Аудио-трансляция:  Казанский Введенский

На­до ближ­не­го воз­лю­бить, но воз­лю­бить ис­крен­но, а не с рас­че­том. Лю­бовь – это са­мое пре­крас­ное, са­мое свя­тое. Это та­кая кра­со­та! Но лю­ди ис­ка­зи­ли ее, а она долж­на быть, как у Хрис­та, ког­да Он за нас пост­ра­дал.

прп. Нектарий

Змея, ког­да нуж­но ей пе­ре­ме­нить ста­рую свою ко­жу на но­вую, про­хо­дит чрез очень тес­ное, уз­кое мес­то, и та­ким об­ра­зом ей удоб­но бы­ва­ет ос­та­вить свою преж­нюю ко­жу; так и че­ло­век, же­лая сов­лечь свою вет­хость, дол­жен ид­ти уз­ким пу­тем ис­пол­не­ния Еван­гельс­ких за­по­ве­дей.

прп. Амвросий

На­ша жизнь уст­ро­я­ет­ся не са­мо­чин­но, а Про­мыс­лом Бо­жи­им, ус­по­ко­е­ние об­ре­та­ет­ся в от­ре­че­нии сво­ей во­ли, пол­но­го удоб­ства ни­ког­да нель­зя най­ти, не­воз­мож­но­го Гос­подь не тре­бу­ет от нас, и по­силь­ное ис­пол­не­ние за­по­ве­дей Бо­жи­их воз­мож­но вез­де и всег­да. За по­силь­ное по­нуж­де­ние се­бя в дан­ном мес­те и по­ло­же­нии ко бла­го­чес­тию Гос­подь, уви­дев че­ло­ве­ка при­у­го­тов­лен­ным, ис­пол­ня­ет во бла­гих же­ла­ние его.

прп. Никон

Летопись Оптиной Пустыни За декабрь 2017 года

«Подлинное богатство Оптиной»

Благодатно действует на душу уже один внешний вид этих подвижников Божиих: детски чистые открытые глаза, чело, убеленное сединами, бодрость, ласковость, необыкновенное радушие и желание войти в положение каждого пришедшего...

Князь у старца. Часть 2. «Зачем оставаться в миру?»

Иди же, иди смело, и да не смущают тебя помыслы об иночестве: у тебя еще много дела в миру. Твой монастырь внутри тебя; отнесешь его в обитель, когда Господь прикажет, когда не будет уже ничего, что станет удерживать тебя в миру...

Князь у старца. Часть 1. «Глубоко и просто»

Если бы вы знали, как это тяжело, как трудно остаться чистым среди мирской грязи, как болезненны греховные падения и, даже безотносительно к ним, какою бессмысленною кажется мне мирская жизнь, когда сознаешь, что зиждется она на неверном фундаменте...

«Цена возврата потерянной правды»

Размышления князя Н. Д. Жевахова

И на этот раз я ехал в Оптину пустынь, к старцу Анатолию, потому что не доверял ни своему, ни чужому уму, потому что искал правды, какой не мог найти вокруг себя.