Аудио-трансляция

Ан­ге­ли с пас­тырь­ми сла­вос­ло­вят. За что та­кой чес­ти и сла­вы спо­до­би­лись прос­тые пас­ты­ри? За свое прос­то­сер­де­чие и за прос­той об­раз их жиз­ни, ко­то­рую свя­той Ио­анн Зла­то­уст по су­ро­вос­ти и ли­ше­ни­ям упо­доб­ля­ет жи­тию Пред­те­чи. Ели они толь­ко один хлеб и пи­ли из ис­точ­ни­ка во­ду, где при­хо­ди­лось. А ска­за­но в псал­мах: от по­то­ка на пу­ти пи­ет, се­го ра­ди воз­не­сет гла­ву (Пс. 109, 7). Кто же пи­та­ет­ся рос­кош­ны­ми сне­дя­ми и пь­ет до­ро­гие пи­тия, то­го мысль не мо­жет воз­но­сить­ся го­ре, а бро­дит и прес­мы­ка­ет­ся до­лу по зем­ле.

преп. Амвросий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

СВТ. ИГНАТИЙ БРЯНЧАНИНОВ

У нас в Оптиной некоторое время жил инок Игнатий (Брянчанинов), впоследствии епископ. Батюшка о. Лев говорил про него, что из него может выйти Арсений Великий; но Арсения не вышло, не выдержал он искуса. О. Лев, желая приготовить из него подвижника, испытывал его смирение. Бывало, поедет куда-нибудь, возьмет и молодого Брянчанинова с собой, и велит ему ехать за кучера. Остановится где, – его оставит в конюшне с лошадьми, как будто забудет про него. Потом скажет: "А у меня там дворянчик с лошадьми остался, нужно ему чайку предложить". Подобным испытаниям батюшка частенько подвергал его, и он не выдержал. Однажды Брянчанинов заболел и временно, как бы на поправку, перешел в Любенский монастырь. Но оттуда не вернулся. Потом он сделался епископом, но Арсением Великим не сделался.


О. Макарий говорил: «Был Великий Арсений, и у нас в России был бы свой великий Арсений, если бы он пошел другой дорогой, это – Игнатий (Брянчанинов). Это был великий ум...».

Как хоронили Свт. Игнатия

Ангелы дориносили его душу и пели: «Архиерею Божий, святителю отче Игнатие». Вот была ангельская песнь...

ИДОЛОПОКЛОНСТВО

Богатство - современный идол 

В Сибири живет много инородцев, в том числе бурят. Живут они патриархальным образом жизни, добры, простодушны, по вере – буддисты.

Однажды приехало ревизовать сибирские области одно высокопоставленное лицо – какой-то генерал-губернатор. Побывал он и у бурят, отнесся к ним милостиво и был по-видимому поражен огромным идолом Будды; встал он перед ним на колени и помолился со слезами. На обратном пути он заехал опять в тот улус (селение), где была кумирня Будды, снова поклонился ему и попросил всех бурят с их жрецами и старейшинами собраться для беседы с ними.

— У меня к вам большая просьба, исполните ли вы ее?

— Непременно исполним, ваше превосходительство! Вы так уважаете нашего Будду, что мы считаем вас своим.

— Да, я буддист, и вот у меня к вам просьба: дайте мне на время вашего Будду, я свезу его домой в Иркутскую губернию, в свою семью, чтобы и они все поклонились ему. Я воздвигну ему кумирню, а затем приезжайте за ним, я отдам вам его.

Все согласились.

— У нас есть подставной Будда, он будет покамест заменять настоящего.

Уложили в ящик, и генерал отправился в путь. Проходит месяц, два, целый год. Соскучились буряты о своем боге; что же его превосходительство не возвращает Будду? Написали ему, он ответа не прислал. Написали в другой раз он ответил уклончиво. Поехали старшины в Иркутск, оказалось, что его превосходительство перевелся в Петроград и бога взял с собою. Погоревали, погоревали буряты, да что же делать?

Но неужели генерал, действительно, верил в идола? Ничуть! Ларчик просто открывался: Будда был сделан из чистого золота и стоил больше миллиона. Поклонился он не Будде, а золоту, и употребил сатанинскую хитрость: золоту принес жертву. Идола он велел разбить на куски и перелить на монетном дворе. Отрекся он от Христа, поклонился золоту, тому золотому тельцу, которому и раньше поклонялись неразумные люди, и теперь кланяются. Да сохранит вас от этого Господь!

ИЕРУСАЛИМ

Сколько всего Иерусалимов? Два? Нет, не два. Один Старый, в Палестине, другой Новый, близ Москвы, а третий какой? Горний Иерусалим, на небе, четвертый есть – тот в сердце. Вот этот-то Иерусалим и надо отыскать и в него отправиться.

СВ. ПРАВ. ИОАНН КРОНШТАДСКИЙ

Он был «светильник горя и светя» (Ин. 5, 35), он имел дар высокой внутренней молитвы. Его деятельность была так велика, что только удивляешься, как могло выносить это его слабое тело. И вспоминаются слова Апостола: «Сила [Божия] в немощи совершается» (2 Кор. 12, 9).

Замечено, что люди высокой духовной жизни обыкновенно отходят из этой жизни на день памяти такого святого, который в свое время подвизался подобным, сродным подвигом, или имел одинаковый с ним дар. Так и о. Иоанн скончался в день памяти св. Игнатия Богоносца, который был родоначальником Иисусовой внутренней молитвы...

ПРП. ИСААКИЙ I (АНТИМОНОВ) ОПТИНСКИЙ

В Курске жили известные богачи Антимоновы, купцы, имеющие миллионные обороты. Был у них единственный сын Иван, постоянно стремившийся в монастырь, родители же хотели его непременно женить. Наконец, умирает мать и перед смертью говорит сыну: "Иди, Ваня, в монастырь". Проходит год, и отец, найдя богатую, молодую, красивую невесту, идет смотреть ее для сына. В прежнее время ведь и в этом деле не рассуждали, а как скажут родители, так и поступали. Вот вернулся отец, а сын и спрашивает:

— Ну что ж, тятенька, хороша невеста?

— Очень хороша.

— Когда же благословите меня ехать посмотреть ее?

— Да спешить нечего.

— Как же, тятенька, мне ведь жениться, все же надо посмотреть невесту.

— Незачем ее смотреть, так как хотя невеста и есть, да не про твою честь.

— Как же так?

— Да так – сам женюсь на ней.

— Женитесь, тятенька, а меня на рыбные промыслы отпустите.

— Поезжай с Богом.

Он сел и поехал, да вместо рыбных промыслов – прямо в Оптину. Едет на тройке, а кучер нечаянно и проехал мимо гостиницы. Отец гостиник вышел на звук колокольчика и видит: катит тройка и сидит на ней мирской человек, а на голове у него митра.

— Господи Иисусе Христе, помилуй мя! Что же это такое, ведь я в полном разуме и не сплю! – Побежал в гостиницу: так и так, – говорит, вот что я видел.

— Да что ты, отец, в уме ли?

— Пойдем на крылечко, посмотрим. Вышли. Кучер в это время лошадей повернул и подъезжает. Выходит Антимонов, кланяется.

— Вы проезжали сейчас?

— Да, кучер нечаянно вперед проехал. Да что вы, отец, так на меня смотрите?

— Да на голове-то что у вас было?

— Картуз.

— Картуз?

Отправился гостиник к архимандриту о. Моисею и рассказал ему обо всем. Но о. Моисею не было возвещено об этом.

— Не знаю, что тебе сказать, ступай к батюшке о. Макарию.

А Батюшка сам встретил:

— Ну что? Видел архимандрита? Какова митра-то на нем! Великим будет архимандрит Исаакий.

Так впоследствии и случилось. Но Антимонову об этом не сказали. Отец так рассердился на сына, что три года не видел его. Потом приехал и сказал: "А ну-ка, покажите мне ослушника". И так понравилось ему в Оптиной, что чуть сам не остался. Но батюшка о. Макарий сказал ему: "Нет, уж вы живите, как живете, жизни вашей уж немного осталось". О. Исаакий управлял тридцать восемь лет.

Разными путями приводит Господь людей ко спасению.

ИСКУССТВО

Настоящее искусство способно вызвать наслаждение, но оно бессильно переродить душу 

Некоторые говорят, что науки и искусства, особенно музыка, перерождают человека, доставляя ему высокое эстетическое наслаждение; но это неправда. Под влиянием искусства, музыки, пения и т.д. человек, действительно, испытывает наслаждение, но оно бессильно переродить его.


Мне вспоминается такой случай. В одном богатом семействе был вечер. На нем одна талантливая девушка удивительно хорошо исполнила одно из лучших произведений Моцарта. Все были в восхищении, а у притолоки стоял лакей, подававший папиросы и вообще прислуживающий гостям и позевывал. – "И что это господа слушают такую скучную музыку? Вот бы поиграли на балалаечке..." Он был прав в своем суждении, т.к. серьезная музыка была ему непонятна. Чтобы понимать произведения земного искусства и то надо иметь художественный вкус. Возьмем, например, пение. Теперь даже в церковь проникают театральные напевы и мелодии, вытесняя старинное пение, а между тем это последнее часто бывает высоко художественным, но его не понимают.

Искусство способно оторвать человека от земных житейских интересов и устремить мысль его к Богу, Источнику всех благ

Когда я жил еще в миру, то был однажды в одном аристократическом доме. Гостей было много. Разговоры шли скучнейшие. Передавали новости, говорили о театре, и т.п. Людей с низменной душой удовлетворял этот разговор, но многие скучали и позевывали. Один из гостей обратился к дочери хозяина дома с просьбой сыграть что-нибудь. Другие гости также поддержали его. Та согласилась, подошла к дивному концертному роялю и стала петь и играть:

По небу полуночи ангел летел

И тихую песню он пел.

И месяц, и звезды, и тучи толпой

Внимали той песне святой.

Он пел о блаженстве безгрешных духов

Под кущами райских садов,

О Боге Великом он пел, и хвала

Его непритворна была.

Он душу младую в объятиях нес

Для мира печали и слез;

И звук его песни в душе молодой

Остался – без слов, но живой.

И долго на свете томилась она,

Желанием чудным полна,

И звуков небес заменить не могли

Ей скучные песни земли.

Пела девушка, и окружающая обстановка так подходила к этой песне. Все это происходило на большой стеклянной террасе; была ночь, из окон был виден старинный дворянский сад, освещенный серебряным светом луны...

Я взглянул на лица слушателей и прочел на них сосредоточенное внимание и даже умиление, а один из гостей, закрыв лицо руками, плакал, как ребенок, а я никогда не видел его плачущим. Но отчего же так тронуло всех пение это? Думаю, что произошло это оттого, что пение оторвало людей от земных житейских интересов и устремило мысль к Богу, Источнику всех благ.

Песнь эту написал Лермонтов, человек грешный, да и исполняла ее не святая, но слова этого прекрасного стихотворения произвели сильное впечатление.

ИСКУШЕНИЯ

Один афонский инок рассказывал мне, что враг не только внушает всякие непотребные помыслы, но является и чувственно, большей частью в виде арапчиков, для того, чтобы смутить и устрашить душу, работающую Господу. Впрочем, чувственно они являются людям святым; нам, грешным, они так не покажутся, довольно испытания в трудах, посылаемых от Господа.

Да поможет всем нам Господь. Надо собираться в Горний Иерусалим и стараться не только стремиться туда мыслью, но и вселиться в него навеки. (5 февраля 1912 г. (40))

ИСПОВЕДЬ

Частота исповеди

Исповедываться можно всегда, даже каждый день, и у нас исповедывают часто; скитяне даже каждый день приходят к старцу на откровение помыслов, а монастырская братия – раз в неделю. И от монастырской братии, особенно от скитян, требуется высокая жизнь по заповедям Христовым, жизнь равноангельская.


Многие мои духовные дети часто причащаются, от того и исповедывать их мне легче, я знаю всю их душу; тех же, которые по два или три года не говеют, и исповедовать трудно, очень уж замарается душа, не знаешь, как очистить ее.

Это все равно, как в жизни случается. Мои предшественники очень запустили квартиру, в которой я теперь живу, и рабочим много труда пришлось приложить: белить, красить ее, пока она ни приняла приличный вид; так и с душой бывает.

ИСПОЛНЕНИЕ ЗАПОВЕДЕЙ

Исполнением Заповедей Христовых можно достичь блаженства еще здесь, на земле 

Жизнь есть блаженство, и не только оттого, что мы верим в блаженную жизнь (вечность), но и здесь, на земле, жизнь может быть блаженством, если жить с Христом, исполнять Его заповеди.


Жизнь есть блаженство. Эти слова могут показаться странными. Как можно жизнь назвать блаженством, если в ней на каждом шагу встречаются неудачи, разочарования, огорчения. Сколько горя терпят люди! Жизнь, говорят, некоторые, есть труд, и часто труд неблагодарный, какое уж тут блаженство? Блаженством станет для нас жизнь тогда, когда мы научимся исполнять заповеди Христовы и любить Христа. Тогда радостно будет жить, радостно терпеть находящие скорби, а впереди нас будет сиять неизреченным светом Солнце правды – Господь, к Которому мы устремляемся. Все Евангельские заповеди начинаются словами: "Блажени": «Блажени кротции,.. блажени милостивии,.. блажени миротворцы...» (Мф. 5, 3–12). Отсюда вытекает, как истина, что исполнение заповедей приносит людям высшее счастье. История христианских мучеников с особенной яркостью подтверждает это.


Действительно, ныне часто слышатся жалобы и недовольство жизнью, а между тем, жизнь не только будущая, но и эта земная есть блаженство. Многие этому не верят, что за блаженство, когда жизнь бывает полна всяких огорчений, скорбей, утрат, – да, но оказывается, что и при наличии всего этого жизнь может быть блаженною, и это блаженство заключается в исполнении заповедей Христовых.

Самые заповеди начинаются словом: «Блажени»: «Блажени нищие духом... Блажени плачущии... Блажени чистии сердцем...» (Мф. 5, 3–12) и так далее. Девятая заповедь – это высота, не всеми постигаемая: «Блажени есте, егда поносят вам и ижденут и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради» (Мф. 5, 11). Итак, блаженство в поношениях, во враждебном отношении к нам за Христа. Правда, и про преступника говорят дурно, но главная сила не в злословии вообще, а в злословии ради веры в Христа Бога. Спаситель добавляет: «Мене ради», то есть, за то, что человек христианин.

Но вот странное явление: в настоящее время многие преклоняются перед нравственным учением Христа Спасителя и хотят исполнять Его закон, но отвергают Законодавца, т.е. хотят создать христианство без Христа. Таков был, например, Толстой, и многие другие ему подобные. Толстой был не дурным человеком, но отверг Христа, поставил крест на Церковь и на все духовное и погиб. Перед смертью он как будто искал примирения с Церковью, поехал даже в Оптину Пустынь, но поздно. Так как Толстой всю жизнь отвергал Христа, то при конце жизни был и сам отвергнут. Многие говорят, можно и без Христа быть хорошим человеком и даже исполнять Евангельский закон, например: о любви, о милосердии. Нет, это глубокое заблуждение. Заповеди Христовы требуют от нас такой высоты, что они рассчитаны только на возрожденного через святое Крещение человека. Ни жид, ни магометанин исполнять их не могут. Некоторые говорят, что трудного в Новом Завете. Все только любовь, да любовь. Да. Но это-то и составляет подвиг. Любить всех по Евангелию совершенною любовию – это дело не легкое, а требующее громадного труда и содействия благодати Божией, отчего св. ап. Павел говорит: "любовь есть исполнение закона" (Римл. 13, 10).

Заповеди Ветхого Завета легче заповедей Евангельских; их мог исполнять человек невоздержанный, но для Нового Завета это невозможно.

Таинства Церкви Православной имеют такую великую силу, что человек крещеный, будь он даже злодей, если покается, может начать новую жизнь, исполняя Евангельский закон во всей полноте.

Господь требует от нас прежде всего веры: "Без веры невозможно угодить Богу". Сколько бы кто ни делал добрых дел, но если он совершает их не во имя Христово, – то они не имеют никакой цены.


Не будем только слушателями Божественных слов нашего Спасителя, будем стараться по силе исполнять Его заветы, и Господь не презрит труды наши, и в наше сердце придет Царствие Божие "и радости вашея никтоже возьмет от вас" (Ин. 16, 22).

Для исполнения Закона Христова нужно в молитве просить помощи у Господа 

Надо себя недостойнее всех считать – вот верный и единственный путь ко спасению, и исполнение заповедей Господних. О них Господь сказал, что они не тяжки суть, но своими силами нам их не выполнить, надо просить помощи у Господа – и даст. Кажется, просто. Просто, но сложно. Помолимся Ему, да просветит и укрепит Он нас в любви Своей.


Конечно, исполнение Евангельского закона вначале может показаться трудным, но не оставляет Господь работающих Ему.


Про Свои заповеди Господь говорит, что они не тяжки. Какие же это заповеди? "Блажени милостивии"... Ну, это мы еще, пожалуй, исполним. Умягчится наше сердце, и мы окажем милость, поможем бедным людям, "Блажени кротции" – вот тут стоит высокая стена – наша раздражительность, которая мешает нам быть кроткими , "Блажени есте, егда поносят вам..." – тут уже в нашем самолюбии и гордости почти непреодолимая преграда к исполнению этой заповеди. Милость мы окажем, пожалуй, даже справимся со своей раздражительностью, но снести поношения, да еще добром заплатить за него – это уже вовсе невозможно нам. Это преграда, которая отделяет нас от Бога, и которую мы и перешагнуть не стараемся, а перешагнуть надо. Где искать силы для этого? В молитве.


Чтобы уподобиться Богу, надо исполнять Его святые заповеди, а если рассмотреть, то окажется, что ни одной-то мы по-настоящему не исполнили. Переберем их все, и окажется, что той заповеди мы едва коснулись, другую, может быть, тоже только начинали, а, например, к заповеди о любви и не приступали. Что же остается делать нам, грешным? Как спастись? Единственно через смирение.

Спасутся не знавшие только закон, но творцы закона 

Однажды к прп. Серафиму пришел некто, окончивший Академию и имевший обширные научные знания. Прп. Серафим в назидание привел следующее сравнение: человек, исполняющий закон Божий на деле, подобен мужу, носящему камни на колокольню: ему трудно, но он не оставляет своей работы. Человек же, знающий закон Божий только теоретически, подобен мужу, сидящему на колокольне и бросающему камни вниз. Какая польза?!

Спасутся не знавшие только закон, но творцы закона. Люди, исполняющие заповеди Христовы, самой жизнью своей достигают творческой силы.


Был я перед масленицею в Москве и заболел там. Приехал домой, я был встречен плачем общим. «Да что вы, подождите, я еще не умер», – говорю им. Нет, не унимаются. Между тем, болезнь моя усилилась. «Господи, – думаю, – ведь это конец уже. Великий я грешник, грешнее всех на земле, но, Господи, я не бежал из Церкви и никогда от Тебя не отрекался». Причастился я Св. Таин, пособоровался и успокоился. «Господи! – говорю, – я готов». Дай же, Боже, нам стараться исполнять Твои святые заповеди. А может быть, которая-нибудь из вас достигнет и такого состояния, что заповеди будут исполняться не по принуждению, а как потребность души. Да будет же во всем воля Божия, благая и совершенная, и да поможет нам Господь.

КОНЧИНА МИРА

Святой Варсонофий Великий, современник аввы Дорофея, говорил, что еще в VI веке Господь назначил Страшный Суд, но трое встали на молитву – один в Коринфе (прп. Илия), другой в Риме (Иоанн) и некто в Иерусалиме (по великому смирению своему прп. Варсонофий скрыл свое имя) – и Господь пощадил мир. Как раз в это время явился Магомет, совративший многих в свое лжеучение. С.А. Нилус написал книгу о кончине мира. Она очень быстро идет. Уже все издание распродано, и приступают к новому. Дело издания этой книги поручено двум купцам. Один из них имеет огромное богатство – он поставляет зелень не только в России, но и за границей. Недавно они были у меня.

— Ну, – спрашиваю, – как идет книга?

— Книга-то идет хорошо, только от ее чтения приходим мы в полное уныние.

— Как? – говорю, – вы, верующие люди, и вдруг унываете? Пусть неверы унывают, а вам нет туда пути.

— Как же не унывать, Батюшка, если последнее время, то и торговать не хочется и ничего заводить, все равно всему конец.

— Да что с вами, ну, если бы даже кончина была, как вы думаете, если ученик отлично подготовился, нужно ему бояться экзамена?

— Чего ему бояться, если хорошо знает предмет?

— Ну, так и вам нечего бояться Страшного Суда. Ведь вы в Бога веруете?

— Конечно, веруем.

— И любите Его, и Он вам дороже всех?

— Истинно, дороже всех.

— Так и не страшитесь. Господь не отринет вас. А о времени пришествия Господня никто не знает, ни ангелы Божии, ни Сын, токмо Отец.

КЕЛЬЯ

Я вот, например, свою эту молельню, свой уголок, не променял бы ни на какой пышный дворец, как в Москве, например, Кремлевский. Залы там такие, малахитовые колонны, мрамор и т.д. А у меня все же лучше, да и не только у меня – и в подземельях люди жили – везде хорошо со Христом.

КОЛДУНЫ, ГИПНОЗ

Главная цель колдунов - вредить душам 

Спрашивал я однажды монастырского иеромонаха отца Илария, он же и духовник, почему колдуны живут в бедности, тогда как имея сношения с сатаною, могли бы иметь большие богатства? О. Иларий отвечал: "Бог не попускает сего, ибо иначе волшебники могли бы развратить весь народ православный. Видя их благоденствие, народ начал бы учиться колдовству и оставлять веру Христову из-за благ временных. Колдуны довольствуются тем, что вредят душам, что их боятся и уважают малодушные".


Уже давно люди для излечивания болезней обращаются к бабкам, которые заговаривают всякие недуги. Случается иной раз, человек заявляет, что ни один доктор помочь не мог, а бабка вылечила. Каким же образом? А она прочла молитву, какие-то заклинания, и болезнь прошла. Но, присматриваясь к этой женщине, легко заметить, что она далеко не религиозная, и в церковь-то ходит раз в год, да и то лишь для того, чтобы не обращать на себя внимания. Иногда прямо кощунствует и жизнь ведет далеко не безупречную. Но кто же тогда помогает излечивать болезни? Очевидно, бесы. Хотя она и творит молитву, но только для виду, такой молитвы враг нисколько не боится: он и сам, искушая Бога, приводил слова из Св. Писания: «Ангелом Своим заповесть о Тебе, сохранити Тя во всех путех Твоих. На руках возмут Тя, да не когда преткнеши о камень ногу Твою...» (Пс. 90, 11–12). Слово Божие о подобной внешней молитве говорит: «И молитва его да будет в грех» (Пс. 108, 7).

В книге Деяний Святых апостол есть такой рассказ (Деян. 19, 13–20).

Однажды, некоторые иудейские заклинатели захотели изгонять злых духов, как изгонял их св. апостол Павел, и сказали бесноватому: «Заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует» (Деян. 19, 13). Но злой дух ответил: «Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто?» (Деян. 19, 15) – и бросившись, избил их так, что они едва убежали. Вот и призывание имени Божия им не помогло и не устрашило врага.

Гипноз

Гипноз, т.е. его открытие, много сделало. Конечно, он был и прежде, но теперь про это все узнали. Судя по всем открытиям, – я думаю, что недалек и конец...


Теперь даже наука признает действие гипноза, и при помощи его даже лечат. Гипноз был известен очень давно. В 1881 или 1882 году я читал в одном журнале статью под названием «В дебрях Индии», в ней рассказывается про одного английского художника, который путешествовал по Индии. В Индии много было колдунов-йогов, как их называли. Художник не верил в возможность их существования. Однажды он задумал писать картину, а один из йогов просил позволения присутствовать при этом. Художник разрешил. Пишет он день, два, месяц, наконец, картина готова. Показывает ее знакомым. «Да что же вы написали?» – «Такой-то вид Гималайских гор». – «Нет, это совсем другое». Тут с глаз художника как бы спадает пелена, и он видит, что написал, действительно, совершенно другой вид. Оказалось, что йог заранее сказал, что внушил ему нарисовать то-то и, действительно, внушил.

Один спрашивал меня:

— Батюшка, отчего это случается: иду я в церковь иногда в хорошем молитвенном настроении, но лишь приду, как нападают на меня всевозможные помыслы, часто прямо нелепые, и я никак не могу от них отделаться, даже когда вхожу в алтарь, и тогда они одолевают меня.

— Это от врага, – отвечаю.

— Знаю, что от врага, но как же враг может проникнуть в такое святое место, как алтарь? Кажется, он не может приступить к такой святыне?

— Да, но здесь он действует гипнозом. Может быть, он и далеко находится, но так как пространства и каменных стен для него не существует, то он действует гипнозом и на громадное расстояние, внушая скверные помыслы и чувства. Для прогнания этих помыслов нужно и в церкви творить Иисусову молитву, конечно не вслух, не кричать на всю церковь, а мысленно.

И теперь так называемые колдуны, с помощью врага внушают людям ужасные вещи; так, например, одной матери внушил зарезать своего малютку. Колдуны действуют и на огромном расстоянии и обыкновенно спрашивают какую-нибудь вещь от человека, которого хотят загипнотизировать. Мне рассказывал покойный старец о. Анатолий: когда он был еще в миру и служил в Казенной палате, то ехал однажды по делам службы с одним сослуживцем. На пути встретился обоз и загородил им дорогу. Ждали они, ждали, наконец, вышли посмотреть, отчего это обоз дальше не двигается. Подходят и видят – у одного колеса вертится какой-то человек, и все на него смотрят.

— Что тут такое? – спрашивают.

— Да видите ли, – отвечают им, – вот здесь колдун входит в отверстие колеса и выходит из него.

Конечно, невозможная вещь, чтобы человек прошел в дуло колеса, очевидно, колдун загипнотизировал всех смотревших, и они видели то, чего не было в действительности.

Но как же спастись от сетей врага? Призыванием имени Божия и крестным знамением. Крест Христов – это непобедимое оружие на супостатов, враг трепещет креста Господня.


Одному пастору хотели внушить, чтобы он сделал что-то неподобающее ему, сплясал, что ли, или еще что-то, и говорят ему:

— Мы Вас заставим это сделать.

Он ответил:

— Нет!

И как те не старались, как ни хотели, ничего не могли сделать.

— Ваш организм не поддается, – говорили они.

— Что пустое говорите, я творил Иисусову молитву, вы не могли мне ничего сделать!

Да, а не православный даже.

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>