Аудио-трансляция:  Казанский Введенский

Всяк, кто же­ла­ет дос­тиг­нуть Хрис­то­ва Царства, не дол­жен, ози­ра­ясь, при­по­ми­нать свои вы­со­кие до­б­ро­де­те­ли – и осо­бен­но вы­со­кие ду­мы,– а зреть под­ви­ги и сла­ву свя­тых: и бу­дет с ни­ми! А свои зри не­мо­щи, гре­хи и ис­ход ду­ши и ужа­са­ю­щие ис­тя­за­ния тог­даш­ние – и не сог­ре­шишь.

преп. Анатолий

Ве­ра зас­тав­ля­ет нас ве­ро­вать, на­деж­да – упо­вать, лю­бовь – лю­бить Бо­га, и сии три доб­ро­де­те­ли все рав­но нуж­ны нам ко спа­се­нию, без сих ни­к­то не удос­та­и­ва­ет­ся нас­лаж­дать­ся ли­цез­ре­ни­ем Бо­жи­им и ник­то не мо­жет спас­ти­ся.

преп. Лев

Вся­кая друж­ба, не ос­но­ван­ная на ис­тин­ной люб­ви и сми­ре­нии, а па­че друж­ба по страс­ти, неп­роч­на и раз­ру­шит­ся.

преп. Макарий

Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10]

Исповедь 14 июня 1879 года

Бог простит. Больше смиряйся и укоряй себя. Ты не осуждай Гл., ты не знаешь, какова явится она на Страшный суд. Такие люди очень ве­лики пред Богом. С ними мудрено тягаться. Она как блаженная. Поду­май-ка хорошенько: достанет ли у тебя смирения надеть такое платье? Кто была Гл.? Какая щеголиха! Ведь ты ее помнишь, как она ходила?.. А!., а!.. А теперь? Кому она понравится?.. Так ты и берегись ее судить... – Огнь и жупел... Да! благодари Бога и белевских монашек, через них ра­зошлась твоя свадьба. Он бы тебя кругом обобрал. Заплатила бы ты тридцать три тыс[ячи], да потом вытянул бы остальное, и бедствовала бы целую жизнь. Он и жениться хотел из расчета. Ты должна молиться Богу за белевских монашек. Если бы не они, плохо бы тебе было.

О девственном супружестве? Так зачем же было идти замуж? По­нимаешь ли ты, что значит девственное супружество? Ведь ты бы этим взяла на себя все его грехи и его связала... Он бы стал грешить, а ты от­ветила бы за него...

Принимать помыслы – значит осквернять свое сердце. Помни од­но: ты – невеста Христова! Может ли понравиться обыкновенным же­нихам невеста, которая себя дурно ведет? Когда же Царь Славы хочет взять тебя за Своего Сына Возлюбленного, – посуди сама, возьмет ли Он тебя такую? Помыслы оскверняют сердце, прогневляют Господа, и потому старайся изгонять их из сердца. Рассуди: Царь избирает тебя, а ты теряешь глаза на мужиков?.. Ты не думай, что Он неревнив. Он да­же больше ревнив, чем обыкновенные люди, нечистую не примет. Помыслы оскверняют сердце, делают его нечистым, переходят в слова, а потом и в дела. Не допускай помыслов, в особенности на молитве. Они равняются греху на деле.

Мы тебе переменим, дадим такую харю, что как посмотришь – так тьфу...

Живи проще. Держи себя просто и обращайся со всеми просто. Кто просто живет, тому легче верить, любить и все другие добродетели исполнять. Недаром говорится: «Где просто, там Ангелов со сто, а где мудрено – там ни одного».

Зачем ты рассказала мои слова? Знай раз навсегда: что бы я тебе ни говорил, никогда никому не рассказывай, иначе будут большие пу­таницы. Помни же мои слова. Заповедь тебе даю: никогда никому не рассказывать, что ты от меня слышишь... Если же когда скажу тебе: «Скажи», – так уж и скажи...

Бог благословит два раза в сутки есть, ты можешь по благослове­нию, что же съешь сверх двух раз, в том кайся. Накроши себе хлеба полную чашку, когда размокнет – выложи на блюдечко, у тебя много станет хлеба, вот и ешь.

Не можешь?.. Смиряйся, никого не осуждай и укоряй себя. Хоть и больше съешь... только как можно берегись осуждать; укоряй себя и кайся. С. И. мое почтение. Держи себя просто. Как можно проще... и никого не осуждай.

[Исповедь] 1 декабря 1879 года

Вот книга св. Кассиана Римлянина. Здесь говорится о терпении, как одна женщина просила архиепископа дать ей полезную женщину, которую бы она могла успокоить. (Батюшка взял книгу, сделал вид, что ищет статью, и взглянул на меня.) Архиепископ дал ей прежде доб­рую женщину. Женщина приходит к нему опять и просит, чтоб он дал такую, чтоб была ей на пользу. Архиепископ был муж духовный и тог­да понял в чем дело. Он велел для нее выбрать такую женщину, кото­рая бы сварливостью своею и своим дурным характером превосходила прочих. Женщина осталась довольна таким выбором и даже пришла благодарить архиепископа за то, что дал ей полезную женщину.

2 декабря. Народ! Где ж это вы до сих пор пропадали? Я два раза вас спрашивал, хотел отпустить вас, и отпустил бы, да вас нет... Не зе­вай! Я-то прощаю, да ты – подожди.

Вот пример терпения, читай... Нужно бы было прочитать еще, что пишет св. Кассиан о зависти, да время нет. Он очень хорошо выставил, как велика эта страсть и как нет никакой возможности человеческой без собственного старания избавиться от этой страсти. Он пишет, что во всех других страстях все чем-нибудь да можно помочь. Гордого можно почтить! Тщеславного – похвалить! Сребролюбивому – что-нибудь дать... и т. д. Завистливому же человеку угодить уж никак нель­зя. Чем больше ему угождают, тем больше он завидует и мучается. Без собственного старания, молитвы и помощи Божией человек не может раскаяться и исправиться...

Скажи мне, кто тебя награждает такими деньгами? Ведь это об­ман. Это ни на что не похоже – двенадцать р[ублей] недостает. Это хо­рошо, что ты мне их принесла. Я с нее взыщу.

Писать! Что ж, если хочется списать, то мы тебе дадим в Б. эту книгу, как только Гр. ее перепишет. Теперь... да поладите ли вы с Гр.? Оно бы очень можно было, да ведь вместе писать нельзя? Ты хоть что-нибудь-то прочитала из этой книги? Да. Книга чудная! Очень полез­ная и назидательная. Хорошо бы было переписать! Да ты перепиши се­бе хоть то, что больше нравится... Вот что! Вперед без письма моего не принимай никого.

5 дек[абря]. (Читая чью-то записку и ответив: «Ничего», – ба­тюшка рассказал, как один священник любил выпить, а нужно было в праздник говорить проповедь. Вот он написал проповедь и принес протопопу ее просмотреть. Протопоп же велел его угостить хорошень­ко, поднес ему рюмочку, потом другую... сделал вид, что читает пропо­ведь, а между прочим, велел ему завернуть простую бумагу, а пропо­ведь оставил у себя. На другой день после обедни выходит священник говорить проповедь и, начиная словами: «Во имя Отца и Сына и Св[ятаго] Духа», развертывает свою бумагу, видит, что там ничего не написано, с удивлением говорит: «Ничего?»... Переворачивает бумагу. «И тут ничего?.. Братия, Бог сотворил мир из ничего»... Да такую про­поведь на эту тему сказал, что лучше той, что была приготовлена).

Да разве ты еще не написала? Ну, ничего! Выздоравливай, тогда и напишем.

(Обратившись ко мне, батюшка сказал: «Я все собираюсь расска­зать, да тебя не было. Знаешь, как мужик переносил меру гороха через речку и рассыпал?.. Ему говорят: "Плохо твое дело – горох рассыпал"... Он подобрал его да и ответил: "Плохо, да не совсем... Я рассыпал мерку, а подобрал-то две". Ему сказали: "Так, стало быть, твое дело вышло хо­рошо?". Мужик опять отвечает: "Хорошо, да не совсем". – "Почему?" – "Да потому, что горох мой был чистый, а теперь пополам с землею". Опять ему говорят: "Стало быть, твое дело вышло плохо?". Опять отве­чает мужик: "Плохо, да не совсем. Я нес горох, чтобы посеять, а для по­сева земля не мешает". Ему опять говорят: "Стало быть, твое дело вы­шло хорошо?". Мужик отвечает: "Хорошо, да не совсем: горох вырос ре­док". Ему опять говорят: "Стало быть, твое дело вышло плохо?". Он опять отвечает: "Плохо, да не совсем: горох вырос редок, да чист"... Ничего... Все к лучшему! Все к лучшему!..»)

[Исповедь] 10 ноября 1880 года

«Не осуждай согрешающаго и не злопамятствуй на досаждающаго». Вот два слова, из-за которых мы читаем всю книгу. Их нужно по­мнить каждому и стараться исполнять. Блаженный Августин, объяс­няя молитву «Отче наш», говорит: «Кто имеет в сердце злопомнение и не прощает досаждающим, тот осуждает себя на вечную муку, когда чи­тает молитву "Отче наш", потому что в этой молитве сказано: "Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим"».

Кто хочет идти верным путем и достигнуть спасения, тот непре­менно должен прощать досаждающим, потому что сказано: «...яко же и мы оставляем должником нашим». Если мы прощаем, то Господь по­крывает нас Своею милостию – и враг ничего не может нам сделать. Напротив, когда мы имеем в сердце злопомнение, враг так и вертит на­ми и наводит такие искушения, что мы путаемся кругом.

«Не осуждай согрешающаго и не злопамятствуй на досаждающаго». Напишите эти слова на стенке и, читая их, почаще проверяйте со­весть вашу. Старайтесь угождать Богу, и вы не будете бояться смерти. Если мы угождаем Богу, преставление отцев наших духовных не удаляет их от нас, напротив, еще теснее соединяет их с нами. Они духом пребывают с нами и покрывают нас.

[Исповедь] 26 ноября 1880 г[ода]

Это – меч духовный! Слышала, с какими словами тебе четки да­вали? «Приими, сестро, меч духовный, да выну в уме, во устех, в мыс­лях и в сердце содержиши щит веры глагол Иисусов, сие есть: "Госпо­ди Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную"». «Выну» – значит всегда, непрестанно. Так помни же: выну (всегда) в уме, во ус­тех, в мыслях, в сердце должна иметь: «Господи Иисусе Христе, Сы­не Божий, помилуй мя грешную». Это – долг. Ты обязана хранить выну (непрестанно) в уме, во устех, в мыслях, в сердце: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Внимай сло­вам: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Заключай ум в каждом слове: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». При всяком разговоре можно творить молит­ву, особенно когда другие говорят, а ты слушаешь. Ничего нет быст­рее ума. Возведи его к Богу, вот и будешь творить молитву, только будь внимательна. Больше ничего не нужно, как только то, чтоб ум заключался в каждом слове: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную».

В церкви дурно тебе сделалось – это за смех, за то, что, идя доро­гою, смеялась.

[Исповедь] 28 марта

Господь дал, вот и управились. Уж как Господь начнет миловать, так и помилует. Вот и приобщилась... Милующих Господь помилует. Когда нужно будет – приезжай. Я так и считаю тебя искреннею своею дочкою, хотя и храмлящею [хромающей]... Матушка!.. Мать!.. Мамень­ка!.. Рано еще, когда больна будешь, тогда и пострижем... Нет, не будет. Главное сделано, хотя и там постриг примешь – ответ все-таки здесь будет. Я за тебя теперь покоен, а то кто знает, что могло бы быть... При­езжай тогда... Чего теперь не успеешь сказать, в другой раз приедешь скажешь. Живи проще. Что тебе нужно было, получила. Чего теперь бояться, только живи проще. Берегись как можно осуждать. Осужде­ние хуже всего. В чужие дела не мешайся. Живи проще.

[Исповедь] 3 апреля

На! читай! Грехи после. Видишь, какую милость явила Царица Небесная, как молила Она Господа об обращении друга, и Господь внял молитве Матери Своей – обратил друга и милость Свою оказал ему за то, что он проливал слезы о заблудшем брате. Читай дальше. Видишь, как ужасен взор демонов, что вынести невозможно одного взгляда. Читай третью. Когда [св.] Василий Великий видел в виде­нии, что Матерь Божия послала святого вмч. Меркурия умертвить Иулиана царя [1] и святой великомученик взял оружие и вышел, тот­час после видения св. Василий Великий отправился в храм, где почи­вали мощи святого вмч. Меркурия, и приказал открыть раку, которая оказалась пустою. Святого великомученика не было в раке, и оружия его не оказалось. Тогда [св.] Василий Великий понял, что не в виде­нии только, но и в действительности святой великомученик испол­нил поручение, возложенное на него Божиею Материю, и тогда, как все недоумевали, что бы это значило, он [святитель] уверился в ис­тинности видения. Через несколько времени святые мощи опять ле­жали в раке и оружие было также на месте, только окровавленное. Это означало, что умерщвлен был Иулиан, чему подтверждением бы­ло окончание войны, которую по смерти Иулиана некому было про­должать.

[Исповедь] 11 сентября 1883 г[ода]

Какая в монастыре грам­матика? на что она нужна? Рассказывают, кто-то говорил: грамматика теперь учит читать как не пишут и писать как не говорят.

Поедем тогда, когда покаемся. Как получим телеграмму, что архиерей приехал, – тр-р-р... так и поедем.

Больные пишут, идет там спор и суд насчет дверей. Тебе нечего бояться. Ходи себе, как ходила, да и только. Ни на кого не смотри, хо­ди себе да ходи. Ты послушай, уж что делать, ходи низом. Низом никто не может придраться. Ты никого не бойся. Ни на что не смотри, ходи к больным и никого не бойся. Хоть и иг[умения] судить будет, не бойся, тебе ничего не скажет, стыдно ей будет сказать тебе слово... а хоть и скажет – не пугайся, отвечай: «М[атушка]! Ведь и в Евангелии сказа­но: болен [бех], и посетисте Мене [2]...». А ей и нечего сказать!.. А когда и верхом пройди... Низом и верхом, как придется. Ты к ним верхом-то когда ходила?.. Будут за тобой присматривать, не бойся. Ничего не смеют сказать. Ну, пустяки какие, чтоб старье такое подымать? Что ж, если бы что и сказала об этом... [отвечай:] «М[атушка]! Это было так давно, я и забыла... Я забыла! В даль не помню, забываю».

23 [сентября]. Что делать! В высоту забрался! Вот что значит са­мочинное подвижничество... Столько лет прожил и не мог привыкнуть говорить: «Простите Бога ради». Оттого и не любил, что самочинно на­лагал на себя подвиги: спал на полу без постели, постился, молился по-своему. Кровать стоит пустая, а он лежит на полу. Вот иногда отлежит себе бока, на диван и уляжется. Мих. увидит, скажет: «Ты зачем это тут улегся?». Вот и не нравится. Да разве я этого не видал?.. Терпел до вре­мени... На! видишь, что тут написано? Вяз – значит завяз (пряник).

6 окт[ября].Что ты будешь делать? И «тпру» – не едет, и «но» – не везет.

10 [октября]. А то скажу, что в записке написано... Что! Получи­ла выговор? Ну, ничего! Хоть и долго прожили, зато жили не тужили... Ничего, хоть и выговор получили. Уж я просил за тебя прощения у иг[умении], говорил, что нынче вот целый день хотел тобою заняться, да то тот, то другой – так и не дали.

Исповедь 21 августа 1884 г[ода]

Плохо живешь, ах ты окаянная! Давай сюда палку! Вот тебе за это! За себя и за меня молись так: «Господи Иисусе Христе, Сыне Бо­жий, помилуй нас... Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас... помилуй нас... помилуй нас...». И ты молись так: «Господи Иису­се Христе, Сыне Божий, помилуй нас...». За себя и за меня.

[Исповедь] 26 октября 1884 г[ода]

А, м. Г. Ну, что скажешь хорошенького? Виновата? В чем? Поедешь в Б. и оставишь ее там. Пусть поживет там, а то скажут, из-за клироса пе­ревели. Только жить-то чем будет там, не знаю. Ведь в Б.-то она жила при тебе, так и было хорошо... а теперь чем жить будет, посмотрим, а все-таки пусть там поживет, и иг[умения] увидит, что ей жить нечем будет. Она тобою не нуждается, да ведь и ты не нуждаешься ею, пусть вот оста­нется в Б., ведь при м. Г. ей было там хорошо, а без тебя будет совсем дру­гое. Теперь ступай! Я только хотел видеть тебя и благословить.

И забыл про это. Где же ему вспомнить о тебе, я-то и то забываю... Ты мне почаще напоминай про это, а то забываю. Ну, ступай. Ты толь­ко готовиться-то начинай, вот и будет хорошо.

Ты, говорят, коромысло как-то особенно носишь – на спине, поче­му на плечах носить не хочешь? Скатываются... может ли это быть?.. Да ведь и правда, что у тебя плечи-то какие-то особенные, круглые, неудоб­но держать коромысло... Я только видеть тебя хотел. Ты попробуй шел­ковинкой перевязать болячку, кажется, теперь можно. Во имя Отца и Сына и Св[ятаго] Духа, попробуй перевяжи, волоском еще будет лучше.

Чего ж скорбеть, нужно радоваться, что раздала благословения.

Тут Ев. бурлила-бурлила, никому покоя не давала, всех поедом съела. В И. перевели, и там то же продолжается... не к кому придирать­ся, так хоть чем-нибудь взять: провизию выдавать заставили, а она и картофель прятать стала, выдавать не стала, – это нехорошо.

Ты положи в уши изюминку: разломи, выверни ее и мягкой сто­роной заложи в уши. Да тут и у нас найдется.

Исповедь 1 февраля 1885 г[ода]

Ты послушай: грешила-то ты очень, за это Господь и наказывает. Лучше ведь здесь пострадать, нежели там... Молись так: «Господи, даждь ми терпение, великодушие и кротость». Эта молитва в вечерних молит­вах. Знаешь? Ведь здесь или там должна ты быть наказана – выбирай, где лучше? Лучше пострадать на земле. Молись: «Господи, даждь ми терпение и великодушие», – это тебе будет помогать. Говорю тебе, мо­лись: «Господи, даждь ми терпение и великодушие».

4 февраля. Путаниц-то много было! Мо­лись; поминай о упокоении митр[ополита] Филарета. Ты послушай: за его св[ятыми] мо­литвами постоянно слышишь, что бывают ис­целения. Молись так: «Упокой, Господи, мит­рополита Филарета и св[ятыми] его молитва­ми исцели меня грешную и окаянную рабу Твою». Много, очень много от него получают исцелений в неподобных болезнях. Призы­вай его и ты, и за св[ятыми] его молитвами получишь исцеление. Московский митропо­лит Филарет. То добровольно поминала его, а то будешь поминать и поневоле, как болезнь прихватит. Поминай его. Можно и следует поминать иеросхимонаха Дорофея. Терпение его было удивительное. Придет кто посетить его, не могут равнодушно смотреть на его страдание, а он так благодуш­но переносил, так благодарил Бога, что будто не он страдал, а кто-нибудь другой. Посуди сама, каково в таком положении просидеть тридцать шесть дней?..

Что?.. Сколько?.. Девять месяцев?.. Мать твоя девять месяцев си­дела и была жива... А после твоего рождения долго ли жила? Девять лет... не может быть! Ты-то каких лет от нее осталась? Девяти?.. Так ты вот гусь какой лапчатый... Тебя девять месяцев мать, сидя, носила да жила еще девять лет... Я этого еще не знал. Ну, ступай. На второй неде­ле приедешь исповедуешься. Пусть там как они хотят, а ты поезжай.

[Исповедь] 14 марта 1886 года

В прежнее время тебе не только не следовало быть в уединении, но даже было и опасно. Бог весть, что могло бы с тобой случиться. Тогда очень было опасно. Теперь – другое дело. Никого не осуждай. Укоряй се­бя. Реже ходи. На новоселье можно сходить. Ты послушай: то ли тебе приходилось переносить в жизни... а теперь за толчком гонишься. Какие скорби мужественно переносила прежде, а теперь упадаешь духом из-за пустяков! Конечно, пустяки. Верь мне, что м. Е. от чистого сердца тебя учит и тебе очень полезна жизнь с А. И. Никто вас так не выучит, как вы друг друга. Вы друг другу очень полезны. Хоть и безумные люди поносят, все-таки надо молчать. Св. Давид во псалмах говорит: ...поношение безум­ному дал мя еси. Онемех и не отверзох уст моих, яко Ты сотворил еси [3]. Это значит: безумный поносит всячески, а нужно молчать: онемех и не отверзох уст моих. Почему? ...Яко Ты сотворил еси, то есть Господь попускает за грехи безумным поносить нас, потому и нужно молчать. Как можно старайся ближних не испытывать, жить и говорить проще. Никогда, ни­когда не испытывай.

[Исповедь] 8 февраля 1887 года

Мы ждали тебя к сороковому дню, а ты вот как рано приехала... Видно, дома-то соскучилась...

9 февраля. Хотел бы взять, да все не приходится – видишь, сколь­ко народа... Если же взять теперь, устал, вредно мне бывает.

М. Г., где твоя арфа? Это блаженный человек, по-блаженному живет. Чудак, когда над ним смеются, думает, что так и нужно, еще борится [4]...

Дурак! Дурак тому не рад, что он дурак... Арина! не Марина, если бы была Марина, то у нее была бы гал-ва (?). Арина! Кашу варила... Что реку сему чудаку? Что и как ему возглаголю, человеку, творящему свою волю, который молчит, молчит да тогда и заговорит, когда много каши наварит... Зоя, назойлива стала. И ближний мои отдалече мене сташа... Где же ты ее видела? Я и нынче могу благословить: Бог благословит, можно сходить, только будь осторожна. М. П.! Мое вам почтение, уважение и т. п.

10 февраля. Не только сегодня, я и вчера хотел тебя взять, да все не
приходится. Билет на тебя вынимается все без выигрыша. Как ни вздумаю взять тебя, приходится кого-нибудь другого. Ну, ничего. За то попадет когда-нибудь на твою долю – раз! горазд... билет в 200 000 тысяч.

Ступай, не мешай нам. Погреб плохо сделан? Когда завалится – сделаем другой. Как так? Почему же не сделаны подпорки?

Будет жить не у тебя, а в больнице. А ты не проговаривайся, не зови. Да разве есть у тебя место? Будь осторожна, не зови. Ну как вы с М. поживаете? Да ты послушай: видишь, сколько народа, времени нет, не успеваю брать.

А ты не обращай на это внимания, будто как не видишь. Скажи ей когда-нибудь: «Губы дуть – ничего не дадут»... Ступай! Н. ми­риться приехала, нужно ее взять. Никак нельзя теперь, ни тайно, ни явно. Приехал сюда один господин, семь лет не готовился, и то архи­мандрит на сырной неделе не дозволил ему готовиться.

Что это такое? Бог благословит.

[Исповедь] 12 февраля 1887 г[ода]

Да, поминать мертвых нужно, в особенности до сорока дней. Рассказывала Е. В.: умер какой-то ее дальний родственник. Его ма­ло поминали. Приближался сороковой день, а по нем ни одной обед­ни, ни панихиды не отслужили. Снится он кому-то, говорит: «Мне очень нужно поминовение. Закажи отслужить по мне обедню, боль­шую панихиду и нищим милостыню раздать...». В это время лукавый в образе человека говорит: «Не верь». Умерший, не имея возможно­сти убедить в истине слов своих, уходя, сказал: «Хоть нищих-то не забудь». Действительно, очень важно поминовение и раздаяние ми­лостыни нищим. Долг любви к ближним требует стоять погребение и провожать умерших.

Покойный Император Николай I [ехал] один раз по улицам Пе­тербурга и видит: покойника везут, никто не провожает. Государь ос­тановил своего кучера и пошел провожать покойника. Народ видит, что Царь провожает покойника, собрался и пошел за ним. Государь обернулся к народу и сказал: «Господа!., много дел вам и некогда провожать умерших. Прошу вас... покойника проводить до могилы».

[Исповедь] 8 сентября 1882 года

Батюшка сказал: «Умудряйся. На деле виднее, как вести расход, всяк научается от дела и занятия. Если ничего не делать, то можно уничтожить плату». Кому поручить покупки? – Батюшка сказал: «На деле там виднее, – тому, кто способней это делать. Чего кто сто­ит, то и платить. А укоризна – это монашеская плата. От этого ни­кто не свободен. Всякому в свое время платится, одному меньше, другому больше. И за это, что кричишь, все-таки укоряй внутренно. Говорить говори им, что они не так делают, но нужно стараться себя удерживать от гнева, а то вредно для телесного здоровья, не говоря о душевном». Батюшка сказал: «Бог простит».

Исповедь 16 ноября 1887 г [ода]

Вот, надевай! Клади поклоны. Сейчас, только о. Иосиф] прине­сет свечку. Что ж не принес подсвечник? Разве у нас нет?.. Вот и ты, как о. Иосиф]. Давно нужно было надеть, а ты только теперь надева­ешь... Прежде читай, потом скажешь, что нужно. Давно хочу написать М., да все отрывают. Скажи ей, чтоб потерпела, как-нибудь выберу времечко, напишу. Читай. Бог да простит. Бог да простит. Сегодня апо­стола и евангелиста Матфея. Вспомни, кто он был? Грешник, мытарь, не только любил пить и есть, даже грабил... а кто стал? Ученик, апос­тол и евангелист! Во всех грехах покаялся. Исповедал пред всеми: «Кого чем обидел, возвращу четверицею». Видишь ли, за одну обиду вчетверо отдавал – стало быть, велики были его добродетели, что сде­лался учеником и апостолом. Вот и ты ему подражай.

Навезла много вещей, может и ненужных? Говорю тебе: взирай на добродетели апостола. Все оставил и пошел за Христом. Кайся, сми­ряйся, укоряй себя и старайся исправиться. Ну, славу-то кто тебе воз­давать станет? Другие страсти естественные: понравился кто или рас­сердилась... а славы-то искать ни с чем несообразно. Стало быть, не же­лаешь будущих благ, коли славы ищешь. Читай конец.

Вот нашла кого бояться! И. М. твоя постригаться хочет. Поди по­зови теперь старуху, я исповедую ее заодно теперь к постригу, а тогда уже не стану исповедовать. Ступай, говорят, разыщи старуху.

Исповедь 23 декабря 1887 г[ода]

Читай записки. Бог простит. По времени это пройдет. В деревне родилась... Обстоятельства сложились так, что она как в мышеловку попалась: была прежде хозяйка келльи, а теперь стала ничто.

Одна опытная странница говорила хуле: «Враг! Губитель мой! Стань со мною на колени! Давай со мною вместе искренно помолимся Господу Богу, чтоб Он простил тебя. Господь милосерд и милостив! Он простит тебя, если ты с покаянием и умилением Ему помолишься»... Этого враг не стерпит, убежит...

24 дек[абря]. Поздравляю! Милости Божией получить желаю...

Притча батюшки Амвросия

22 марта 1888 года. Скажи ты нам что-нибудь на пользу! У меня что было, все высыпалось...

В одном монастыре был инок, имел отношение к старцу, любил часто к нему ходить и во всем открываться. Все открывал старцу, а что самое нужное было, то оставлял, и радовался своей удаче, что старец его не обличает. Все выслушивает, во всем утешает, а в этом не поясня­ет, что он от старца скрывает. Старец-то понимает, только время выжи­дает, что дальше с ним будет. Вот и прослыл инок наружною своей до­бродетелью и старческой беседой и был избран в настоятели. Много у него братии, и все по виду были тихи и кротки, и обитель была про­славлена. Приходит настоятель к старцу своему и говорит: «А что, ба­тюшка, хороша моя братия?» – «А тебе как кажется?» – ему старец от­вечает. «Батюшка, обитель моя хороша. Так братия скромна, так бра­тия тиха, ни слова не скажут, ни шагу [не] шагнут без меня. Они все де­лают по-моему, а я их учу по-твоему». Старец отвечал ему: «Обитель твоя хороша-то хороша, да растворены ворота, приходят да по целому волу уводят, придут, отвяжут и уведут, да и то твоя братия не видит.

Если волов уводят да не видят, то что другое мелкое могут видеть?». Замолчал настоятель, потупил глаза, повесил голову и ничего не мог ответить.

[Исповедь] 4 октября 1891 г [ода]

Что, дурак, скажешь? С кем ты хочешь оставаться: со мной или м. Г.?.. Ты ей не мешай, пусть скажет сама свое желание... А со мной не хочешь разве оставаться?.. Недельки на две... Будешь Богу молиться. И ко мне ходить будешь... Может, за твоими грешными молитвами я и скоро выздоровею. Мы тебя поместим в темной комнате на сундуке, приставим тебе в ноги табуретку, Лизин стол отодвинем, вот и будет тебе кровать. Тебе ставить табуретку не дадут, а ты попроси м. Д., чтоб она этим распорядилась, ее-то послушают и тебе место дадут. Не одо­леют... Бог вас благословит. Ступайте. Я ведь очень нездоров. Дадим.

5 окт[ября]. Ведь я сказал, чтоб м. Д. ей ход дала по келлье, ее и спрашивайте. Девочек нанять Бог благословит.

Ответы батюшки Амвросия

[1]. Как употреблять присланную рудновскую воду [5]? – Всем мож­но, натощак лучше. Грязью (рудновскою) можно растираться, когда чув­ствуется болезнь и нездоровье, – больные места. Втирать понемногу на ночь.

[2]. От холода надо оберегать себя и дома и на воздухе, надо оде­ваться теплее.

Если бы бабушка могла растирать, а других просить неловко.

Батюшка о. Амвросий так благословил (от сильного жара): взять чайную чашку рису, выварить его, вскипя­тить хорошенько, воды налить побольше, так, чтоб было вме­сто квасу – густой отвар, про­цедить и пить тепленьким во всякое время, когда захочет, и понемножку можно класть сахару. Пусть продолжает пить этот отвар.

Поить миндальным молоком можно, если будет удобно.

От задержания мочи принимать гарлемские капли через день по 15 капель.

Так как поднимать с постели тяжело, то прорезать в кровати отвер­стие и под кроватью подставлять таз.

Марта 27 дня 1891 г [ода]

[3]. Приезжать в Шамордино с Оль[гой] Соз. не нужно. Когда по­правится К., тогда, если будет надобность, то можно.

Приобщать – по усмотрению.

Особоровать – можно.

Постригать – не нужно.

Бог милостив. Поправится.

Поить – чем будет пригодно.

Картофель – можно.

Занавеску вешать – не нужно.

Что рвало вечером после причастия – это ничего.

По усмотрению – дать слабительного.

Заболела, чем помочь ей? Молитвою.

К именинам поготовиться – можно.

Как она хочет – квасу не нужно, а холодной водой можно поить.

М.-ехать к батюшке, в Шамордино – еще погодить. Можно позвать б[атюшку] о. Иос[ифа] ее исповедать, а если откажется, о. Леон, позвать. Бог благословит ей поготовиться. Пусть попробу­ет М.= понемногу того и другого (огурцы и кислую капусту), тогда видно будет.

Если можешь исповедаться у о. Иосифа, то теперь лучше можно поготовиться.

М.- – хоть о. Леон., хоть о. Иос[иф].

Паспорт К. пока у вас пусть сберегается, а когда будет жить в Шам[ордине], тогда и паспорт сюда взять. Если дадут увольнение вме­сто ежегодных паспортов, то можно молиться Богу и потерпеть.

От крыс купить ельника, он их всех истребит. Молиться Богу и потерпеть.

________________________

Желала, желала да на попятный. Вот видишь: все что ни делает Господь – все к лучшему.

Славление имени святого подает исцеления всем верующим, но кто живет неблагочестиво и несоответственно заповедям Евангельским, тому скажет Господь в день суда: ...не вем вас [6] и т. д. Рассказывают: один странник умел выпросить денег у богатой благочестивой женщины, ко­торая дала ему тысячу рублей с тем, чтоб странник из Иерусалима при­нес ей частицу мощей. Бывши в Иерусалиме, странник забыл про свое обещание. Когда прожил он там все деньги, вспомнил, что дал обещание ей привезть св[ятые] мощи, но уже достать их не мог, а показаться с пу­стыми руками не смел. Не зная что делать, он решился на обман: со сво­ей пятки отрезал кусочек тела – кожа наросла у него на пятке, он ее и срезал – и принес той госпоже вместо св[ятых] мощей. Барыня с вели­ким усердием и верою приняла этот кусочек за св[ятые] мощи, моли­лась, прикладывалась, рассказала другим, и по вере их даже исцеления были. Странник ушел, но его не переставала мучить совесть, так что он решился вернуться и покаяться той госпоже в своем обмане, но барыня не поверила и продолжала молиться по-прежнему. Вот что значит вера! По вере и от грешного человека получают исцеления.

Вот все, о чем мы прочитали во св[ятом] Евангелии, и есть соль, которой в нас недостает, по словам о. Серафима. Если будем исполнять все добродетели, которые предлагаются в Евангелии, то не будем прес­ны. Соль означает все добродетели. Если в человеке недостает какой-нибудь добродетели, так уж соли нет. Ведь и в кушанье, что бы ты ни положила, если соли мало, весь вкус будет потерян. Соль не только придает вкус пище, но и от порчи сохраняет, мясо и рыбу пересыпают солью, чтоб не заводились черви.

16 июля 1891 г[ода].

Рудновская дача

Мы в твоей келлье окно прорубим. Ты будешь сидеть под окошеч­ком как куколка и смотреть в сад. Никто тебя не тронет. Сидеть не за­хочешь – ляг и лежи дураком. Належишься – встань, никто тебе сло­ва не скажет. Я тебе говорю: дурак, так будешь жить, что все завидовать будут. Будь покойна!

Месяца мая 1876 г[ода]

Вот ты и напиши родным, что доктор прописал тебе лечиться сосно­вым воздухом, потому ты и ездишь часто в Оптину пустынь. Ведь и я то­же доктор! Хоть не телесный, а душевный – все же доктор, и могу пропи­сывать лекарства и лечить. В Оптиной воздух очень полезный для здоровья... Вот приезжай сюда и лечись. Ходи больше по воздуху. Здесь воздух соснового леса очень здоровый... Когда идешь в скит, сколько вдохнешь в себя лесного воздуха... вот и питайся им.

Что это на тебе лица нет? или ты нездорова? Мужик привез на ба­зар свинью продавать и совсем было ее продал, да на слова покупателя: «Что это она у тебя плоховата?» – ответил: «Болезнь-то ведь не кра­сит»... Как покупатель узнал, что свинья была больная, не купил ее, и она осталась на руках у мужика.

Что это у тебя губа болит? Лихорадка обметала. В одно семейство к больному позвали доктора. Когда приехал доктор, больной не стал у не­го лечиться, сказал: «Какой он доктор, когда у самого губа болит».

26 марта 1881 г[ода]

Ты очень слаба. Сегодня-то еще веселей смотришь, а вчера на тебе лица не видно было. Или ты от неудовольствия? Живи проще: хочется есть – ешь, хочется спать – спи. Не притворяйся. Не выказывай весело­сти, когда ее нет.

27 февраля 1877 г[ода]

Молись так: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешную». Ударяй на слове «грешную». Вспоминай грехи, которыми ос­корбляла Господа, и смиряйся.

Действие благодати Божией и прозорливости в старце иеросхимонахе Амвросие

В 1864 году батюшка Амвросий обличил меня в одном грехе. Не со­знавая его за собою, я отперлась. Батюшка продолжал спрашивать: «Мо­жет так, может этак, а может и так не согрешила ли?». Я ответила: «Это и за грех я не считала».

Потом я в Оптиной пустыни заболела. Прихожу к батюшке, а он мне говорит: «Тебя за этот грех Господь наказывает...». Не чувствуя со­знания, пришло мне на память евангельское сказание, и из глубины ду­ши я воздохнула и подумала: как тогда фарисеям Господь открыл их гре­хи, силен и мне открыть мою совесть. И, из уважения к словам старца, я ответила: «Виновата». Как только выразила я это слово, вспомнила гре­хи и ужаснулась в своем упорстве, нераскаянности и [поразилась] мило­сердию Божию. Батюшка спросил: «А разве ты забыла: Иже бо весь закон соблюдет, согрешит же во едином, бысть в сем повинен [7]!». Я ответила: «Забыла» – и получила от старца прощение и разрешение.

Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10]

[1] Юлиан Отступник – римский император (361 – 363). Род. в 331 г. Убит в 363 г.

[2] Мф. 25, 36.

[3] Пс. 38, 9 - 10.

* Борится – по-видимому, от церк.-слав. «борити» – воевать, нападать.

[4] Пс. 37, 13.

[5] Вода из древнего колодца, найденного старцем преп. Амвросием летом 1891 г. при обустройстве им Рудновской дачи [бывшее владение покойной м. Ам­вросии (Ключаревой)] в Шамординском монастыре. «К этому колодцу батюшка посылал потом некоторых больных обдаваться из него водою, также раздавал из него воду и глину, которые оказались целебными» (Агапит (Беловидов), архим. Житие преп. Амвросия, старца Оптинского. С. 454).

[6] Мф. 25, 12.

[7] Иак. 2,10.