Аудио-трансляция

Долж­но бо­ять­ся не хо­ле­ры, а тяж­ких гре­хов, ибо смерт­ная ко­са ско­сит че­ло­ве­ка как тра­ву и без хо­ле­ры. А по­се­му все упо­ва­ние свое воз­ло­жи­те на Гос­по­да Бо­га, без во­ли Ко­е­го и пти­цы не уми­ра­ют, коль­ми па­че че­ло­век.

преп. Антоний

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

ДУХОВНЫЕ СЛЕПОТА И ГЛУХОТА

Многие души огрубели: и очами не видят; и ушами не слышат. Есть слепота и глухота телесная – трудно переносить их, но духовная глухота и слепота гораздо ужаснее. Да избавит нас от этого Господь Бог.

ЕВАНГЕЛИЕ

Чем больше вчитываемся в Евангелие, тем глубже постигаем смысл его 

В Евангелии скрыт глубокий смысл, который постепенно выясняется человеку, внимательно читающему Писание. И по этой неисчерпаемой глубине содержания узнаем мы о Божественном происхождении Книги, потому что всегда можно отличить дело рук человеческих от творения Божия. Видали ли вы искусственные цветы прекрасной французской работы? Сделаны они так хорошо, что, пожалуй, не уступят по красоте живому растению, но это пока рассматриваем оба цветка невооруженным глазом. Возьмем только увеличивающее стекло, и что же увидим тогда? Вместо одного цветка – нагромождение канатов, грубых и некрасивых узлов; вместо другого – пречудное по красоте и изяществу создание. И чем сильнее стекло, тем яснее выступает разница между прекрасным творением рук Божиих и жалким подражанием людским. Чем больше вчитываемся мы в Евангелие, тем более выясняется разница между ним и лучшими произведениями величайших человеческих умов. Как бы ни было прекрасно и глубоко любое знаменитое сочинение – научное или художественное, но всякое из них можно понять до конца. Глубоко-то оно глубоко, но в нем есть дно. В Евангелии дна нет. Чем больше всматриваешься в него, тем шире развертывается смысл его, неисчерпаемый ни для какого гениального ума.


Евангелие все тайнами повито. Одному оно, положим, открывается на 1/100 сантиметра, другому на тысячу верст. Одному много, другому мало, – и малого одному сотой доли достаточно для жизни ему. В жизни нашей действует вера, любовь и надежда. Сии три для нас необходимы. Без них наше спасение невозможно.

В Евангелие обладателем веры является Апостол Петр: «Ты еси Христос, Сын Бога Живаго» (Мф. 16, 16), – исповедует он, когда все, за исключением Апостолов, считали Христа человеком, но и из Апостолов он является представителем веры. Любовию обладает более других Апостол и Евангелист Иоанн Богослов. Представителем надежды является Иаков. Поэтому-то Христос, когда хотел показать Свою славу, то преобразился именно пред этими учениками.


[«Слово бо крестное погибающым убо юродство есть, а спасаемым нам сила Божия есть» (1 Кор. 1, 18)].

... Да, да, для них это юродство, а для нас, спасаемых, сила Божия. Да, и заметьте, сказано: «спасаемым», а не «спасенным» и «погибающим», а не «погибшим». Иной и не заметит этой разницы сразу, а потом вдруг заметит через некоторое время. Все мы спасаемся, но неизвестно еще, спасаемся ли. Также сказано: «погибающим», ибо они могут обратиться, хотя и стоят на наклонной плоскости, скользя вниз.

ЕПИСКОП

... Спаси его, Господи, за вас, Архипастырское благословение... Сам епископ может быть и грешным, как все люди, но его благословение и молитвы имеют великую силу. Как диавол ни восставал против вашего поступления в монастырь, какие препятствия не строил, чтобы опять столкнуть вас в то вонючее болото, – все одолели его святые молитвы...


Владыка, как человек веселого характера, может быть, сказал это шутя, но слова Архиерея имеют силу.

ЖИВОТНЫЕ

И животные бывают чувствительны к душевному миру 

Когда св. Спиридон, епископ Тримифунтский, ехал на Вселенский Собор, то на пути остановился в одной гостинице. Сопровождавший Святого инок, войдя к нему, спросил:

— Отче, не могу понять, отчего это наша лошадь не ест капусты, которую я ей купил у нашего хозяина; капуста хорошая, свежая, хоть бы человеку есть, а лошадь не ест?

— Оттого, – сказал Святой, – что животное чувствует нестерпимый смрад, исходящий от капусты, который происходит оттого, что наш хозяин заражен страстью скупости. Человек, не просвещенный духом, этого не замечает, но святые имеют дар Божий распознавать страсти.


У одного богатого помещика случился пожар в доме; вдруг вбежал в комнату его отец, умерший незадолго перед тем, одетый, как в гробу, и воскликнул: "Пожар!" Собака, спавшая тут же, бросилась на покойника с отчаянным лаем. Проснулся хозяин и не мог понять, что случилось с собакой, т.к. покойного отца он не видел, видели только его слуга и собака. Слуга потом и рассказал об этом.

В Св. Писании рассказывается, как ослица видела ангела, а пророк не видел (Числ. 22, 20—34). Таково особенное зрение у животных бывает, конечно, для нашего вразумления.

ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ

Все, даже самые малейшие обстоятельства жизни имеют огромное значение 

Вся жизнь наша есть великая тайна Божия. Все обстоятельства жизни, как бы ни казались они малы и ничтожны, имеют громадное значение.


Жизнь сложна; враг сильно нападает на тех, которые желают спастись, но таинства, молитва и крестное знамение разрушают все козни и делают "яко ничесоже". Жизнь – это книга. Листы ее – это события нашей жизни – всех от важных до ничтожных случаев. В нашей жизни нет ничего, что не имело бы значения, только мы-то часто этого и не понимаем, и лишь просветленные Божественной благодатью умы понимают смысл каждого случая. В книге бывают опечатки. В жизни бывают ошибки, часто трудно поправимые, и Господь может исправить их... Книги бывают тоненькие, объемистые и даже многотомные; так и жизнь человека. Часто является вопрос: отчего умирает младенец? Почему живет старец? Отчего, лишь явился на свет человек, заплакал, окрестили его, и Господь берет его жизнь, а другой живет до глубокой старости? Тонка книга младенца, всего несколько листочков, а книга старца многотомна. Все это тайна Божия, которую мы не можем постигнуть.

Жизнь духовная

Мы идем как бы по лезвию ножа, и с обеих сторон простирается пропасть. Страшно ввергнуться в нее! "Блюдите убо, – говорит Апостол, – како опасно ходите" (Ефес. 5, 15). После этой земной жизни нам предстоит экзамен, решающий нашу участь на всю вечность: переэкзаменовок не будет. Науки земные не помогут нам выдержать этот экзамен.


Духовный человек сразу понимает человека духовного, равно как и душевного и человека плотского. Подобно тому, как человек высокообразованный понимает такого же образованного человека, равно как малообразованного и несведущего, сколько бы последние ни ухищрялись укрыть недостаточность своего образования и свое невежество, но иногда в одном слове обнаруживают себя пред ним, и он посмеивается над ними. Иной весьма много читал, но без руководителя, без определенной системы, как, например, в учебных заведениях, и от сего многочтения больше повредился умом и сердцем. Правильно образованный человек и такого всезнайку также оценит с первого разу. Так и духовный человек понимает и дает надлежащую оценку человеку теоретически изучившему христианство, но без духовного постижения его истин.

Жизнь плотская

С иными невозможно было вести духовные разговоры, сильно уж прилепились эти люди к земле.

— И что вы там говорите? – скажут, – давайте лучше выпьем, да закусим.

В низменных удовольствиях полагали они всю свою жизнь, не допуская даже мысли, что могут существовать иные радости, иные восторги. А происходит это от огрубления души, от полного незнания Евангелия, от равнодушия к Церкви.


В настоящее время многие живут по плоти, и духовной радости не ищут. Чего прежде всего хотят достигнуть? Во-первых, богатства. Затем – славы. Для достижения же этого ничем не пренебрегают. Господь сказал: "за умножение беззакония, изсякнет любы многих" (Мф. 24, 12). Большинство людей уклонились, отошли от Христа. Людей, не разделяющих их взгляды, люди века сего называют отсталыми, непрактичными. По переводу слово "непрактичный" – значит, не вор. Например, хотя бы генерал Черняев: боролся с турками, много услуг оказал государству, он был человеком "непрактичным", т.е. не хапнул ни из сербской казны, ни из нашей, хотя и мог бы. За это люди практичные осуждали его, а затем посыпались на него всякие беды. Спаси вас, Господи, быть людьми практичными! Будьте всегда с Господом, Христос посреди нас есть и был, и будет. Людей непрактичных часто упрекают в мнимой гордости: он – гордец, – говорят, и это кажется им истиной. И первых христиан обвиняли в гордости. Приводят их, например, к игемону, и тот требует: поклонись богам!

— Нет, не поклонимся, т.к. мы поклоняемся Единому Богу, создавшему небо и землю, Господу Иисусу Христу.

— Гордецы вы! Смиритесь перед богами!

— Никогда!

И вот обрекают их на мучения. Игемон требует смирения ложного; исполнять его желание – значит, отречься от Христа, что, конечно, невозможно исполнить. И в частной жизни говорят: смирись, живи, как все живут, не будь гордой, не выделяйся от других. Не слушайте этих советов. Некоторые смущаются, отпадают от Христа и гибнут навеки. Спрашиваю иногда посетителей:

— Есть у вас дети?

— Как же, – отвечают, сыновья и дочери.

— Как же вы хотите устроить их судьбу?

— Да так: сына хочу видеть инженером, у него самого к этому наклонность, дочерей замуж за богатых и знатных людей.

— И вы думаете, что они будут счастливы?

— Конечно! – отвечают с уверенностью, а о том, как постараться, чтобы дети стяжали Христа, не думают. Говорят, все можно купить за деньги. Да, действительно, хотя и не все, но многое можно купить за деньги, только Христа ни за какие сокровища мира нельзя купить. А без Христа нет жизни, нет спасения.

Жизнь во Христе

Пока есть в тебе это стремление вперед – не бойся; цел твой кораблик и под сенью креста совершает свое плавание по жизненному морю; цел он, и не надо бояться могущих случиться бурь. Без непогоды не обойдется и никакое обыкновенное плавание, тем паче жизненный путь; но не страшны жизненные невзгоды и бури шествующим под прикрытием спасительной молитвы: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную", – не страшны они, только бы не впасть в уныние; ибо уныние порождает отчаяние, а отчаяние – уже смертный грех.

Если и случится согрешить, – верь в милосердие Божие, приноси покаяние и иди дальше, не смущаясь.


Когда Бог хотел дать людям закон, Он избрал между собой и людьми праведного Моисея. И Моисей, чтобы беседовать с Богом, поднялся на гору Синай. Не с народом остался Моисей, а, покинув его у подошвы горы, поднялся вверх один. Зачем он это сделал? Почему было ему не беседовать с Богом, оставаясь среди народа? Думаю, потому что народ мешал ему сосредоточиться. Где народ, там суета, а суета заглушает голос души человеческой. Трудно быть с Богом, оставаясь среди людей, и мы, по примеру праведного Моисея, оторвемся от суеты и молвы людской, пойдем на Синай.

Хорошо там! Хорошо быть с Господом! А на Фаворе с Христом Спасителем, пожалуй, еще лучше. Так хорошо там было, что апостолу Петру захотелось остаться там навсегда. "Господи, добро нам зде быти! Сотворим три сени..." (Мф. 17, 4). Хорошо на Фаворе – и идут туда многие, многие люди. Кто до полугоры добрался в этой жизни, кто немного поднялся, а кого смерть застала при начале подъема. И все они Божии. Есть и такие, что тянутся к Фавору, хотят начать восходить на него, да так у них выходит, что сделают они шаг вперед, да два назад. Так и не хватает у них силы идти вперед. Но и этих спасает Господь. Силен Он покрыть немощь стремящихся к Нему людей. Силен Он их перенести и не на два шага вперед, а довести до вершины горы. Только бы двигаться, а не стоять на месте, как рассердившиеся гуси. Бывает, что эти птицы, что-то по-своему болтая, топчутся на одном месте, не сходя с него. Так и некоторые люди. И среди них многие писатели. Пушкин, например. Бывали у него минуты просветления, рвался он к небу, и фантазия несколько приподнимала его над толпой, но привычка повиновения своим страстям притягивала его к земле. И как орел с перебитыми крыльями, рвался он к небу, но полз по земле...

Страшно так жить! Нужно идти на Фавор! Но помнить надо, что путь на Фавор один: через Голгофу – другой дороги нет.

Устремляясь к жизни с Богом, надо приготовиться ко многим скорбям.


Не зову вас в монастырь, живите в миру, но вне мира, и благо будет вам. От скорбей не надо приходить в уныние, в отчаяние, надо терпеть. Многие, начавшие идти за Христом, бывают вначале очень требовательны: "Господи, сделай меня святой!" Правда, это законная просьба, но нельзя сразу достигнуть святости. Были примеры исключительные, что из грешников сразу становились святыми, но они были исключительны, эти примеры, а нам, грешным, указан путь постепенного восхождения, поступая так, не впадешь в сети врага. И люди говорят, что если нищему дать сразу миллион, то он, пожалуй, от неразумного употребления денег и сам погибнет и других погубит, а если дать ему рублей 30–40, то он на ноги встанет. Если так рассуждают люди, то не тем ли более Господь раздает Свои дары на пользу, а не на погибель. Должно помнить, что Господь любит и печется о нас, а потому надо вполне предавать себя на волю Божию: твори со мною, Господи, что хочешь.


Что бы означали эти слова: "Переправимся на ту сторону" (Мк. 4, 35). Как вы знаете, я уже говорил вам, что Евангелие имеет двоякое значение: одно историческое, другое – глубоко-таинственное, относящееся ко всякой христианской душе.

Так и здесь. Слова: "Переправимся на ту сторону" Господь сказал своим ученикам при таких обстоятельствах: Христос и Апостолы находились на западном берегу Генисаретского озера; кто не совсем забыл географию, тот знает, что это озеро находится в Азии, в Палестине, расположенной у Средиземного моря. Христос сказал: "Переправимся на ту сторону", и ученики, взяв с собой Иисуса, поплыли. Они находились на середине озера, как поднялась сильная буря. Волны заливали лодку, а Христос спал у кормы. Ученики в страхе начали будить Учителя: "Господи, Господи, проснись мы погибаем!" И, восстав, Господь запретил ветру и сделалась великая тишина. Так говорит Евангелие об этом событии (Мк. 4, 36–41).

Но есть еще и другой смысл этого повествования. Каждая душа ищет блаженства, стремится к нему. Но греховная жизнь не дает человеку истинной радости; напротив, несет с собой тоску и разочарование; а в душе раздается голос Божий: "Переправимся на ту сторону", т.е. зовет начать новую жизнь во Христе. Томится душа и нигде не находит утешения. Обращается к родным, но и те не понимают ее: "Надо тебе развлечься, пойдем в театр; мы уже и ложу взяли". Знакомые тоже предлагают разного рода развлечения, но все это не в состоянии утешить душу, ищущую Бога.

К кому идти? – рассказывать все священнику? Но пойти к нему на дом стеснительно, а в церкви поговорить с ним трудно. Конечно, можно придти на исповедь; но у каждого священника масса исповедников, в пост до двух тысяч и более бывает; где же ему взять время еще для беседы?

Но вот Господь посылает ищущей душе руководителя; в лице подруги или духовника; она может теперь с их помощью переправляться на другую сторону.

Когда ученики сели в лодку, то взяли с собой Иисуса, так и в плавании по житейскому морю необходимо быть с Господом. Замечательно, что Христос находился на западной стороне и поплыл к востоку, – и всякая христианская душа стремится к востоку, к горнему Иерусалиму. Но враг не оставляет человека. Вот поднимается сильная буря; буря страстей и скорбей. Нестерпимо тяжело, а Господь как будто позабыл, спит. "Господи! Господи! Спаси меня, я погибаю", – должна вопиять душа, и Господь, может быть не скоро, но все-таки услышит ее, а когда войдет Он в душу, то сделается великая тишина, умолкнут страсти и водворится мир и радость.

Жизнь без Христа бессмысленна

Вот без Христа жизнь, действительно, не имеет никакой цели, она вполне бессмысленна. Недавно в "Братском листке", издаваемом в Саратове, было сообщено о самоубийстве одной девушки. Она жила самостоятельно, обладала колоссальным богатством, капитал ее доходил до 90 миллионов рублей, что дает в месяц около 90 с лишним тысяч рублей, т.е. более 3000 руб. в день. Подле нее нашли записку: "Не вижу смысла жизни". И не мудрено, что не видела! Смысл жизни – в исполнении заповедей Евангельских, и пойди она со Христом, сколько добра могла бы сделать, но она не искала Христа и погибла.


Одна из духовных дочерей, ведущая очень деятельную жизнь, по летам уезжает отдохнуть за границу: в Италию, Швейцарию, Германию. Однажды ехала она в Ю. Баварии. В прежнее время люди на Западе для выражения своего религиозного чувства ставили по дорогам и перекресткам каменные Распятия, из которых многие сохранились и теперь. Так и в Баварии их много. Проезжая мимо такого Распятия, она перекрестилась. Сидевший с ней рядом немец улыбнулся и сказал:

— Вы, верно, русская?

— Да, – ответила он, – я русская и православная.

— Я слышал, что в России еще верят в Бога, – продолжал немец, – а у нас уже давно этим басням никто не верит. Как это вы, по-видимому интеллигентный и образованный человек, и вдруг веруете?

— Да, я верую в Господа и Спаса моего Иисуса Христа, – ответила она, – образование нисколько не противоречит религии.

Она – человек умный, и стала ему богословски доказывать необходимость и истинность религии. Он слушал ее со вниманием.

— Но мы же живем без религии, – заметил немец, – вот у нас и образование, и промышленность и торговля – все процветает.

— А я думаю, – возразила она, – что вы только себя утешаете, а у всякого неверующего, по временам, бывает полный мрак и отчаяние.

Так промчались они над Берлином. Там есть еще надземная железная дорога, укрепленная на высоких столбах. Устроены площадки с рельсами, затем по временам станции, точно на верхушках огромных колоколен. На станциях находятся машины, благодаря котором спускаются пассажиры на землю. Здесь они простились, и немец ушел, задумавшись и сказав на прощание:

— Ваши слова наводят меня на размышление. У нас такие вопросы давно уже сданы в архив, но вы заставили меня призадуматься.

И вы тоже, детки, когда случится в этом надобность, встаньте на защиту своей веры и Христа. И, может быть, ваше простое слово произведет не меньшее впечатление, чем богословские доказательства. Но сами на такие споры не вызывайтесь.


Приезжает ко мне девушка лет девятнадцати, лета еще как будто не старые, а говорит, что жизнь потеряла для нее смысл, так как умер человек, которого она любила всем существом своим. Он умер, а она осталась совсем одна.

— Одна... да в Бога-то веру вы не потеряли?

— Нет, в Бога я верю... Но поймите, он умер, кого я любила больше всего в мире...

И в разговоре выясняется, что "умер" надо понимать не буквально, что этот человек жив, но он изменил ей, надсмеявшись над ее любовью, бросил ее. Для этой девушки он, действительно, умер, хотя, может быть, они и на улице встречаются, и видит она его.

Так и душа может умереть для Бога, потому что, когда нарушается Богообщение, тогда душа перестает существовать для Бога. Но и такую умершую душу силен Бог воскресить и спасти.

Была у меня здесь и еще одна девушка. Она из купеческой семьи, обладающей колоссальными средствами. Враг когда хочет погубить душу, начинает с того, что выкрадывает у нее веру в Бога, чтобы пресечь общение с Ним тогда она оказывается целиком в его руках. И на эту девушку устремил он свои стрелы. Орудием его оказался один человек, молодой по летам, но старый по развращенности и порокам своим. И этого человека полюбила она, а он начал с того, что украл у нее веру в Бога. Ведь это так легко: "Кто это видел? Как можно тому верить? Все это суеверные бредни".

И довел ее до того, что вера стала в ее глазах всего лишь пустым предрассудком невежественных людей. А дальше... дальше он заставил уверовать в законность свободной любви, и развратил ее совершенно, а потом и бросил. Она дошла до такого состояния, что чуть не решилась покончить с собой. Но Бог силен спасти и такую душу и Он спас ее, так как в душе ее всегда тлела искра стремления к небу, к какому-то, ею самой не сознаваемому идеалу.

Художница в душе, она очень любила музыку, особенно минорную, и звуки ее навевали ей мысли о Боге. Ее извратитель этого не любил, и часто насильно захлопывал крышку рояля, протестуя против этих, как он выражался, "телячьих нежностей". Ему, бурсаку по происхождению, присуща была больше грубость; эта-то грубость вместе с врожденной тоской и стремлением к Богу, которое жило в душе девушки, и спасло ее – теперь она спасена. Приехала она сюда, обновилась душой, а теперь вышла замуж за хорошего человека. Вот этой-то искоркой стремления к Богообщению и надо дорожить, не давая окружающему мраку погасить ее.


«Ныне Силы Небесныя с нами невидимо служат». Стих этот поется вместо Херувимской за литургией Преждеосвященных Даров в Великом посту. Чудная, трогательная песнь, имеющая глубокий смысл.

Когда мы по силе исполняем евангельские заповеди, то с нами, действительно, Небесные Силы невидимо служат, наставляя на все благое. Но могут невидимо служить и другие силы, только не Небесные, а мрачные, адские, влекущие человека к погибели. Вот Толстому служили эти адские силы, пока не совлекли на дно адово. Нынче многие отпали от веры, духовные интересы стоят на заднем плане, и живут только для брюха.


Печальное замечается иногда явление, когда люди разных направлений соединяют свою судьбу вместе. Мне вспоминается одна девушка чистая, невинная, религиозная, которая горячо, всей душой, любила одного человека, не зная его душевного настроения. Эта любовь все возрастала в ней, и когда девушку спрашивали, согласилась бы она выйти за него замуж, то она с волнением отвечала: «Сделаться его женой – это самое великой счастье, о котором я когда-либо помышляла». Ей возразили: «Но он ни во что не верует!» – «Как же ни во что, он верует в меня, в мою любовь к нему». – «Да он не верует в Бога!» – «Не может быть, такой чудный, идеальный человек не может быть невером!» – «А вот увидишь. Скоро будет большой праздник, пригласи его к обедне, согласится ли он?» – «Конечно, согласится». – «Ну, позови». Скоро после этого разговора девушка была со своим женихом в гостях в одном доме. После обычного разговора она сказала ему: «Тогда-то будет у нас в церкви престольный праздник, приходите туда ко Всенощной». Он молчал. «Ко Всенощной вам неудобно? У вас служба, ну приходите к литургии, мы с мамой тоже будем, а оттуда пойдемте к нам чай пить, да и пообедаете у нас. Вы, конечно, придете?» – «Нет, – ответил он, – оттого, что я ни во что не верю». Эти слова ударили ее, как обухом по голове, она убедилась, что ей про него говорили правду, но разлюбить уже не могла. Вопреки желанию отца и матери она пошла за него. Родители сначала не благословляли: «Мы не можем тебя удержать, но и благословить на этот брак не согласны». Затем, жалея дочь, может быть, и благословили ее. Они обвенчались. Сначала жизнь была еще сносной, но вскоре она стала для нее невозможной. Он был спокоен, но она тяжело страдала. Нравственная и религиозная, она не в состоянии была равнодушно переносить его кощунственное отношение к ее религиозному воззрению. Когда надо было идти в церковь, он приглашал в театр. «Я уже и ложу взял в оперу». – «Да я не против театра, пойду с тобою, только не под такой большой праздник». Он же не слушал ее и стоял между нею и Богом, отдаляя ее от Господа. Ужасно кончилась эта драма, но я задергиваю завесу.

Жизнь в Церкви

Люди, находящиеся в Церкви Православной, направляются к горнему Иерусалиму, т.е. к Царствию Небесному, верным путем; они плывут по житейскому морю в ладье, где кормчий – Сам Христос; те же, которые вне Церкви, стремятся переплыть это море на одной доске, что, конечно, невозможно, и гибнут безвозвратно.

Жизнь вне Церкви

Не далее, как сегодня, в "Московских Ведомостях" я прочел такую историю:

Одна молодая девушка, красивая собой, встретилась на балу с молодым человеком, тоже очень красивым, и они полюбили друг друга. Чуть ли не здесь же он сделал ей предложение, и она, конечно, не спросясь родителей, изъявила свое согласие. Обвенчались они, живут месяц, другой, третий и утопают в блаженстве; она так и думала всю жизнь прожить в счастье, но вышло иначе. Ее муж любил женщин, и от такой прекрасной жены стал уходить к другим. Сначала она только слегка замечала ему о его частом отсутствии, затем пошли ссоры. Он начал брать у нее деньги; сперва она охотно давала, но его требования становились все более нахальными, а когда она ему однажды отказала, он избил ее до синяков. Кроме женщин, муж пристрастился к вину и все уносил из дома. Тяжело было жене, не столько физически, сколько нравственно измучилась она. Каково ей было смотреть на свой развенчанный кумир! Наконец, мать сжалилась над дочерью и предложила ей переехать к себе. Дочь взяла с собой единственное свое сокровище – пятилетнего сынишку. Муж явился и сюда с требованиями денег. Бить ее здесь он не мог, но осыпал колкими словами...

— Ты разлюбила, – говорил он.

— Нет, и теперь люблю тебя, – возражала жена, – брось свою распутную жизнь, и я опять вернусь к тебе. Есть у меня еще кое-какие крохи, будем жить на них, да и я еще имею право на наследство от родителей.

Но муж не пожелал измениться. Вот однажды приходит он к жене. Швейцар его не пускает.

— Мне только надо видеть Надю, – говорит он; верно сунул что-нибудь швейцару, и тот пропустил его. Он пришел к жене.

— Давай денег! – воскликнул он.

— Но у меня нет.

— Ах, не дашь? Тогда вот! – и муж нанес ей пять ударов финским ножом. Она упала, обливаясь кровью. И все это видел маленький сынишка. Какой пример получил он на всю жизнь! Убийца убежал, а ее похоронили. Печальная история!

Но отчего рассказал я вам ее? Прежде всего для того, чтобы показать вам, что вне Церкви не может быть счастья, а они познакомились на балу, где, конечно, и мысли не было о Боге. Думается мне, что и потом они жили вне Церкви.

Жизнь мирская

Писал мне один студент Духовной Академии: "Не знаю, что мне делать? Профессора дают мне массу знаний, но они не успокаивают мою душу; ищу я аскетического настроения, а его нет, и нет мира. Жажду бежать от всего этого". Я посоветовал ему сначала окончить Академию, а там видно будет. Он послушался, окончил, и теперь получил место в семинарии; но неудовлетворенность его все продолжается, мирская жизнь тяжела для него.

Все великие писатели томились суетою и молвою народной. Известный английский писатель Вальтер Скотт, пред которым воскуряли фимиам похвал его современники, говорил: "Если бы мне предложили выбор между жизнью, полной шума и блеска, и тюрьмою, то я выбрал бы последнее. "Тюремщик, запирай двери!" – воскликнул бы я".

Жизненный путь

Вот собрались вы здесь и, может быть, какая-нибудь из вас думает: "Родители мои стары, умрут они, останусь я одна, надо замуж выходить". Что же, это дело хорошее. Господь пошлет такой мужа по сердцу! А другая поднимает тоном выше: "Страшно выходить замуж, вдруг муж изменит и бросит, а также беспокойство о детях – лучше поступить в монастырь – работать Единому Богу", – и такое намерение Бог благословляет. А иная хочет, оставаясь в миру, жить в девстве и целомудрии; да поможет и такой Господь!

Смысл жизни

Смысл жизни – в исполнении заповедей Евангельских.


Смысл настоящей жизни мы поймем вполне лишь в будущем веке! Как осмотрительно надо относиться к ней, а мы перелистываем нашу жизнь, как книгу – лист за листом, не отдавая себе отчета в том, что там написано. Нет случая в жизни, все творится по воле Создателя. Да сподобит нас Господь этою жизнью приобрести право на вход в жизнь вечную!

Цель жизни

Цель, единственная цель нашей жизни заключается в том, чтобы искоренить страсти и заменить их противоположными добродетелями.


Цель всей жизни земной – наследовать жизнь вечную, ту жизнь, где не будет никакого труда, не будет ни скорби, ни воздыханий.

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>