа: "Господи, помози мне"! – и поможет.

Берегите святую веру, это неоценимое сокровище

Великие чудеса творит вера христианская: она перерождает человека, из плотского делает духовным, из страстного – бесстрастным, из злобного – любвеобильным.

Вот приехали вы в далекую Оптину Пустынь, затерявшуюся среди обширного бора, неведомую многим, и слушаете смиренную и немощную мою беседу, и по вере вашей получаете духовное утешение. Да вознаградит вас Господь за любовь вашу всякими благами и земными, и небесными.


Посетил меня недавно учитель с сыном неверующим (из Пензы). Сказал я отцу: "Без веры не будет вашему сыну никакого счастья на земле". Оскорбился он на меня. Апостол Павел, прозирая наше время, пишет: "Течение скончах, веру соблюдох" (2 Тим. 4, 7). Значит, это очень трудно, особенно, в наше время.

Много появилось у нас воров. Не тех, которые лезут в карман или ограбляют дома, нет, эти воры злее и опаснее. Они являются к вам в костюме, говорят громкие фразы, а в результате крадут самое дорогое – веру. Когда же у человека выкрали веру, он спрашивает у своих учителей: "А как же теперь жить?" – "Живите по своему разуму", – отвечают.

Разум же, как известно, без веры не всегда бывает хорошим советчиком, и человек начинает следовать хотениям своей плоти, и падает все ниже и ниже.

Деточки, берегите святую веру, это неоценимое сокровище, с ним войдете в Царство: ведь не для малого мы трудимся, а для завоевания Царства, да еще какого – Небесного! Хотим сделаться его гражданами. Вот и я, грешный Игумен, с утра до ночи не знаю покоя, а из-за чего: очень хочется попасть в Царство, а то вдруг, сохрани Бог, в ад, вся жизнь пойдет насмарку.

Веру можно получить, только исполняя все Заповеди Христовы

Веру можно получить, только исполняя все заповеди Христовы. В Евангелии от Иоанна Господь говорит: "Испытайте Писаний, яко вы мните в них имети живот вечный: и та суть свидетельствующая о Мне" (Ин. 5, 39). Вот что нужно посоветовать каждому неверующему. Испытайте и увидите, Бог ли Христос, или великий пророк, философ.

Женщина, в отличие от мужчины, без веры жить не может

... Женщина без веры жить не может. Или она после временного неверия опять возвращается к вере в Бога, или же начинает быстро разлагаться. Другое дело мужчина: он может жить без веры. Окаменеет совершенно, станет соляным столбом, – таким окаменелым и живет, а женщина так не может.

Страшно потерять веру

Был человек богат, стал вдруг нищим, это тяжело, но поправимо. Был здоров, стал больным, – и это поправимо, ибо с нищим и с больным есть Христос. А потеряешь веру – великое несчастье. Оно тем ужасно, что нет у человека никакой опоры..

ВОЛЯ БОЖИЯ

Надо вполне предавать себя на Волю Божию

Должно помнить, что Господь любит и печется о нас, а потому надо вполне предавать себя на волю Божию: твори со мною, Господи, что хочешь.


Хотя со скорбью в сердце принял я известие о моем назначении – тяжело мне расставаться со всем тем, что дорого мне, но надеюсь, что и там Господь не оставит меня. Не думал я, что придется уезжать отсюда, но решение Св. Синода принимаю, как волю Божию, памятуя слова Апостола: "Не имамы бо зде пребывающаго града, но грядущаго взыскуем" (Евр. 13, 14). Прошу святых молитв ваших за меня недостойного.


Когда меня послали в Манчжурию, то я был уверен, что не вернусь оттуда. Трудно мне было ехать. И представлялось мне, как я, слабый и больной, отправляюсь в действующую армию исповедовать и приобщать, может быть, под градом пуль. А то встретятся прежние мои товарищи, скажут: «Вот и ты к нам пришел», – и вовлекут в мирские беседы, но сказал я: «Да будет воля Божия», – и отправился. И что же, Господь не оставил меня, в Манчжурии я нашел рай. Дивная природа с вечной весной, как в Италии, прекрасные люди. Господь чудом вернул меня в Оптину, получил я чуть не десять наград. Тех же, которые постарались убрать меня в Манчжурию, покарал Господь. Их было трое. Один уже умер, а два живы. Радовались они, отсылая меня: «Нет уж, – говорили, – теперь не вернется». Предполагалось, что война затянется лет на 15, но она скоро закончилась, и я, прожив в Манчжурии около 2-х лет, вернулся оттуда невредимым.

Господь может возвестить Свою Волю и через младенца

Когда я жил еще в Казани, то по временам бывал в Раифской Пустыни, расположенной в верстах 30 от города. Игумен ее был очень уважаемый старец. При нем обитель стояла высоко; теперь, говорят, возвышенное аскетическое настроение там понизилось, как понизился дух многих монастырей, даже у нас. Приехал я раз к Игумену, а он мне и говорит: «Вот, хочу хорошую колокольню строить, уж и план есть, только дело стало за деньгами». – «Да, маловажное обстоятельство, – улыбнулся я, – ну, да Бог поможет». Однако, Игумен сомневался, как ему поступить. Вспомнил он, что в Писании сказано, что Господь может возвестить Свою волю и через младенца. Шел он раз в глубокой задумчивости, вдруг видит, идет крестьянка с маленькой девочкой лет трех-четырех. Мать подошла к Батюшке под благословение и у девочки складывает ручки; он их благословил, а затем, обратясь к ребенку, спросил:

— Как тебя зовут?

— Сася.

— Ну, скажи, Саша, строить мне колокольню, или нет?

— Штлой, – ответила малютка.

Игумен принял это за указание Божие и начал дело. Скоро какой-то благотворитель пожертвовал миллион кирпичей; затем приехал богатый купец из Казани и говорит:

— Батюшка, хочу пожертвовать на вашу постройку четвертную.

— Спаси, Господи, – сказал Игумен. Он в это время дорожил каждым рублем.

— Я приехал к вам днем и приказчика взял с собою, чтобы спокойнее было.

Подает ему объемистый пакет.

— Вы ошиблись, – сказал Игумен, – здесь не 25 рублей.

— Да, побольше, – ответил купец.

Начали считать, оказалось 25 тысяч, то есть четверная от 100 тысяч. Потом кто-то пожертвовал и дорогой колокол. Колокольня вышла прекрасная, стоит она и доныне. Звон колоколов далеко раздается, призывая людей помолиться в Раифскую Пустынь.

И каждая из вас должна построить себе колокольню в сердце своем, и там в нем должны звонить колокола веры, надежды и любви к Господу Богу.

ВОСКРЕСЕНИЕ

Да, далеко еще грешной душе до воскресения, но если душа жаждет этого воскресения, то рано или поздно, а оно наступит, и, воскреснув для новой жизни здесь, она затем и там достигнет светлых райских обителей. Но есть «воскресение живота» и «воскресение суда». Можно здесь воскреснуть и «в воскресение суда», как и воскресают души, работающие греху, т.е. начинают еще более грешить, совращая в грех и других.

ВРАЗУМЛЕНИЕ ЧЕРЕЗ СНЫ

Вразумление грешников через сны

Один афонский монах рассказывал оптинскому Старцу следующее:

В молодости я был очень богат и вел самый веселый образ жизни. Счастье мне всюду улыбалось. К зрелым годам я сделался очень крупным фабрикантом, доходы свои считал миллионами. Обладая отличным здоровьем, я никогда не задумывался над жизнью, воздаяние за гробом казалось мне басней. Однажды, после обеда, я заснул в своем кабинете. Вдруг вижу ясно, как наяву, светлого ангела, который, взяв меня за руку, сказал: "Пойдем, я покажу тебе место, которое будет твоим вечным жилищем". Я в страхе последовал за ангелом. Мы очутились с ним в какой-то необитаемой мрачной стране. Посреди ее возвышалась конусообразная гора, из которой вырывались клубы дыма, а из недр той горы слышны были вопли.

— Вот, – сказал мне ангел, – то место, в которое ты переселишься после смерти, если будешь жить, как теперь живешь. Господь повелел открыть тебе это.

Ангел стал невидим, и я проснулся. Встав, я воздал благодарение Богу, давшему мне время на покаяние. После этого я поспешил справить скорее свои дела. Жене оставил больше миллиона денег, столько же детям, а сам удалился на св. Афонскую гору.

Игумен сначала не хотел меня брать, видя меня в зрелых летах и неспособным к труду, но я пожертвовал на монастырь миллион, и меня взяли. В настоящее время сподобился схимнического чина и с Божией помощью надеюсь избежать того места мучения.

Утешения через сны

Раз вижу, что стою в великолепном храме. Царские двери открыты, служат Пасхальное богослужение. На амвоне стоит диакон из одной Казанской церкви. Говорит он песню Пасхального канона, а хор вторит ему. Особенно запечатлелись в уме моем последние слова: "Совершен речеся". Удивительно пел хор. Я никогда в жизни не слышал такого пения: казалось, что звучал каждый атом воздуха. Пение это умиляло и приводило в неописуемый восторг. Теперь уже я, грешный, таких снов не вижу, не дает Господь такого утешения: иди так на жизненном пути, а хотелось бы еще хоть раз пережить те восторги. Помню, долго я был под впечатлением сна. Старался припомнить каждую его подробность. Думалось мне еще, отчего это в небесном храме я видел нашего диакона. Стал о нем расспрашивать знающих его людей. Сначала получал неудовлетворительные ответы: бас у него, говорят, отличный. Что бас, ради него в рай не попадешь. Потом узнал я, что он тайный подвижник.

Предостережения от непоправимого поступка через сны

Интересный случай, происшедший всего несколько лет тому назад. В некоей Пустыни один послушник решился выйти из монастыря. Накануне собрал он свои вещи и пригласил несколько послушников прийти к нему на другой день прощаться. Обещал напоить чайком, а, может быть, и водочкой. На следующий день пришли гости и удивились. Все вещи опять были разложены, а инок сидел на лавке, вовсе, по-видимому, не собираясь уходить.

— Где угощение? Где самовар?

— Самовар стоит на полке, – был ответ. – Впрочем, если хотите, я его, пожалуй, поставлю.

— Т.е. как это, если хотите? Ведь ты же нас собирался угостить на прощанье!

— Да я, братие, никуда не ухожу. Господь вразумил меня.

И инок рассказал о своем сновидении. Он удостоился видеть обитель, уготованную инокам; по красоте своей она была несравненно лучше обители для мирских людей. Этот рассказ произвел на всех сильное впечатление. Передали Игумену, тот архиерею. Архиерей признал сон духовным. Он был напечатан отдельной книжечкой.


Вдова рассказала мне следующее:

— Несколько лет тому назад, когда я только что лишилась мужа, я тосковала безмерно. Жизнь потеряла для меня всякую привлекательность. Мысль о самоубийстве все чаще приходила на ум. Никогда не забуду я канун Пасхи того печального для меня года. Заботами мамы все у нас было приготовлено к празднику, квартира наша приняла праздничный вид, только на душе у меня не было Пасхи, там было полное и мрачное отчаяние. Мама, зная мое тяжелое состояние, почти не оставляла меня одну, и для приведения в исполнение моего замысла о самоубийстве я решила воспользоваться пасхальной ночью. Мама всегда ходила к заутрене, следовательно, кроме моей маленькой дочери, никого не будет, и мне не помешают. Я сказала маме, что к заутрене я не пойду, т.к. у меня болит голова.

— Да ты ляг, отдохни, – уговаривала мать, – может быть, и поправится твоя голова, тогда в церковь вместе пойдем.

Чтобы не разговаривать с матерью, я легла и незаметно уснула. Вдруг вижу страшный сон. Стою я около какого-то мрачного подземелья; вдали виднеются клубы пламени, а из глубины подземелья обгорелая, страшная, с веревкой на шее бежит ко мне моя подруга по институту.

— Оля, Оля, что с тобой? – воскликнула я.

— Несчастная, и ты хочешь прийти сюда! – кричит она мне.

И вдруг громко и отчетливо раздается благовест большого колокола. Я открыла глаза, полная страха и ужаса, и, увидев свою комнату, обрадовалась, что я не в подземелье. В это время в комнату вошла мама.

— Ну что, проснулась, дорогая моя? Как твоя голова?

— Голова моя прошла, я пойду с тобою в церковь, мама. – Она обрадовалась.

— Ну вот, слава Тебе, Господи! А то я уже загрустила, как это ты без утрени останешься.

После службы, когда мы с мамой похристосовались, разговелись, я рассказала ей все. С трудом мы отыскали адрес Олиного дяди, проживавшего в Симбирске, и написали ему, спрашивая, где Оля. Он сообщил нам печальную повесть, что года уже два, как его племянница покончила с собой. Тогда мы обе поняли значение сна.

Господь вразумил рабу Свою через сон; вообще я не придаю значения снам, но иногда бывают сны особенные. Я знал одного человека, который видел сон про одну монахиню. Видел, он, будто пришла Игуменья, и сестры привели одну связанную монахиню и, открыв люк, стали ее туда спускать.

— Господи, куда-то ее спускают, – подумал он, а матушка велит опускать глубже, конец же веревки, которой связана монахиня, держит в своих руках. Проснулся он. Утром встретил одну старушку-монахиню из той обители и рассказал ей свой сон.

— Да какая же она на вид-то? – спросила монахиня.

— Белокурая, высокая с веснушками на лице.

— Да ведь сон-то твой в руку. Действительно, с такой монахиней случился грех, и Игуменья отослала ее на отдаленную монастырскую дачу.

Когда спросили батюшку Амвросия про падшую монахиню, он ответил:

— Она не погибнет, ведь матушка Игуменья веревку-то из рук не выпустила, значит, спасется.

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>